ВС, 17 декабря 2017 | В Нижнем Тагиле:-7.4°C

Тагильские истории. Урал до Демидовых (часть 3)

Во второй половине XVII века на Урале появляется рынок железных изделий. В основном это был рынок криц, то есть некованого железа. Дело в том, что ручная ковка железа была делом весьма трудоемким, а значит и дорогим. Сбытом «битого» (то есть кованого железа) занимались единицы, как правило, кузнецы.

Продажи крицы также были невелики. Население Среднего Урала покупало кричное железо в небольших количествах по мере появления нужды. В одной из записей, сделанной в марте 1672 года приказчиком Верхотурского уезда, значится, что «…выборным Данилой Осиповым было послано на продажу железа з Дмитриева промыслу Тумашева 10 пуд, а ездил оной Осипов до Киргинской слободы и того железа продал один пуд, а больши продать не мог. А взял за пуд токмо 25 алтын…».

Активно занимались продажей железа братья Тумашевы, о которых мы рассказывали в прошлом выпуске. Один из братьев, Василий Тумашев, выполнявший функции «начальника отдела сбыта», а больше разъездного торгового агента, начиная с 1670 года совершал регулярные поездки по Верхотурскому и Тобольскому уездам, доезжая до Тюмени, где успешно торговал как кричным железом, так и готовыми коваными изделиями.

Тумашевы были не единственными поставщиками железа на местный рынок. Торговали железом также Мазуевский и Шувахишский заводы, некоторые крупные кустари и кузнецы. Надо сказать, что основная масса железа продавалась на ярмарках – Ирбитской и Тюменской. Интересно, что уральское железо уже во второй половине XVII века в значительных количествах вывозилось и за пределы «Камня». Так, в 1672-75 годах большое количество кричного железа и железных изделий с территорий Верхотурского и Тобольского уездов вывозилось на Макарьевскую ярмарку, которая с середины XVI века действовала на Арсовом поле, близ Казани (позднее, Макарьевская ярмарка была перенесена в Нижний Новгород). Уже к 1703 году на Макарьевской ярмарке продавалось до тысячи пудов уральского железа. На Урале центром продаж как кричного, так и «битого» железа, а также изделий из меди, стала Ирбитская ярмарка, начавшая действовать с 1643 года.

001_iz_tobolska_po_reke_idut_na_yarmarku

Из Тобольска по реке Ирбит на ярмарку (миниатюра второй половины XVIII в)

Интересными представляются документы, рассказывающие о попытках поставить крестьянскую металлургию на службу государству. Такие попытки были известны ещё с начала XVII века, но с приходом на российский трон Петра Алексеевича, размах их становится шире. Начиная с 1690 г. на Урал начинают прибывать государевы люди, перед которыми была поставлена задача скупать как можно больше железа у населения. Был даже выпущен специальный указ, который обязывал «рудоплавильщиков» «…чтоб они железо продавали целовальникам свободно, настоящею ценою без задержки и без утайки, чтобы в той покупке железа лишней передачи и расходов государевой денежной казны не было. А буде рудоплавильщики железа продавать не будут или станут укрывать и таить… …у всякого рудоплавильщика железо взять в казну Великого государя безденежно, для того, чтоб он впредь того не чинил»

Одним из таких «железных эмиссаров» был «выборной целовальник верхотурский Богдашка Потемин», который занимался скупкой кричного железа в шести слободах Верхотурского уезда. Одно из предписаний Сибирского приказа к Потемину гласило: «…и ему, Богдашке, ехать Верхотурского уезду в слободах купить железа клевешного, кричного, поварного, чистого, самого доброго пуд по сто и больше…»
Однако, уральские рудоплавильщики часто старались избегать участия в таких закупках. Главной причиной этого были низкие закупочные цены. Единых расценок не было, а государевы люди, как правило, располагали весьма ограниченными суммами. Упомянутый выше целовальник Потемин вошёл в скрижали истории только потому, что был удачливее других скупщиков, и умудрялся тратить всего по 20 рублей за сто пудов крицы.

Однако реформы, начатые Петром I, требовали гораздо большего количества металла, а главное — стабильности поставок. Царь прекрасно понимал это. Потому, несмотря на дефицит средств, в конце 90х годов XVII столетия санкционировал строительство трёх казённых заводов на Урале — Федьковского (Невьянского), Тагильского у подножья Магнит-горы и Каменского. В то же время, предвидя возможные задержки с пуском заводов, Пётр, с подсказки Виниуса и других близких бояр, приказывает продолжать закупать кричное железо у местного населения до тех пор, пока заводы не начнут работать в полную силу.

Так, в письме от 8 октября 1700 г. приказчику Невьянской слободы Михаилу Бибикову Пётр (а точнее Виниус, выражая волю монарха) пишет: «…в нынешнем году в Верхотурском уезде у железных руд, велено тебе завесть железные заводы, а для строения тех заводов присланы с Москвы мастеры. И к тем горным железным заводам на всякия снасти надобно железа многое число… …и ты б в Невьянской слободе сказал всем рудоплавильщикам, которые плавят железо, чтоб они, плавильщики, в плавильнях своих железо плавили без лености и продавали на государев обиход к железным заводам прямою ценою без утайки… Купя железо по пяти алтын, и по пяти алтын две денги, и по шести алтын, а больши того ценой не куплено»

Этот документ примечателен ещё и тем, что в нём чётко указаны закупочные цены на железо — пять алтын, пять алтын и две деньги (алтын равнялся 3 копейкам, деньга — 0,5 копейки), шесть алтын.

Таким образом, Михаилу Бибикову поручалось не просто скупить у рудоплавильщиков то или иное количество железа, но и организовать постоянное его производство для заводских нужд.

Роль кpестьян-pудоплавильщиков в стpоительстве пеpвых уpальских заводов также была весьма значительной. Так, строительство Невьянского завода в 1701г. несколько pаз останавливалось из-за того, что pудоплавильщики и пpиданные им в помощь pаботники вовpемя не являлись на завод или не доставляли к указанному сpоку необоходимое для заводского стpоительства железо. В 1701 году на стpоительстве Невьянского завода pаботало по очеpеди тpи бpигады pудоплавильщиков из Аятской слободы от тpех до шести человек, каждую из котоpых обслуживало по 8-10 pаботников.

Сразу после пуска Каменского завода к заводскому производству были привлечены из Багаряцкой слободы — 12 кузнецов, из Колчеданского острога — 5, из Арамильской слободы — 24 кузнеца. Со своих железных промыслов им было велено сдавать по два пуда «битого» железа и по три пуда в крицах.

003_Каменский завод (рисунок XVIII в)

Каменский завод (рисунок XVIII в)

Однако, выработка ручных домниц не была стабильной.
Так, например, в 1707, 1711-12, 1714 годах крица на Уктусский завод не поступала вовсе, в другие годы количество доставленного железа колебалось от 197 пудов 10 фунтов (в 1705-м) до 15 пудов 23 фунтов (в 1710 году).

Кроме уплаты податей в виде кричного железа, кузнецы-крестьяне также активно привлекались к заводским работам. В 1700 г. девятнадцать кузнецов из Невьянской слободы челом били воеводе о том, что «…работали у железных заводов Невьянских, а иные во Верхотурье ко каменному строению ковали всякие железные припасы в страдное время и жили недели по четыре». К работам на Невьянском заводе в этот период привлекались также кузнецы Тагильской, Аятской, Арамашевской и Краснопольской слобод.

Кузнецов со слобод могли привлекать «к ковке государевых припасов» в большом количестве. По «Штатным росписям» заводов 1723 году, на Уктусском заводе числилось 87 слободских кузнецов, на Каменском — 72, на Алапаевском — 10.

Всего слободские кузнецы отрабатывали на заводах 4-5 % подушного оклада, возложенного на крестьянскую общину.

Значительную роль сыграли крестьяне-кузнецы в формировании квалифицированных кадров на новых уральских заводах. Управляющий Алапаевским заводом Михаил Афанасьевич Бибиков писал в Сибирский приказ в 1704 году: «В Верхотурском уезде на реке Алапаихе построил я вновь… Великого государя Алапаевские железные заводы совсем в готовности. И, к строительству тех заводов, мастеров плотинного и доменного и молотовых и меховых набрал я из Верхотурского уезда слобод из кузнецов и плотников и из всяких чинов людей и тем мастерством, проволошному и иным выучил»

004_Алапаевский завод (гравюра начала XVIII в)

Алапаевский завод (рисунок XVIII в)

Подавляющее большинство мастеров, подмастерьев, постоянных работников и учеников на Каменском и Алапаевском заводах были выходцами из приписных к этим заводам слобод. На Каменском заводе из 161 мастеров, подмастерьев, учеников и постоянных работников 85 являлись выходцами из уральских слобод и острогов, а на Алапаевском заводе 57 из 71…

…Строительство крупных заводов на Урале еще на стадии подготовки нанесло серьезный удар кустарным металлургическим промыслам. Уже в 1698 году по слободам Верхотурского уезда пошли слухи о том, что скоро добывать железо будет труднее, так как многие рудные места окажутся «за казной». Спустя полтора года эти слухи подтвердились царским указом о запрете частных разработок у Магнит-горы и у деревни Федковки. Примерно в то же время железный промысел Далматовского монастыря был передан строящемуся Каменскому заводу. Крестьяне по старой привычке хотели проигнорировать указ, но вскоре события у Гусельникова рудника, на горе Зыряновой, показали, что на этот раз царёвы люди намерены строго следить за исполнением воли государя.

Весной 1700 года против невьянских рудоплавильщиков «…Мурзинской слободы приказщик тобольской сын боярской Степан Фефилов присылал беломестных казаков, и от той горы их, Стеньку Пятакова с товарыщи отбил и копать ис той горы железной руды им не дали. А которая руда была готовлена у них, Стеньки с товарыщи летним временем и ту руду Мурзинской слободы крестьяне всю развозили» Через год Гусельников рудник был передан строящемуся заводу в Алапаевске.

И уже к концу первого десятилетия XVIII века все известные в то время перспективные рудные места Среднего Урала оказались закрытыми для крестьян-рудоплавильщиков. И хотя это еще не означало остановки промысла, но возможности для его расширения были ограничены. При этом слободы, где кустарная металлургия была наиболее развита, оказались приписаны к заводам, и квалифицированные специалисты по выплавке руд и ковке железа были вынуждены сворачивать собственное производство.

000_Старый уральский завод

Но главной причиной упадка крестьянской металлургии было её технологическое отставание от быстро растущих и развивающихся крупных государственных заводов. Небольшие сыродутные заводы и крестьянский кричной промысел не могли соперничать с крупными вододействующими доменными заводами ни по объемам производства, ни по качеству продукции, ни по цене ее. Уже в двадцатые годы XVIII в. заводы перестали нуждаться в помощи крестьян-рудоплавильщиков — несовпадение технологий и объемов производства делало всякое взаимодействие неэффективным. Впрочем, некоторое время на Урале, особенно в удаленных от заводов районах, ещё оставалась кустарная выделка металлов, работавшая на внутренние нужды деревни. Это было возможно ещё и потому, что крупные заводы работали, как правило, на государственный заказ, и доля железа, поставляемая ими на местный рынок, была мала…

————————————————————
При подготовке данного цикла статей использованы следующие источники:
— «История Урала с древнейших времен до 1861 г.» Москва, издательство «Наука», 1989
— Вершинин Е. В. «Источники по истории организации первого железоделательного предприятия на Урале ( XVII в.)» Екатеринбург, 1992
— Геннин В. И. «Описание Уральских и Сибирских заводов», СПб. (1887)
— Заозерская Е. И. «У истоков крупного производства в русской промышленности XVI-XVII веков». издательство «Наука», 1970
— Кафенгауз Б. Б. «Строительство первых уральских заводов». 1945. №. 5-6.
— Кузин А. А. «История открытия рудных месторождений в России». М. 1961.
— Преображенский А. А. «Предприниматели Тумашевы в XVII в». М. 1961.
— Преображенский А. А. «Работные люди на Урале в XVII — начале XVIII века» Пермь. 1961.
— Чупин Н. К. «Географический и статистический словарь Пермской губернии» Пермь. 1873.
— «Русская историческая библиотека» СПб. 1884. Т.8.
— «Чертежная книга Сибири, составленная тобольским сыном боярским Семеном Ремизовым в 1701 г.» СПб. 1882.

ЦГАДА. Ф. 214. Оп. 5.
ЦГАДА. Ф. 271. Оп. 1.
ЦГАДА. Ф. 1111. Оп. 1.
ЦГАДА. Ф. 1111. Оп. 2.
ГАСО. Ф. 24. Оп. 1.
ГАСО. Ф. 24. Оп. 2.
ГАСО. Ф. 29. Оп. 1.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter
Система Orphus

17 комментариев

  1. как раньше хорошо было на Урале, природа чистая нетронутая, красивые виды. А потом пришла индустриализация и всё испоганила, щас тошно смотреть на города-помойки

    Ответить
    • Ну — тайга зовёт!

      Ответить
  2. читал я про макарьевскую «ярманку» в 2-х томнике «на горах» , вот только автора не упомню…

    Ответить
    • вот только почему «на горах»? может это про жигулёвские горы?

      Ответить
    • Автор — Павел Иванович Мельников-Печёрский. Помимо писательской деятельности занимался изданием газеты «Русский дневник», а так же известен, как убеждённый противник раскольничества.
      Дилогия «В лесах» и «На горах» действительно интересная.

      Ответить
      • Вот почитаеь туту такое и сразу руки тянуться к фотоаппарату и хочется «побродить» по Уралу!! )))

        Ответить
        • +500

          Ответить
        • А что мешает? :-)

          Ответить
          • Компании единомышленников нет и колёс по проходимее! ))))

            Ответить
      • А может он был » убеждённым противником раскольничества» по гос.заказу?

        Ответить
  3. Спс! Очень интересно!
    ЗЫ. А будут ещё бонусы, как Каменный пояс?

    Ответить
    • :-)
      Будут.

      Ответить
      • Скажите, а будет ещё четвёртая часть «Урала до Демидовых»?

        Ответить
        • Немного позднее будет ещё один материал, касающийся этого периода, уже более предметно о первых государственных заводах.

          Ответить
  4. Развитие металлургии на Урале — важное вехо в истории всей страны. Хорошая, познавательная статья. Автору в очередной раз спасибо. :)

    Ответить
  5. Очень познавательный материал.
    А будет что нибудь о походе Ермака через наши места?

    Ответить
    • Будет, но позднее.

      Ответить

Оставить комментарий или два

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:angel: 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:devil: 
:bomb: 
:bravo: 
:drink: 
:wonder: 
:sick: