ПТ, 20 октября 2017 | В Нижнем Тагиле:+2.0°C

Тагильские истории. Фотий Швецов (часть 1)

Об этом человеке – нашем земляке – написано несколько статей и целая книга. О нём знают и помнят в Томске и Тюмени, на Оби и на Байкале.

А между тем, этому человеку нет в нашем городе ни памятника, ни мемориальной доски, и даже его дом, разрушенный и перестроенный не так давно не то в пылу, не то в угаре вспыхнувшего вдруг интереса к истории Тагила, никогда не называли его именем…

Наш Читатель наверняка уже догадался, что речь пойдёт о выдающемся механике, инженере, бывшем управляющем технической частью Нижнетагильских заводов Фотие Ильиче Швецове.
Рассказ о нём планировался ещё осенью прошлого года, но буквально накануне выхода стали известны новые подробности его биографии, а потому материал был оставлен для доработки.

Долгое время единственным источником информации о знаменитом тагильском механике была книга профессора Виргинского «Фотий Ильич Швецов», которая вышла в свет в далёком уже 1977 году. Из 120 страниц этой книги, 25 были заняты под предисловие и вводную часть, а ещё два десятка под иллюстрации и перечень использованной литературы. Оставшийся объём книги был использован автором для пересказа обобщённой биографии Фотия Швецова, заимствованной у тагильских краеведов, и изложении своих догадок в попытках объяснить те или иные факты из жизни выдающегося тагильского инженера и механика.

000_книга

Позднее краеведам стало доступно исследование генеалога Ю.В. Шарипова, в котором автор, на основании архивных документов из Государственного Архива Свердловской Области (ГАСО), восстановил родословную Швецова.

К чести тагильских историков и краеведов надо сказать, что личность Фотия Швецова не была предана забвению, и его биография время от времени пополнялась новыми фактами. Однако, последние пять-шесть лет жизни Фотия Ильича до недавнего времени оставались неизвестными…

…Здесь должны были бы появиться либо фото героя нашего рассказа, либо репродукция его портрета, но, увы, ни одного изображения Фотия Швецова до нашего времени не сохранилось. О его внешности мы можем судить только по описаниям его современников, которые, впрочем, иногда существенно расходятся в деталях. Однако, все, кто знал Фотия Ильича, единодушно отмечали его ум, смекалку, высокий уровень образованности, умение искать и находить единственно правильное решение задачи, живейший интерес к плодам технического прогресса.

001_Вид Ч завода

Вид Черноисточинского завода (художник и дата написания неизвестны)
Фотий Ильич Швецов родился в заводском посёлке Черноисточинского завода 28 августа 1805 года в семье крепостного заводского служащего.
Его отец – Илья Григорьевич Швецов – по окончании Тагильской заводской школы проработал несколько лет на разных должностях при Нижнетагильском заводе, а затем получил назначение на Черноисточинский подливной завод в должности «заводского надзирателя». К должности был положен приличный оклад, что позволило Илье Григорьевичу всерьёз подумать о создании семьи. В феврале 1802-го он женится, но этот брак оказывается недолгим: вскоре молодая жена умирает от болезни. Через год с небольшим после этого печального события, в мае 1803 года Илья Швецов женится повторно, на Анне Семёновне Стрижевой. Через два года у семьи рождается первенец – сын Фотий.

Служба на Черноисточинском заводе складывается удачно, и семья Швецовых растёт и крепнет. В 1807 году у Ильи и Анны рождается сын Иван, ещё три года спустя сын Яков, затем – Николай, и дочь Анна. Но в 1817 году «по небрежному недогляду» Ильи Григорьевича происходит авария на заводской плотине, повлекшая человеческие жертвы. После недолгого следствия его снимают с должности, обременяют существенным штрафом, и отправляют на Нижнетагильский завод без постоянной должности — «исполнителем иных поручений».

002_плотина

Вешнячий прорез (сброс) плотины Черноисточинского завода (фото 2010)
Чтобы погасить штраф, семья была вынуждена продать всё имущество и дом в Черноисточинске.

…Лишившись денежной должности, Илья Григорьевич существенно потерял в окладе (40 рублей в год против 89-и), но не лишился статуса заводского служащего, что давало и ему, и членам семьи ряд льгот. Одной из этих льгот являлось получение бесплатного образования в заводских учебных заведениях. Здесь надо сказать, что начальное образование получили все дети Швецовых, однако, дальнейшее обучение оказалось интересным только Фотию, Якову, Николаю и Григорию…

…В год переезда на Нижнетагильский завод Фотию Швецову исполнилось 12 лет. Он продолжает учиться в заводской школе (будущее Выйское училище), и очень скоро попадает в список самых прилежных учеников. Такие списки составляются регулярно и отправляются прямиком главному управляющему тагильских заводов. Демидовское хозяйство нуждается в местных специалистах, и заводовладелец – Николай Никитич Демидов – выделяет изрядные суммы для подготовки кадров. Наиболее прилежные ученики направляются для дальнейшего обучения в Москву, Петербург, или даже за границу: во Францию, Италию, Германию. Лучших из лучших управляющий экзаменовал сам, распределял по специальностям. Списки вместе с подробной характеристикой на каждого отправлял на утверждение господину владельцу.

В 1821 году в списках посланных на утверждение Демидову оказался и Фотий Швецов.
Николай Никитич обратил внимание не только на способного ученика, но и на положение его родителя. Хозяин распорядился вернуть на производство опального служащего, и подыскать ему должность в соответствии «с положением и навыком». Правда, на первых порах оклад Илье Григорьевичу положили невысокий — всего 6 рублей в месяц. Перемены оказались как нельзя кстати: к тому времени семья Швецовых увеличилась ещё на двух человек.
Фотия же, вместе с другими учениками, отобранными для обучения за границей, ждало ещё одно испытание – собеседование с самим хозяином – которое юноша с честью выдержал.

Николай Никитич оказался приятно удивлён глубиной знаний юного Швецова.
Он направляет молодого человека в Париж к уполномоченному в делах Демидовых Анри Вейера. В сопровождающем письме Фотию Швецову предписывалось наибольшее внимание уделить изучению минералогии, химии, металловедения и геологии. Обучаться юноше предстояло в учебных заведениях города Меца.

003_Nicolas_Nikititch_Demidoff

Николай Никитич Демидов
Здесь надо сказать, что Николай Никитич, привыкший держать всё под личным контролем, взял за правило время от времени проверять, чему научились люди, на образование которых он тратит не такие уж малые деньги. Одним из условий для продолжения учёбы было требование изучить язык страны пребывания за полгода. Если это требование хозяина выполнялось, то с учениками велась переписка на иностранном языке весь период обучения. Надо сказать, что не всем ученикам языки давались легко. Тех, кто не справлялся с хозяйским экзаменом (а это было письмо на иностранном языке, на которое ученик был обязан подробно ответить на том же языке), часто отправляли назад, в Россию. Каково же было удивление Демидова, когда уже через три месяца Вейера передал ему письмо от Фотия Швецова, написанное на хорошем французском. В этом письме «обучающийся воспитанник» Швецов излагал подробный отчёт об учебном процессе и полученных знаниях, а в конце попросил выделить ему дополнительно средств на приобретение новых трудов по химии, математике, металлургии и механике. Изумлённый Демидов приказал выделить необходимую сумму…

…Кроме основных химии и минералогии, Фотий Швецов посещает лекции по другим предметам. На первом году обучения это были математика, география и архитектурное черчение; на втором – черчение, физика, начертательная геометрия и камнерезное искусство; на третьем – химия, физика и механика. В 1824 году курс обучения в Меце был закончен. Но домой Фотий Ильич не поехал, а был вызван в Полерос на аудиенцию с хозяином. По свидетельству Павла Николаевича, в тот год гостившего у отца, Демидов-старший принял юношу «с почтением, не соответствующим подлому происхождению его». В ходе продолжительной беседы они живо обсуждали некоторые проекты, которые Швецов присылал господину владельцу ранее. В частности, проекты усовершенствования грохотов для золотых промыслов и откачки грунтовых вод из шахт. Финал аудиенции стал для Фотия неожиданностью: Демидов предложил ему продолжить обучение теперь уже в Париже, в знаменитой на всю Европу Горной школе — École nationale supérieure des mines de Paris, где преподавали самые знаменитые на тот период учёные Старого Света.

004_фасад Горной школы

Фасад Горной школы. Париж (фото наших дней)
Юноша не посмел возражать хозяину.
Как вспоминал впоследствии Анри Вейера, который присутствовал на встрече, «…данный студент выглядел смущённым необыкновенно, но старался сдерживать себя…»

…С 1824 по 1827 год Фотий Ильич проходит обучение в парижской Горной школе, изучая химию, геологию, эксплуатацию рудников, металлургию чёрных, цветных и драгоценных металлов, а также принцип действия и конструирование машин и механизмов. Большое внимание преподаватели Горной школы уделяли практическим работам, некоторые (например, проектирование металлургического завода (!)) на тот период были уникальны. К мнению молодого горного инженера уже начинает прислушиваться Демидов. В 1825 году Фотий Швецов по распоряжению Николая Никитича совершает ряд поездок по горным и металлургическим предприятиям Европы. За время этой поездки он побывал в Италии, Австрии, Венгрии, Германии. В этой поездке Фотия Ильича сопровождал ещё один демидовский «воспитанник» — Алексей Ерофеев. Впоследствии Ерофеев некоторое время работал помощником Швецова, а затем получил должность приказчика.

Прилежный ученик из России быстро завоевал симпатии и преподавателей Горной школы. Один из них – Пьер Бертье – в 1827 году писал Демидову: «Обучающийся Швецов уже сейчас может управлять горным предприятием, умножая Ваши славу и репутацию…»
Тем временем, безнадёжно больной Николай Никитич чувствуя, что дни его сочтены, спешит дать последние указания относительно устройства и управления своими заводами. В своём письме управляющему тагильскими заводами Александру Акинфиевичу Любимову Демидов пишет: «…оного Фотея Ильина следует поставить не ниже приказчика, но прежде [пусть] год-два побудет при тебе на разных поручениях для собственной пользы…»

Самому же Швецову в 1827 году Николай Никитич Демидов предписывает ехать в Англию «для ознакомления устройства паровых машин и иных технических достижений». Отдельным письмом Фотию Ильичу были переданы вопросы приказчика тагильского завода П. С. Макарова, который занимался опытами по пудлингованию железа на демидовских заводах *. Опыты Макарова нельзя было назвать удачными, и Демидов полагал, что суть проблемы заключается в недостатке знаний в этой сфере производства. Швецову было велено досконально изучить техпроцесс и, по приезду в Россию, уже изложить свои предложения по решению этой проблемы. Уже на обратном пути из Англии молодой крепостной инженер должен был заехать в Голландию, где ему было предписано тщательно ознакомиться с местным прядильным производством.

На английских заводах Фотий Ильич пробыл немногим более двух месяцев. Ещё месяц он провёл в Голландии, после чего направился во Флоренцию с подробным докладом для Демидова. Там же, на роскошной вилле в Полеросе, Швецов впервые обратился к хозяину с просьбой дать ему «вольную». Свою просьбу он мотивировал тем, что крепостному трудно оперативно перемещаться по стране, а тем более за рубеж, и каждая поездка требует разрешения и согласования, а на всё это уходит много времени. Будучи вольным, он мог бы быстрее выполнять поручения господина Демидова, да и отношение иноземных промышленников к вольному человеку будет иное.

Николай Никитич, любивший играть на людях просвещённого либерала, пообещал подумать, но сразу после отъезда Швецова на Урал, написал сыну Павлу: «…Воспитанников, что обучались нами в Европе, следует приставить к делу так, чтобы стараниями своими смогли бы они принесть нашим заводам наибольшую пользу. Окладов и подарков им, а особо Фотею Ильину, не жалеть, но вольной не давать, ибо сбегут, либо переманят их, а мы, потративши на их обучение по пяти тысяч рублёв, будем локти кусать…» Тут же заводчик пишет управляющему Любимову: «…оной Фотейко, будучи от Бога одарён умом да иными способностями за десятерых, для заводских дел и своих проджектов, ни в чём нужды знать не должен… […] …плати ему, как себе, Александр Акинфиевич, дари подарками, но речи его об отпускной пресекай и сам не заводи»

…По приезду на Нижнетагильский завод, Фотий Ильич был принят приказчиками и управляющим на равных. Александр Акинфиевич Любимов предложил молодому инженеру поселиться у себя, пока тот не обзаведётся своим хозяйством, наказал по любому вопросу обращаться без доклада, и обязал Швецова непременно бывать у него на воскресных обедах.

Тут надо сказать, что сам Любимов прекрасно разбирался в людях, и мог найти подход к любому, будь то простой рудокоп или приказчик. Но этот молодой человек понравился Любимову особо. «Изрядно знает рудное да железное дело, англицкий, немецкий да французский языки…», — нахваливал вернувшегося из Европы Швецова Александр Акинфиевич в донесении Демидову, — «Вежеством заметен, учтив, бесперечь умён и способность имеет сложное объяснить просто…»
Другие приказчики, в основном, приняли Фотия Ильича спокойно, хотя были и такие, кто видел в нём соперника в продвижении по карьерной лестнице.

Чтобы исключить возможные козни, а с другой стороны, чтобы посмотреть молодого гения в деле, Любимов предлагает Швецову принять в управление Меднорудянский рудник – пожалуй, самое «узкое место» в уральских владениях Демидовых. Проблем на Меднорудянском было хоть отбавляй: низкая производительность труда, частые аварии, травматизм, грязь, и почти полное отсутствие механизации. В тот период месторождение отрабатывалось исключительно подземным способом — шахтами, хаотично расположенными по всей площади месторождения. Сечение шахт варьировались от квадратных до прямоугольных, разделенных на два или три отделения — одно для подъема бадьи, другое для спуска, а третье использовалось как лестничное. Использование подземного способа добычи было обусловлено сравнительно большой мощностью наносов и бедностью руд на верхних горизонтах. Эксплуатация Меднорудянского месторождения велась бессистемно, хищнически; из мощной рудной залежи выбирались лишь наиболее богатые медью участки. Но главной бедой рудника в те годы была вода, практически постоянно стоявшая в шахтах. Любимов, предлагая Фотию Ильичу возглавить рудник, давал молодому инженеру ещё и карт-бланш на воплощение в жизнь его многочисленных проектов по механизации производства.
К приятному удивлению Любимова, Швецов, не раздумывая, согласился…

…Те годы, когда Медной Рудянкой управлял Фотий Ильич Швецов, стали золотым периодом в жизни рудника. О том, как выглядел Меднорудянский рудник при Швецове, мы с Вами можем судить по картине В. П. Худоярова «Медноруднянский рудник»

005_В.П.Худояров_Медноруднянский_рудник

«Медноруднянский рудник» (худ. В. П. Худояров)
Прежде всего, Фотий Ильич реорганизовал процесс добычи руды, навёл на территории рудника порядок и чистоту, и начал борьбу с водой. До прихода Швецова на рудник водоотлив из шахт осуществлялся бадейным способом с конным приводом. От постоянной изнурительной работы кони часто дохли, были проблемы и с заготовкой фуража. Но вскоре после вступления Фотия Ильича в должность, воду стали собирать водоотливным штреком, откуда её откачивали поверхностными насосами, приводимыми в движение двумя штанговыми машинами. В январе 1828 года Швецов обращается к главному механику тагильских заводов Ефиму Алексеевичу Черепанову с просьбой «применить стоящую на испытаниях его паровую машину для отвода грунтовых вод на Медной Рудянке».

Черепанов-старший, до этого в течении полутора лет безуспешно добивавшийся от управляющего Любимова разрешения на применение своей сорокасильной паровой машины на производстве, сразу же согласился. 8 февраля 1828 года машина была успешно запущена на Меднорудянском руднике. Швецов, понаблюдав за работой машины с месяц, заказал Черепанову ещё два подобных агрегата, пожелав по возможности увеличить их мощность.

Ефим Алексеевич не преминул при случае попенять Любимову на его неверие в силу тагильской инженерной мысли и излишнюю осторожность. Легендарный механик-самоучка и предположить не мог, что коварный Александр Акинфиевич скоро найдёт способ приземлить загордившегося изобретателя, назначив вскоре молодого Швецова куратором черепановского «Механического заведения»…

…На начало 1846 года в эксплуатации Меднорудянского месторождения находилось десять шахт: «Богословская», «Александровская», «Надежная», «Владимирская», «Авроринская», «Успенская», «Анатольская», «Павловская» (бывшая «Темная»), «Ново-Павловская» и «Богоявленская».

007_Медная шахта фото нач. ХХ в.

130-саженевая шахта Меднорудянского месторождения (фото нач. ХХ в.)
Самые низкие горизонты вскрывались несколькими глубокими шахтами: «Акинфиевской», «Северной» (113 сажень), «Авроринской» (100 сажень), «Тёмно-Павловской» и «Федоровской».

006_Северная шахта фото нач. ХХ в.

Северная шахта (фото нач. ХХ в.)
В период с 1850—55 гг. ежегодная добыча руды на Медной Рудянке составляла около 100 тысяч тонн, а выплавка меди до 3,2 тысяч тонн. Но с 1913 года добыча резко упала и уже совершенно прекратилась в 1918 году в связи с отработкой наиболее богатых зон. В первые советские годы все шахты были затоплены. А накануне начала индустриализации их восстановление было признано нецелесообразным…

008_1378981_original

Меднорудянский рудник в наши дни (фото 2013 г.)
…Но в 1828 году знания, настойчивость и профессиональный подход к добыче руд Фотия Ильича Швецова позволили не только вытащить рудник из перечня убыточных хозяйств, но и доказали Демидовым преимущества технического прогресса и европейской системы организации труда. О Швецове стали говорить на заводе с уважением, приказчики и мастеровые начали обращаться к молодому инженеру по имени-отчеству…

(продолжение следует)

———————————

* — Пудлингование (англ. puddling) — металлургический процесс преобразования чугуна в мягкое малоуглеродистое железо.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter
Система Orphus

19 комментариев

  1. Жаль, что фото не сохранилось. Улыбнуло: » подлое происхождение» . Уважаемый Георгич! Спасибо!

    Ответить
  2. Очень интересный материал! Спасибо!

    Ответить
  3. георгич зажёг…, респект:-)

    Ответить
  4. БАРБУДОС.
    А где сейчас Юрий Владиславович Шарипов живёт-работает? Вроде бы в Питер уезжал?

    Ответить
    • Юрка давно в С-Пб. И фирму туда перевёл, здесь только филиал.

      Ответить
    • Не знаю.
      Офис, вроде, там же — на Мира.

      Ответить
      • БАРБУДОС.
        Так, значит, Тагилстори, это не Шарипов Ю.В. Уже что-то. :))

        Ответить
    • Анонимус совершенно прав. С 2008 года я живу и работаю в Питере )))
      А наша фирма работает теперь на два региона

      Ответить
  5. Злой Любитель Правды
    Спасибо! Великолепно! С нетерпением ждем продолжения!!!
    Единственное замечание — в 20-30-е гг 19 века количество шахт на Медном руднике было меньше. Приведенный список скорее соответствует концу 19 или даже началу 20 века.

    Ответить
    • Приведённый список соответствует описи, поданной Ф. И. Швецовым главному уполномоченному по тагильским заводам А. И. Кожуховскому в 1847 г.
      Т.ж. подробное описание Медной Рудянки было опубликовано в одном из номеров «Горного журнала» за 1846-1850 гг.

      Ответить
  6. А.П. Замечательная статья про моего земляка Фотия Ильича Швецова, родом из Черноисточинского завода. Это был крутой инженер, круче, если так можно сказать, чем Черепановы! Известно, то в 1828 году вслед за механиком П.С. Макаровым на Черноисточинском заводе Фотий Швецов проводил опыты получения железа методом пудлингования, и об этом письменно доложил Павлу Николаевичу Демидову. Судьба его оказалась трагичной, в 1847 году А.Демидов снял его с работы «за свободолюбие».
    На счет картины, «Вид Черноисточинского завода в 1836 году». Ее автор художник П.П. Веденецкий, он написал ее, когда приезжал на Урал, был он и на Черноисточинском заводе, с Заводской горы Павел Петрович написал вид Черноисточинского завода и заводского поселка, прудом и окрестными горами. Сейчас эта картина хранится в ГИМе. Видел собственными глазами это произведение искусства, восхитительно.

    Ответить
  7. Отрадно видеть свои наработки в этой статье. А кто автор?
    Не увидел здесь упоминания одного интересного факта, что первоначальное фамильное прозвание в XVIII — начале XIX века было Масленниковы, а потом уже укоренилось Швецовы

    Ответить
    • Tagilstories

      Здравствуйте, Юрий Владиславович!
      Пользуясь случаем, хочу подблагодарить Вас за наработки! Благодаря им мы не только сэкономили много времени, но и получили некоторые направления для поисков материалов о Ф. И. Швецове, по которым в дальнейшем была найдена интересная информация.

      Кстати, буквально на днях, история получила продолжение: к нам обратилась правнучка Евгения Фотиевича Швецова — Ирина Владимировна Словцова. Сейчас ведём с ней переписку.
      Ирина Владимировна разыскивает сведения о своём деде — Словцове Борисе Петровиче, муже Таисии Евгеньевны Швецовой. Нет ли у Вас случайно информации об этом человеке?

      Ответить
      • А может быть, вообще, предложить Юрию Владиславовичу сделать ряд материалов, к примеру, о деятельности УИРО.
        Или предложить ему обратиться к редакции «Всех новостей» с таким предложением.

        Ответить
        • Tagilstories

          Тема наверняка интересная, но вопрос не ко мне, а к главреду.

          Ответить
          • Ну так, если главвред Вас вдруг спросит, Вы уж поддержите.
            Правда, Юрий Владиславович пропал куда-то. Наверное, опять Архив какой-нибудь нашёл. Днюет и ночует там, выбраться не может.

            Ответить
            • Tagilstories

              С 14 июля главред в отпуске. Как только она выйдет, мы обсудим эту тему. Думаю, со стороны редакции, проблем не будет. Главное, чтобы у него были время и желание.

              Ответить
  8. Юрий Владиславович, добрый день! Как жизнь, как дела? Как УИРО? Как Юрий Витальевич?
    Вы спрашиваете, кто автор? Автор, как и я, своё имя держит в тайне. :yes: Мы тут инкогнито. Ну, это тоже неплохо.

    Ответить

Оставить комментарий или два

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:angel: 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:devil: 
:bomb: 
:bravo: 
:drink: 
:wonder: 
:sick: