ПН, 18 декабря 2017 | В Нижнем Тагиле:-5.6°C

Тагильские истории. Финляндская Венера

В прошлый раз мы познакомили читателя с историей появления в Нижнем Тагиле прообраза современных детских садов, известного как «Авроринский приют», открытый стараниями вдовы Павла Николаевича Демидова – Авроры Карловны Шернваль-Демидовой-Карамзиной.

Сегодня рассказ о самой Авроре, чья история жизни тесно связана не только с Нижним Тагилом.

…Самых занятых наших читателей мы хотим сразу предупредить: настоящую статью можно с ходу «ниасилить» по причине того, что «букаф много». Однако, данный факт мы постарались компенсировать обилием иллюстраций, некоторые можно считать эксклюзивными.

 ***       ***      ***

Аврора Шернваль родилась 1 августа 1808 года в городе Бьёрнеборг (ныне — Пори) в семье шведских дворян, перебравшихся в Финляндию на жительство. Ее отцом был Карл Юхан Шернваль, занимавший высокое положение в администрации Великого Княжества Финляндского, а матерью — баронесса Ева Густава фон Виллебранд, дальняя родственница шведского короля Густава I.

У Авроры были старший брат Эмилий (1806–1890 гг.)  и двое сестер — Эмилия (1811–1846 гг.),  и Александра, или Алина (1812–1850 гг.). Судьбы их не менее интересны, но здесь мы ограничимся лишь краткой информацией о них.

Эмилий Шернваль-Валлен, закончивший университет в Турку, начавший военную службу в Вильманстрандском пехотном полку в Финляндии и за причастность к декабристскому движению направленный на Кавказ, дослужился до самых высоких чинов у себя на родине и стал весьма заметной политической фигурой в Финляндии.

Александра (Алина) вышла замуж за Жозе Маурисиу Коррейа Энрикиша, португальского дипломата знатных кровей.

Эмилия Шернваль в 1828 году вышла замуж за знаменитого графа Владимира Алексеевича Мусина-Пушкина, который два года назад был отправлен в Финляндию, в Гельсингфорс, за связь с декабристами.

В 1812 году семья Шернваль переехала в Выборг, куда Карл Юхан Шернваль был назначен губернатором. Через три года он скоропостижно скончался, и Ева Шернваль вышла замуж за статского советника Карла Юхана Валлена, который стал образцовым отчимом для детей Евы от первого брака. Валлен пригласил для детей лучших учителей и воспитателей, благоустроил семейную усадьбу в Эспо и сам принимал активное участие в воспитании детей. В 1820 году Карл Юхан Валлен стал членом Финляндского сената, а через год был назначен прокурором. В тот же год сёстры Шернваль стали выезжать в свет…

001_В. Гау_Аврора Шернваль

В. Гау_Аврора Шернваль

…Вскоре у Авроры случилась первая любовь.

На одном из гарнизонных балов юная Аврора увидела двух русских офицеров — корнета Александра Муханова, адъютанта генерал-губернатора, и Евгения Баратынского. Баратынский сразу влюбился в Аврору, но внимание девушки привлёк Муханов.

Александр Муханов за недолгую службу в армии приобрел репутацию бабника, мота и карточного шулера, но наивная девушка не замечала столь очевидных «достоинств» избранника. Он осыпал ее такими знаками внимания, что все стали говорить о ней как о его нареченной невесте. Муханов посылал Авроре цветы, тратя на корзины и изысканные букеты все свое маленькое годовое содержание или постоянно закладывая что-то в ломбард, писал девушке длинные, сумбурные послания, в которых восторженно называл любимую своей «богиней Зарей»…

Роман гвардейского кутилы и юной финки развивался бурно, но репутация жениха настолько оставляла желать лучшего, что родные Авроры не на шутку встревожились. Аврора же не слушала увещевания сестры и матери. И тогда случилось неожиданное. В один прекрасный день Муханов вдруг исчез с ее глаз, вызванный в родовую деревеньку внезапным письмом заболевшей матушки.

Вернулся он только через четыре года, но на Аврору уже не смотрел…

…И российские, и финские исследователи жизни Авроры Карловны Демидовой-Карамзиной единодушно отмечают, что письмо заболевшей матушки было лишь формальным объяснением исчезновения Муханова. Истинной же причиной столь стремительного отъезда известного сердцееда они называют… внимание к юной Авроре со стороны одного из братьев царя Александра. Кого же именно: Михаила, Константина или Николая? Доподлинно об этом не известно, однако многие историки отдают роль тайного покровителя Авроры всё-таки Николаю…

002_Франц Крюгер_Портрет Императора Николая I

Франц Крюгер_Портрет Императора Николая I

…В 1831 году Аврора, вслед за сестрой Эмилией, переезжает в Петербург. А ещё год спустя её представили двору, и она становится фрейлиной императрицы Александры Фёдоровны.

Вскоре Аврора  стала появляться на балах и светских приемах, где снискала всеобщее восхищение. В нее влюблялись и юноши из самых блестящих аристократических семейств, и бравые кавалергарды, ее воспевали поэты и музыканты. Среди поклонников юной красавицы оказались П. А. Вяземский и В. А. Жуковский. Композитор М. Ю. Вильегорский написал романс и мазурку с символическим названием «Аврора».

Нам с Вами более известны строки Евгения Баратынского, посвящённые Авроре:

«Выдь, дохни нам упоеньем,

Соименница зари,

Всех румяным появленьем

Оживи и озари!..»

…И тут в ее жизни снова возник Муханов, промотавший остатки состояния и так и не сделавший успешной военной карьеры. Теперь Аврора представлялась ему весьма завидной невестой: ее годовой доход от службы при императорском дворе составлял ни много, ни мало пять тысяч золотом!

На этот раз их роман развивался еще стремительнее. Был уже назначен день свадьбы, шилось приданое, императрица готовила памятный подарок для своей любимой фрейлины. Но тут…

…За пару недель до венчания Муханов с друзьями затеяли холостяцкую пирушку, а ранним утром жених на лихаче-извозчике помчался к невесте, набросив на плечи лишь тонкую шинель. Простудившись на февральском ветру, несколько дней спустя он скончался от крупозного воспаления лёгких.

После похорон жениха Аврора сообщила императрице, что хочет оставить двор и уйти в монастырь. На что Александра Фёдоровна ответила: «Выбросите это из головы, милая. Я уверена, что у вас впереди блестящее будущее»

003_Императрица Александра Фёдоровна

Императрица Александра Фёдоровна

…Когда Авроре исполнилось 27-мь, на её пути появился Павел Николаевич Демидов. Познакомила их Александра Фёдоровна.

Тридцативосьмилетний Павел Демидов, миллионер, промышленник, известный коллекционер, археолог, любитель антиквариата, считался одним из завидных женихов России. Истинный сын века Просвещения, он получил блестящее образование и принадлежал к новому поколению горнозаводчиков. Уже в юном возрасте, проявляя «патриотическую ревность», четырнадцатилетний Павел участвовал в Бородинском сражении в составе специального Демидовского егерского полка, сформированного в 1812 году на средства его отца.

В дальнейшем карьера Павла Николаевича пошла по гражданской службе. Он получил титул действительного статского советника, стал камергером двора, был награжден множеством орденов. В наследство со временем получил горнорудные прииски на Урале и в Сибири, восемь заводов и фабрик. Свои несметные богатства Павел Николаевич тратил не только на приумножение капитала: он являлся одним из крупнейших российских меценатов и благотворителей. В частности, в 1831 году по его инициативе Академия наук учредила специальные Демидовские премии, присуждавшиеся «за оригинальные творения во всех отраслях человеческих знаний, словесности и промышленности в своем Отечестве».

Современники рассказывали, что, увидев печальную молодую женщину в скромном черном платье, на которую ему указала императрица, Демидов не сразу признал в ней ту, о которой столько говорили в свете. Заметив тень разочарования на лице заводчика, Александра Фёдоровна сказала: «Дело ваше, Демидов. Но, смотрите, не пожалейте после…»

004_В. Гау_Аврора Карловна

Авроре тоже не понравился Демидов. В письме к брату она описывала его, как «чем-то угнетённого, холодного и надменного».

В следующий раз они с Демидовым увиделись лишь два года спустя. А вскоре, Павел Николаевич сделал «роковой красавице» предложение. И, засидевшаяся в девицах Аврора, поддавшись уговорам родных, мечтавших, наконец, выдать ее замуж, согласилась.

Поначалу сам Павел Николаевич не скрывал, что женитьбу на Авроре считает еще одним приобретением для своей коллекции дорогих редкостей. Посватавшись к одной из первых красавиц Петербурга, Демидов напрямую изложил свои условия: он обеспечивает жене безбедное существование, а она… как можно реже будет появляться в гостиной. И вообще: каждый из них станет жить своей жизнью…

…В советское время официальная история на все лады смаковала эти более, чем странные условия брака. Однако, дело было вовсе не в самодурстве Павла Демидова.  В письме брату Анатолию, Павел Николаевич писал: «…принимая во внимания свой недуг, и отдавая себе отчёт в том, что дни мои сочтены, я меньше всего хотел бы привязывать к себе Аврору…»

В качестве свадебного подарка Павел Демидов преподнес Авроре шкатулку из платины, добытой на уральских рудниках, внутри которой расположил четырехрядное ожерелье из жемчужин величиной с орех и алмаз «Санси» — легендарный бриллиант каплевидной формы бледно-желтого цвета весом 55,23 карата (считается, что до момента огранки вес алмаза был сто один с четвертью карата). Свадьба, которую устроили на родине новобрачной, в Хельсинки, не знала себе равных…

030_алмаз Санси

алмаз Санси

Не смотря на светские сплетни, сопровождавшие это событие, брак оказался вполне счастливым, но, увы, недолгим.  21 марта 1840 года Павел Николаевич Демидов умер в немецком городке Майнц. Аврора осталась одна, с сыном Павлом, которому на то время шёл второй год.

Вместе с младшим братом мужа она стала наследницей огромного демидовского состояния. Анатолий Николаевич Демидов жил почти все время за границей, в Италии, и Аврора приняла довольно смелое для женщины ее круга решение: взять на себя управление делами на уральских заводах.

005_В. Гау. Аврора с сыном Павлом

В. Гау. Аврора с сыном Павлом

Прежде всего она обратила внимание на нужды заводских рабочих: построила богадельню, родильный дом, несколько школ, создала специальный фонд, деньги из которого шли на материальную помощь пострадавшим от несчастных случаев.

«Аврора Карловна», – со слов старожилов рассказывал в 1885 году писатель Д. Н. Мамин-Сибиряк, – «Как никто из прежних владельцев умела обращаться с людьми. Она была необыкновенно приветлива со всеми и занималась всевозможными вещами в жизни рабочих, бывала посаженой матерью на свадьбах, дарила бедным невестам приданое…»

…В 1846 году, когда Аврора Карловна уже и не ждала никаких подарков от судьбы, она познакомилась в салоне Карамзиных со старшим сыном хозяйки, Андреем – офицером русской армии, адъютантом графа А. Ф. Орлова и, судя по всему, незаурядным человеком.

006_Андрей Николаевич Карамзин

Андрей Николаевич Карамзин

Она не сразу согласилась на брак с полюбившим ее Андреем Николаевичем. По всей видимости, ее сильно смущала разница в возрасте: ведь она была старше Карамзина на восемь лет. Но, тем не менее, в июле 1846 года состоялась их свадьба.

Андрей Карамзин вышел в отставку в чине гвардии полковника и зажил «партикулярной жизнью», помогая жене управлять демидовскими заводами и фабриками, и отдавая всё свободное время воспитанию пасынка.

Супруги часто путешествовали за границей, подолгу жили в Нижнем Тагиле, где стараниями Андрея Николаевича открылись для рабочих столовые, школы, больницы и даже городская библиотека. Именно А. Н. Карамзиным на заводах Демидова впервые был введен восьмичасовой рабочий день. Рабочие любили ни черта не смыслящего в «железном деле» гуманитария, чрезвычайно ценили его отзывчивость и высочайшую порядочность.

Но началась Крымская война, и Андрей Карамзин, как истинный патриот Отчизны, вновь надел военный мундир. Весной 1854 года его назначили командиром кавалерийского отряда. На войне он пробыл недолго: 15 мая 1854 года в кровопролитном сражении с турками Андрей Николаевич Карамзин был убит.

Авроре рассказали, что во время боя лошадь командира сбросила всадника и умчалась. Ему подвели другую лошадь, но в этот момент турки плотным кольцом окружили Андрея Николаевича. Сорвали с него саблю, пистолет, кивер, кушак, отняли золотые часы и деньги, но когда коснулись золотой цепочки с медальоном, Карамзин в отчаянии выхватил у стоящего рядом турка саблю, нанес ему сокрушительный удар по голове, другому перешиб руку… Как известно, в этом медальоне Андрей Николаевич хранил у сердца портрет своей любимой Авроры…

…На самом деле, обстоятельства гибели Андрея Карамзина выглядели иначе. Накануне того рокового рейда Андрей Карамзин бурно отмечал с друзьями день рождения одного из офицеров. Утром, в шатёр, где продолжалось застолье, привели перебежчика, который рассказал, что близ  городка Каракала остановился турецкий штаб, который охраняется лишь дюжиной солдат. Карамзин поднял свой отряд по тревоге. Какой-либо разведкой Андрей Николаевич пренебрёг, и в двух верстах от Каракалы отряд Карамзина попал в засаду. Погибли 19 офицеров, 140 солдат и сам Андрей Карамзин…

… В 1855 году в Нижнем Тагиле на средства, собранные заводскими жителями, и благодаря стараниям овдовевшей Авроры Карловны был сооружен памятник А. Н. Карамзину.

007_памятник А. Н. Карамзину

памятник А. Н. Карамзину

Памятник Карамзину разобрали уже при Советской власти, в середине 30-х годов, во время прокладки главной городской трамвайной ветки. Основание его сравняли с землёй, а чугунную облицовку с него отдали местному краеведческому музею…

…Овдовевшая во второй раз Аврора уехала в Финляндию и поселилась в своём имении в Трескенде. Всю свою оставшуюся жизнь она решила посвятить помощи людям. Впрочем, у нашей героини всегда находилось время и для того, чтобы продолжать управлять демидовскими заводами. Эти полномочия ей в разное время передавали и сын Павел, и внуки Анатолий и Елим.

В 1860 г. она основала в Трескенде школу для детей своих крестьян и крестьян из соседних местностей, и пожертвовала 4000 марок на первую сельскую народную школу в Финляндии. Аврора помогала и молодым финским талантам. Например, благодаря её частной стипендии будущий известный композитор Оскар Мериканто смог получить образование в Германии.

008_худ. Алексис-Жозеф Периньон. Аврора Карамзина. 1853

худ. Алексис-Жозеф Периньон. Аврора Карамзина. 1853

Проявляя заботу «о подлом люде», Аврора Карловна не теряла связи и со светскими кругами. Она была дружна с семьёй императора Александра II, и он неоднократно останавливался в её имении, во время своих поездок в Финляндию.

Историки небезосновательно считают, что Аврора Карловна оказала значительное влияние на решение Александра II провозгласить Финляндию конституционной страной, имеющей выборное правительство и все конституционные права и свободы. Об этом судьбоносном решении Александр II сообщил на открытии Сейма в Гельсинфорсе 18 сентября 1863 года.

В 1867 году северные провинции России и Финляндию охватил голод, ставший итогом череды неурожайных лет. К голоду присоединилась эпидемии чумы, тифа и оспы. Аврора Карловна организовала доставку продовольствия из Петербурга и Южно-Уральских губерний. День и ночь в ее имение Трескенде приходили разные люди, и никто не уходил, не получив помощи из рук этой женщины.  Ухаживая за больными, Аврора Карловна и сама заразилась оспой, но выздоровела, и даже без отметин на лице.

Правлением демидовских заводов ей был назначен пансион в сумме 84 тысячи рублей в месяц, однако почти все деньги Аврора тратила на благотворительность, которая была так обширна, что в народе её стали называть «главной феей Финляндии».

В 1867 году Аврора Карловна закончила финансирование постройки Дома Милосердия в Гельсинфорсе – Diakonissalaitos, в котором сама же и основала Институт Сестёр Милосердия. Чтобы собрать необходимую для этих целей сумму, Аврора выставила на аукционе в Париже подарок Павла Николаевича – алмаз «Санси». Бриллиант приобрёл английский лорд Астор (сейчас»Санси» выставлен в галерее Аполлона в Лувре).

…Интересна судьба российской недвижимости Авроры Карловны. Проживая в Нижнем Тагиле, она довольствовалась уже имеющимися площадями в корпусах «тагильского кремля», а, вот, в Петербурге у Авроры было в собственности три дома. Это дома №№ 43 и 45 по Большой Морской, построенные знаменитым Монферраном и дом №17/19 по Английскому проспекту, автором конкурсного проекта которого был П. П. Меркулов, а исполнительными архитекторами С. Б. Ган и Э. И. Жибер.

011_ДОМ № 43 ПО БОЛЬШОЙ МОРСКОЙ (Монферран)

ДОМ № 43 ПО БОЛЬШОЙ МОРСКОЙ (Монферран)

Оба дома по Большой Морской были куплены Павлом Николаевичем у генерал-майора П. К. Эссена.  Дом № 43 предполагался, как жилой для Авроры и мужа, а дом № 45 предназначался для будущего наследника. Оба здания выделялись и внешним видом, и внутренним убранством. На перестройку и доработку обеих зданий был приглашён их автор – архитектор Монферран.

012_ДОМ № 43 ПО БОЛЬШОЙ МОРСКОЙ (Монферран)_01

ДОМ № 43 ПО БОЛЬШОЙ МОРСКОЙ (Монферран)

Дом № 43 представлял собой величественное, строгое трёхэтажное здание, со внутренним двором. В верхней части фасада помещена скульптурная группа работы Т. Н. Жака — крылатые фигуры Славы с геральдическим щитом. Изначально, на щите был изображён герб Демидовых (сейчас его место занимает герб Королевства Италии, так как в доме одно время располагалось посольство этой страны в России).

013_ДОМ № 43 ПО БОЛЬШОЙ МОРСКОЙ (Монферран)_02

ДОМ № 43 ПО БОЛЬШОЙ МОРСКОЙ (Монферран)

Под ними находится большой балкон, который поддерживают шесть мраморных фигур атлантов и кариатид. Эти детали, как и внешний вид здания, сохранились до наших дней. Сохранились и ажурные ворота, ведущие во внутренний двор дома, которые были изготовлены в Нижнем Тагиле.

014_ДОМ № 43 ПО БОЛЬШОЙ МОРСКОЙ (Монферран)_03

ДОМ № 43 ПО БОЛЬШОЙ МОРСКОЙ (Монферран)

Внутреннее убранство дома поражало своим великолепием.

Парадный зал, занимающий большую часть 2-го этажа, был отделан малахитом из рудников Демидова: колонны, пилястры, камины и обрамления плоскостей стен выполнены из богатого по рисунку и цветовой насыщенности камня. Этот зал  послужил образцом для оформления подобного зала в Зимнем дворце.

015_ДОМ № 43 ПО БОЛЬШОЙ МОРСКОЙ малахитовый зал

ДОМ № 43 ПО БОЛЬШОЙ МОРСКОЙ малахитовый зал

Сохранился документ, составленный в ноябре 1836 г. , согласно которому Авророй Шернваль-Демидовой был подписан «проект перестройки» дома № 43, составленный О.  Р.  Монферраном и приняты предложения по его убранству: «Зала эта будет украшена так, как означено на утверждённом плане, четырьмя колоннами и двенадцатью пилястрами из малахита, который будет доставлен Его Превосходительством Павлом Николаевичем. Стены зала будут фальшивого мрамора с золочёными украшениями. Двери покрыты белым лаком с гзымзами вызолоченного дерева. Камин белого итальянского мрамора с орнаментами согласно плану. Мебель с деревянными вырезками, крытая шёлковою материею кармазиннаго цвета. Мебель эта будет состоять из восемнадцати кресел и четырёх канапе. Два стола и два геридона из вызолоченного дерева с мраморными досками. Два подзеркальные столика, тоже из вызолоченного дерева, с мраморными большими досками. Один экран из вызолоченного дерева обтянутый тафтою. Три зеркала с вызолоченными бордюрами. Зеркала эти будут цельные, начинающиеся сверху камина и простирающиеся до комнатного карниза, а также и подзеркальные столики. Одни большие часы с двумя бронзовыми вызолоченными канделябрами и с пьедесталами из малахита…». Остальные помещения дома так же украшались золоченой лепниной и деревянной резьбой.

Позднее, этот дом был передан Авророй Карловной светлейшей княгине Наталье Фёдоровне Ливен (урождённой фон Пален) под её благотворительные проекты.

016_ДОМ № 45 ПО БОЛЬШОЙ МОРСКОЙ

ДОМ № 45 ПО БОЛЬШОЙ МОРСКОЙ

Дом № 45 был одним из самых нарядных и необычных особняков Петербурга. Он отличался асимметричной композицией: к одноэтажному корпусу, стоящему по красной линии, примыкает трехэтажная пристройка, немного отодвинутая в глубину участка.

017_ДОМ № 45 ПО БОЛЬШОЙ МОРСКОЙ_2

ДОМ № 45 ПО БОЛЬШОЙ МОРСКОЙ

В оформлении этого дома было использовано большое количество декоративной скульптуры, а так же три горельефных панно. обыгрывающие тему мастеров искусств и правителей-меценатов.

018_ДОМ № 45 ПО БОЛЬШОЙ МОРСКОЙ_3

ДОМ № 45 ПО БОЛЬШОЙ МОРСКОЙ

Дом № 45 до 1873 года принадлежал Павлу Павловичу Демидову, а позже был передан Авророй княгине Вере Фёдоровне Гагариной (урождённой фон Пален) для благотворительных целей. В современных путеводителях он фигурирует обычно, как дом Гагариной. Интерьеры этого дома почти полностью сохранились до наших дней. К сожалению, попасть в него на экскурсию можно не всегда.

019_АНГЛИЙСКИЙ ПРОСПЕКТ, ДОМ № 17-19

АНГЛИЙСКИЙ ПРОСПЕКТ, ДОМ № 17-19

Третий дом, расположенный по адресу Английский проспект, дом № 17/19 был построен по заказу Авроры Карловны для учреждённого ею же «Общества для улучшения в Санкт-Петербурге помещений рабочего и нуждающегося населения». Задачей общества являлось строительство домов, приспособленных к потребностям небогатого населения.

Первыми акционерами общества стали Император и Императрица, а затем почти все члены императорской фамилии. В числе других владельцев пакетов акций были Анатолий Демидов, барон Александр Людвигович Штиглиц, граф Владимир Алексеевич Бобринский и некоторые другие известные персоны Петербурга. Нереализованные 623 акции приобрела Аврора Карловна, за что ей было присвоено звание «почетной попечительницы образцового дома». В доме было 98 квартир – как для одиноких, так и для семейных. В каждой квартире имелись водопровод и канализация. При доме имелись холодные подвалы, прачечная, на 1-м этаже находились помещения для десяти магазинов и лавок, сдаваемые обществом внаем…

020_А.К.Карамзина.Фото 1870-х гг

А.К.Карамзина.Фото 1870-х гг

…В 1885 году Аврору постигло новое горе: она похоронила сына — последнего, четвертого, своего самого любимого мужчину.

Один из исследователей жизни Авроры Карловны Шернваль-Демидовой-Карамзиной, историк Н. В. Кривцов так описывает этот период жизни нашей героини: «…Она думала, что не перенесет и не переживет этого, но уже через несколько недель после похорон с невидящими от слез глазами перебирала в кабинете бумаги и, как всегда, отдавала распоряжения по екатеринбургскому медеплавильному, нижнетагильскому чугунолитейному и продолжала свою благотворительную деятельность. Ее доброе и большое сердце не разорвалось от горя лишь потому, что она лечила его самым дорогим лекарством — любовью и милосердием к ближним. А ее благотворительность узнали не только на Урале и в Финляндии, но и в Петербурге, и даже во Флоренции, городе, с которым был связан брат ее первого мужа и ее единственный сын…»

025_Худ. Альберт Эдельфельт. Аврора Карамзина в старости.

Худ. Альберт Эдельфельт. Аврора Карамзина в старости

 «Многие, встречавшиеся с Авророй Карловной, отмечали, что даже в преклонном возрасте глаза ее сохраняли, вместе с дымкой печали, какую-то детскую ясность выражения и чистоту. Если кто-то пытался выразить ей сочувствие в том, как тяжело сложилась ее женская судьба, то она в ответ лишь пожимала плечами и никогда не соглашалась признать, что ее судьба сложилась трагически. «Отчего же? — говорила она, пожимая плечами. — Я была не так уж несчастна. Меня любили на этой земле четверо мужчин. Они простились с жизнью в уверенности, что и я любила их столь же сильно, как и они меня. Любить стольких и быть ими любимой — чем не дар Божий?..»»

022_А.К.Карамзина на пороге своего дома в Гельсингфорсе. Последнее фото.Нач.1900-х гг

А.К.Карамзина на пороге своего дома в Гельсингфорсе. Последнее фото.Нач.1900-х гг

Последние годы своей жизни она провела в усадьбе Хагалунд. После своей смерти она завещала этот дом городу Хельсинки, и теперь в нем располагается городской музей…

…Скончалась Аврора в 1902 году в возрасте 94 лет. Её похоронили в старой части кладбища Хиетаниеми, на берегу залива Лапин-лахти. На похоронах присутствовали потомки старых ее друзей, в том числе будущий маршал Финляндии граф Карл Густав Эмиль Маннергейм.

Автором памятника на могиле Авроры стал известный финский скульптор Вилле Валлгрен (1855–1940 гг.).  На памятнике горельефное изображение Авроры Карловны из белого мрамора, рядом две скорбящие фигуры, и руки одной из них обнимают это изображение, как бы олицетворяя любовь, которую Карамзина заслужила всей своей судьбой…

023_могила А. К. Карамзиной

могила А. К. Карамзиной

…Внучка и полная тезка Авроры Карловны, княжна Аврора Демидова Сан-Донато, вышла замуж за югославского князя Арсена и стала матерью князя Павла Карагеоргиевича, принца-регента Югославского. Дочь «югославской» Авроры — известный сербский политик Елизавета Карагеоргиевич, а внучка — американская кинозвезда Кэтрин Оксенберг…

12th Annual Race to Erase MS Co-Chaired by Tommy Hilfiger and Nancy Davis - Backstage and Audience

Кэтрин Оксенберг

…Наш рассказ не был бы полным, не коснись мы ещё пары страниц, связанных с «роковой красавицей» и «главной феей Финляндии».

…3 июня 1895года в Моршанске, в бедной дворянской семье  родился Георгий Владимирович Маслов. После рождения сына Масловы переезжают сначала в Самару, а затем в Симбирск.

Официальная дальнейшая биография Георгия Маслова выглядит так.

В 1913 году, после окончания гимназии, восемнадцатилетний Георгий отправился покорять Петербург. Он без труда поступает на историко-филологический факультет университета и вскоре становится слушателем знаменитого Пушкинского семинария. Это обстоятельство определило круг его интересов на многие годы. Георгий Маслов занимал одно из ведущих мест в группе молодых пушкинистов, публиковал статьи о Пушкине, читал доклады. Студенческие работы Георгия Малова о великом поэте очень нравились Юрию Тынянову. В то же время он начал писать стихи, которые печатались в журналах «Богема» и «Рудин», в сборнике «Арион», в антологии «88 стихотворений», составленной Зинаидой Гиппиус. О стихах Маслова, опубликованных в сборнике «Арион», одобрительно отзывался Николай Гумилев.

024_Г. В. Маслов

Г. В. Маслов

В то же время Георгий Маслов влюбился в юную поэтессу Елену Тагер. В марте 1916 года они поженились, а когда грянула февральская революция, то оба отправились в Симбирск, заниматься выборами в Учредительное собрание. Правда, до выборов дело не дошло. В октябре 1917-го Россия оказалась расколота. Весной 1918 года Георгий Маслов примкнул к белому движению и вскоре оказался в Омске, в личной охране адмирала Колчака. К тому времени, Омск становится культурной столицей Белой России. Это время стало периодом наивысшего расцвета таланта Георгия Маслова. Его стихи появляются в газетах и журналах, он издает пьесу «Дон Жуан» (в 1919 году, в альманахе «Елань», в Томске), а немного позднее и поэму «Аврора», посвящённую Авроре Карловне Шернваль.  Интересно, что родившуюся тогда же в 1919 году дочь Георгий Маслов и Елена Тагер назвали так же — Авророй.

В декабре 1919 года войска Колчака оставили Омск. Во время отступления, Георгий Маслов заболел сыпным тифом и был снят с поезда в Красноярске. Последним, кто видел молодого поэта был писатель Всеволод Иванов. 14 марта 1920 года Георгий Маслов умер в Красноярске от тифа. Его поэма «Аврора» не была забыта лишь благодаря усилиям писателя, педагога и литературного критика Юрия Тынянова (автора исторических романов «Кюхля», «Пушкин» и др.), и тем, кто ещё не читал это произведение, мы предоставляем такую возможность.

Георгий Маслов

Аврора

1.

Под крутизной скалы суровой

С поэтом ты легла на мхи,

И эхо в просеке сосновой

Твердит чудесные стихи.

Их выучит Россия скоро,

Журнальный осмеет Зоил,

И лишь тебе одной, Аврора,

Их сдержанный и строгий пыл.

Награда — розовая кашка,

Девичьей кисее под цвет.

И мнет солдатскую фуражку

В смущеньи молодой поэт.

2.

Тебе певцы слагают оды,

Тебя рисует карандаш,

Но подпоручик безбородый —

Твой верный и любимый паж.

Закат укутал стаю тучек

В малиновую епанчу:

О счастье молит подпоручик,

Склоняясь к твоему плечу,

И слаще бред его бессвязный

Стихов Авроре и Заре.

О, девушка, свой май отпразднуй,

Не думая о декабре.

3.

Снежинки — звёздочки на крепе.

Ты мечешься в лесу одна.

Ты в мире, будто в смрадном склепе,

Судьбой живьём схоронена.

Тропа у рыхлого сугроба,

На нем следов вороньих сеть.

Ты помнишь — бледный лик из гроба

И невозможность умереть.

4.

Тогда в родительском совете,

Чтоб на душу не брать греха,

Решили, что в блестящем свете

Она забудет жениха.

Сестра Эмилия сияла —

Казалась раем ей Москва,

Но всё равно душе усталой,

Где смерть предъявит ей права.

5.

Великолепием гостиных

И вихрем лиц не смущена,

Ты для законов света чинных

Была, казалось, рождена.

Ты шла, не опуская взора,

В толпу кидая сноп зарниц.

С твоим явлением, Аврора,

Бежала тень с угрюмых лиц.

Тебя князь Вяземский заметил,

Языков был пленен тобой,

И Александр Тургенев встретил

Весёлым смехом лепет твой.

6.

Еще любовь — еще удар,

До свадьбы не дожить невесте.

Ты поняла — твой юный жар

Сулит и рай, и гибель вместе.

Кто видел раз небесный сон,

Тому земные грёзы грубы, —

И на смерть роком обречён

Поцеловавший эти губы.

7.

Но и печаль тебе к лицу,

Моя финляндская Венера, —

Ты в третий раз пошла к венцу,

Чтоб стать подругой мильонера.

Отца прельщало слово “граф”,

Твердила мать о южных виллах,

И нежным ласкам рук немилых

Ты отдалась, мечтать устав.

8.

Как он любил твой мрамор строгий,

Печаль в сияньи синих глаз,

И непонятные тревоги,

И о былой любви рассказ!

Изведав жуткий лёд объятий,

Тоской и страстью истомлен,

Он шел в малиновом халате

Мечтать о счастье на балкон.

 

Голгофа свадебной поездки

Не так казалась тяжела —

Лицо ласкает ветер резкий,

Горит церковная игла,

Лениво моет скалы море,

Туманно голубеет даль.

И мысль — молитва об Авроре,

Как расцветающий миндаль.

9.

Прошло в пути четыре года.

Тоска его вперед гнала.

Зачем богатство и свобода,

Когда в душе седая мгла?

Он не нашел забвенья в спорте,

В вине, в голландских мастерах,

И где-то в северном курорте

Скончался на ее руках.

10.

Ты оценила нежность друга.

Любовь, быть может, шла вдали.

И было грустно гроб супруга

Почтить крупинками земли.

Отныне ты ходила в черном,

Знакомых видеть перестав,

Себя орудием покорным

Судьбы таинственной сознав.

Ты ждёшь покоя от свободы.

Тебя несчастие сожгло!

Твои стареющие годы

Украсит Царское Село.

11.

От страсти верная опора,

Приходит старость. Дни летят.

Но не укрыть тебе, Аврора,

Свой ослепительный закат.

Поэт прославил это лето.

В год Севастопольской войны

Все были жгучим морем света

И блеском зорь опьянены.

Прогулкою себя измучив,

Ты кормишь лебедей семью.

Твой старый обожатель Тютчев

Садится рядом на скамью.

 

“А в вас, прекрасная Цирцея,

Несчастный юноша влюблён”,

И, от предчувствий холодея,

Ты спрашиваешь: — “Кто же он?”

“Отец историк знаменитый,

А сам он — статный офицер.

Но ваше сердце из гранита,

И страсть излечит револьвер”.

Ты голову склонила ниже:

Так не пришел покоя час.

А лебедь подплывает ближе,

Прельщённый блеском синих глаз.

12.

Украли сердце у тебя,

И стала ты рабыней вора.

Ты ищешь, мучась и любя,

Спасенья от любви, Аврора.

Но у притихшего пруда,

Зажженного зарей прекрасной,

Ты, охмелев от речи страстно,

Смущенно прошептала: “Да”.

Он, став коленом на гранит,

Целует ледяные руки,

Пусть ты опять идёшь на муки,

Но сердце, как заря, горит.

13.

Он был лет на десять моложе.

Иной жены хотела мать.

Но страстью, на болезнь похожей,

Сумела ты его сковать.

Ты, свой осенний пир справляя,

С пути препятствие смела,

И мать, тревожась и страдая,

Не согласиться не могла.

А сердце рвется от укора,

И на ступенях алтаря

Несчастья вестница, Аврора,

Передзакатная заря.

14.

В торжественном молчаньи бора

Медовые часы летят.

Ты снова счастлива, Аврора,

Как восемнадцать лет назад.

У этой ели исполинской,

Раскрыв заветную тетрадь,

Любил покойный Баратынский

Свои стихи тебе читать.

Кружит широкая дорога

В темно-зеленой раме мха.

Здесь в первый раз, стыдясь немного,

Ты целовала жениха.

С концом сливается начало,

Не умирал он никогда.

Воспоминанье замолчало.

Ты влюблена и молода.

15.

Аврора, ты в венке из мака,

Пылает роза у плеча,

И говорят о тайнах брака

Глаза — два огненных меча.

Найдя предел земному счастью,

Муж бредит целый день женой,

Ее неутолимой страстью,

Ее таинственной тоской.

Он спит. Шипя, потухли свечи.

Рассветный холод. Тишина.

А ты, Заря, заре навстречу,

Стоишь, пылая, у окна.

16.

Одна любовь его отрада.

Но офицеру выше долг.

Окончен отпуск. Ехать надо.

Границу переходит полк.

Какую огненную муку

Ему губами ты вожгла,

Когда на страшную разлуку

Судьба супруга обрекла.

Утихло, наконец, волненье,

Настал отчаянья покой.

И ты прочла без удивленья:

“Андрей скончался, как герой”.

17.

Как хорошо расстаться с горем,

Когда горячим днем идёшь,

И буйным желтоводным морем

Тебя кругом ласкает рожь.

Заснул ленивый оборванец

У солнцем залитой межи,

Разлился по небу румянец,

Шныряют лёгкие стрижи.

В дали веселой речки блестки,

Сторожки вьющийся дымок.

И треплет серебро причёски

Сухой восточный ветерок.

18.

Но не с седыми волосами

Ты появилась предо мной,

В обыкновенной чёрной раме,

В соседстве с милой стариной.

Я не забуду наши встречи,

Кудрей крутые завитки,

И беломраморные плечи,

И взгляд, исполненный тоски.

И под глазами роковыми,

Нежданной песнею горя,

Твержу пленительное имя,

Сияющее как заря.

(Поэма посвящена Авроре Карловне Шернваль)

(http://maslov.ouc.ru/avrora.html)

Впрочем, в 30-х годах поэма была раскритикована и в Союзе практически нигде не публиковалась. И лишь в 90-х о ней стали вспоминать в контексте досужих рассуждений о «роковой Авроре». Сплетни, тиражируемые «свободной» прессой, приписывали поэме какие-то мистические свойства: мол, над поэмой висит «проклятие рода Шернваль», и всякий, кто прочтёт её, непременно умрёт в ближайшее время…

…Кстати, и наши музейные работники нет-нет, да пугают доверчивых посетителей рассказами о призраке Авроры, который бродит то по комнатам краеведческой библиотеки, то по залам нижнетагильского музея…

…На этом можно было бы поставить точку в нашем долгом рассказе, если бы не неожиданное продолжение, ставшее известным благодаря недавно найденным архивам Юрия Тынянова, в котором оказались и письма Маслова, и некоторые страницы… его романа в прозе, посвящённого Авроре Карловне.

«…Вчера был принят Александром Васильевичем [Колчаком] и честно рассказал ему об истинных причинах своей просьбы. Немного подумав, Верховный сказал: «Что ж, поезжайте. Задуманное вами достойно всяческих похвал, и я понимаю, что, то, о чём вы просите, необходимо вам, как художнику». Таким чудесным образом и решился мой вопрос с поездкой в Нижнетагильский завод. Постараюсь скоро обернуться, так как волнуюсь за Лену. По возвращении напишу Вам…»

(из письма Георгия Маслова Ю. Тынянову от 10 октября 1918 г.)

«…В Нижнетагильске встречался с людьми, судьба которых была связана с судьбой моей героини. Масса впечатлений, а для заметок не хватило двух блокнотов. В скором времени поеду туда опять – готовить визит Верховного – и думаю, мне удастся выкроить немного времени для работы над романом…»

(из письма Георгия Маслова Ю. Тынянову от 2 декабря 1918 г.)

…В 1934 году к Тынянову обратилась вдова Маслова – Елена Тагер. Она привезла ему для рецензии рукопись романа, посвящённого Авроре Шернваль.

«Рукопись не имела названия, некоторые листы были перепутаны, а некоторые потрачены водой», — писал Тынянов в своём дневнике, — «Я попросил оставить эту рукопись для ознакомления хотя бы на пару недель. Она [Тагер] согласилась, но оставила лишь часть, сославшись на то, что обещала показать рукопись ещё кое-кому из Союза [писателей] … …всё, что я успел прочесть, убеждает меня в том, что в лице Георгия [Маслова] мы потеряли прекрасного писателя…»

За оставленной частью рукописи Елена Тагер не вернулась. Судьба этой женщины сложилась драматически, зато в творчестве она оказалась более удачливой, чем её муж. У Елены Тагер (творческий псевдоним Анна Регат) в разное время вышло несколько книг детских стихов и сказок, сборник литературных переложений «Якутский фольклор», несколько сборников рассказов и повестей…

…Судьба романа Георгия Маслова об Авроре до сих пор не ясна. По некоторым сведениям, часть рукописей хранились у дочери поэта, а часть – в нескольких частных коллекциях. Однако, все попытки установить точное нахождение рукописей, до сих пор ни к чему не привели…

…С именем Авроры Карловны связана ещё одна загадка, волнующая уже не первый год пытливые умы военно-морских историков.

Всем доподлинно известно, что знаменитый крейсер «Аврора», возвестивший в октябре 1917-го о начале «новой эры» в истории России, получил своё название в честь парусного фрегата «Аврора», стяжавшего славу в боях за Петропавловск-Камчатский в разгар войны 1853—1856 гг. Но в честь чего или, точнее, кого был назван парусный фрегат?

026_Платон_Тимофеевич_Борисполец._Фрегат_Аврора_во_время_бури._1838

Платон Тимофеевич Борисполец. Фрегат Аврора во время бури. 1838

56и-пушечный фрегат «Аврора» класса «Спешный» был заложен на стапелях Охтинской верфи  23 ноября 1833 года и спущен на воду 27 июля 1835 года. По традиции, заведённой ещё Петром Великим, имена для новых кораблей выбирал и утверждал лично Император Российский. Правивший в те времена Николай I избрал для кораблей этого класса имена богов и богинь из древнегреческой и древнеримской мифологий. Так, в 1832 году на воду был спущен фрегаты «Амфитрида» и «Прозерпина», в 1833 – «Диана». И вот, заложенному в ноябре 1833 года фрегату Николай предложил дать название «Аврора». Возражать царю никто не посмел, но по двору поползли слухи, что название это было предложено не случайно. Сам Николай Павлович опроверг домыслы придворных, назвав слухи о его связи с первой фрейлиной супруги «глупостью, достойной дураков». Однако, когда два года спустя, первый командир «Авроры» капитан 2-го ранга Василий Иванович Румянцев (будущий адмирал Российского флота) спросил государя в честь кого фрегат получил своё имя, Николай, не раздумывая, ответил: «В честь верной подруги моей жены и лучшей воспитательницы моих детей». И тому, и другому определению в ту пору соответствовала только одна особа – Аврора Карловна Шернваль фон Валлен, будущая Демидова-Карамзина…

Загадкой же в этой истории является не сам факт наречения военного корабля именем фрейлины, а причины, по которым оно состоялось. Одни историки полагают, что Николай был тайно влюблён в Аврору. Другие утверждают, что Император проспорил Императрице «одно желание» — весьма распространённое развлечение царственных особ того времени – и был вынужден исполнить каприз супруги…

Фрегат «Аврора» прослужил русскому флоту 26 лет.

Он совершил два кругосветных похода, участвовал в обороне Петропавловска и в эвакуации Петропавловского гарнизона, нёс службу в Балтийском море. На нём проходили службу десятки выдающихся российских офицеров и сотни матросов…

…К сожалению, имя Авроры Карловны Шернваль-фон-Валлен-Демидовой-Карамзиной никак не отражено на карте нашего города. Нет ни улицы, носящей её имя, ни памятника этой женщине; нет даже мемориальной таблички. Почему-то в Нижнем Тагиле с лёгкостью разрешают устанавливать памятники наёмникам и карателям, а о людях, чьи деяния были направлены на развитие города и благополучие его жителей, предпочитают не вспоминать.

027_неизв.худ. Портрет А.К.Карамзиной в Институте Милосердия. 1890-е гг

неизв.худ. Портрет А.К.Карамзиной в Институте Милосердия. 1890-е гг

При подготовке статьи были использованы материалы из ГАСО (Государственный Архив Свердловской Области),

ЦГИА СПб (Центральный государственный исторический архив Санкт-Петербурга),

РГАДА (Российский Государственный Архив Древних Актов),

личных архивов автора

Все фотоматериалы и репродукции заимствованы из открытых источников.

Краевед по зову сердца – Георгич

 ***         ***       ***

Анонс:

«Из всех искусств для нас важнейшим является кино…», — изрёк когда-то вождь племени ирокезов мирового пролетариата. И был прав. Являлся ли сам Владимир Ильич киноманом доподлинно неизвестно. Зато известно, кто был в Нижнем Тагиле Мистером Фёстом, а кто стал Мистером Секондом…

В следующий вторник мы познакомим читателя с историей нижнетагильских кинотеатров.

 

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter
Система Orphus

23 комментария

  1. Спасибо огромное автору. Прочитала на одном дыхании. Очень интересно. Жду продолжения цикла.

    Ответить
  2. Спасибо!

    Ответить
  3. восхитительно!!! георгич,представтесь :smile: ,админы,вы копнули золотую жилку,респектую :biggrin:

    Ответить
    • * георгич,представтесь *

      Чем Вас не устраивает просто «Георгич»? :smile:

      Ответить
  4. Большое спасибо! Очень увлекательно… и романтично, хотя и трагично. прочитано с удовольствием!

    Ответить
  5. Георгич молодец,буду в Хельсинки,зайду в городской музей.

    Ответить
    • На всякий случай, адрес: Софийская ул., д.4 (Sofiankatu 4).
      Побывайте и на улицах Авроры (Aurorakatu) и Карамзиной (Karamzininkatu). Это рядом с ж/д вокзалом. :smile:

      Ответить
  6. На одном дыхании! Самый интересный материал, что я прочитал на этом сайте. Спасибо.

    Ответить
  7. Огромное спасибо за материалы, но очень интересует привязка к современному Тагилу — где, например, находился памятник Карамзину и др. упомянутые объекты предыдущего рассказа.
    Еще раз СПАСИБО

    Ответить
    • +100

      Ответить
      • Да…. Вот наглядно…Мы наш, мы новый мир построим….ДК стоит на могилах основателей города…no comments :cwy:

        Ответить
        • Насчёт «основателей города» Вы погорячились. Основатели похоронены в Туле.

          Ответить
        • Хотя «история наука не точная», но уточнить необходимо.
          Демидовский склеп находится не под самим ДК, а немного в стороне от периметра «Юбилейного». Безусловно, сей факт никак не оправдывает разрушителей Выйско-Никольской церкви.
          Основателей города там нет. Никита Демидович, Акинфий Никитич (которые, по большому счёту основателями города могут считаться лишь с натяжкой), похоронены в Туле; Никита Акинфиевич — в построенном им же поместье Петровское-Княжищево в Подмосковье.

          Ответить
    • Памятник Андрею Карамзину стоял на нынешнем пр. Ленина, в районе драмтеатра.
      Объекты из предыдущего рассказа:
      Авроринский приют находился на месте торгового центра, где ныне расположены магазины «Эльдорадо», «Техносила», «монетка-супер», ост. ДК Юбилейный
      Выйско-Никольская церковь, под которой находилась родовая усыпальница Демидовых, начиная с Николая Никитича, стояла на месте, где сейчас ДК Юбилейный.
      «Дом трудолюбия и дневного убежища для детей» Анатолия Демидова находился в Петербурге, по адресу Невский пр-т, д.54 (угол с Садовой). Ныне известен, как «дом Шувалова». Здание неоднократно изображалось на картинах. Например:

      [img]http://vsenovostint.ru/wp-content/uploads/comment_images/post-28242/2013/6/23eed4488148d7e4109b54fad79e3712.jpg[/img][float=center]

      Ответить
      • Для любителей Петербурга — дополнительная «замануха». В этом доме в верхнем этаже музей фотографа Карла Буллы. Как музей — по мне средний, но виды оттуда дальние и красивые получаются (Невский в обе стороны, Садовая и крыши крыши…)
        Труднее всего найти вход ;-) Он с невского проспекта в подъезд рядом с магазином «Bosco».

        Ответить
  8. Мамочка
    Глобально…Спасибо, Георгич!
    Спасибо ВН за то, что дарите (!) возможность всем жителям Нижнего Тагила (и не только) погрузиться в историю Малой Родины.

    P.S. А Жёлтые склочные сайты с запахом рекламного вестника пусть локти кусают.

    Ответить
  9. Спасибо большое за замечательный рассказ. Статья великолепная, очень познавательная и написана со знанием материала. А люди, подобные Авроре Карловне, не должны быть забыты…. Пишите еше, с удовольствием будем читать!

    Ответить
  10. прочла на одном дыхании…спасибо огромное!

    Ответить
  11. потрясающе красивая женщина!

    Ответить
  12. Усадьба Хагалунд (музей города Хельсинки).
    Пр. Маннергейма, д. 13, неподалеку от Карамзининкату.

    Ответить
  13. Спасибо!
    Хочется прочитать и другие главы истории нашей малой Родины!

    Ответить
  14. почему нынешние богатеи живут только для себя? думая лишь только о своем брюхе, и других низменных похотях??..или это называется из грязи-в князи, А КАК СВИНЬЯМИ БЫЛИ ТАК ИМИ И ОСТАНУТСЯ…Вот так надо жить-если ты можешь поделиться добром и любовью с другими! Бог наделил эту светлую женщину долгим веком и здравым смыслом! ВЕЧНАЯ ЕЙ ПАМЯТЬ!!!!!!

    Ответить
  15. Живу в городе Выборг, на границе с Финляндией. Город небольшой, но исторический. Интересно было узнать, что отец Авроры Шернваль был губернатором нашего города. Вообще искала материал об особняках Демидовых в С.-Петербурге.

    Ответить

Оставить комментарий или два

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:angel: 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:devil: 
:bomb: 
:bravo: 
:drink: 
:wonder: 
:sick: