ПН, 18 декабря 2017 | В Нижнем Тагиле:-6.1°C

Тагильские истории. Фотий Швецов (часть 2)

…Реконструкция Меднорудянского рудника, начатая Швецовым, на первых порах дала обратный эффект: несмотря на технические нововведения, добыча руды начала снижаться. Это дало повод некоторым недоброжелателям молодого инженера пожаловаться на его действия в петербургскую контору. Дело было в том, что Фотий Ильич был поставлен заведовать исключительно вопросами технического перевооружения и организации труда на руднике, однако, де-юре ответственным за результаты работы рудника оставался по-прежнему приказчик Фёдор Петрович Соловьёв. В 1828 году снижение добычи руды отразилось на нём лично – в феврале управляющий Любимов оштрафовал Фёдора Петровича на изрядную сумму за «срыв плана по валу». Долгое время данный факт считали главной причиной конфликта между Соловьёвым и Швецовым. Но найденные не так давно документы позволяют выдвинуть ещё одну версию, в которой главным действующим лицом видится управляющий тагильскими заводами Александр Акинфиевич Любимов.

…Причин не любить Соловьёва у Александра Акинфиевича было несколько.
Фёдор Петрович Соловьёв родился в 1789 году в семье старообрядцев. Сравнительно быстро он сумел пройти путь от мастерового до приказчика, сохранив при этом верность «старому укладу». Авторитет Фёдора Петровича на заводах, особенно среди староверов, рос стремительно. Кроме того, крепла и староверческая община, в деятельности которой Соловьёв принимал активное участие. Всё это не устраивало прибывшего на тагильские заводы управляющего Любимова, привыкшего к порядку и чёткой «вертикали власти». Ростом влияния староверов на заводах был не доволен и протоирей Михаил Кириллов. Но понизить Соловьёва в должности или положении своим волевым решением Александр Акинфиевич Любимов не решался, опасаясь саботажа и даже открытого противостояния со стороны кержаков. Появление на заводах молодого крепостного инженера, ходившего в фаворитах у хозяина, давало хитромудрому Любимову определённый простор для манёвра. Зная, что Николай Никитич Демидов благоволит молодому Швецову, управляющий верно просчитал не только последствия двойного управления рудником, но и реакцию и самого Соловьёва, и господина владельца.

Был у Александра Акинфиевича и ещё один мотив, если не избавиться от Соловьёва, то порядком насолить ему. Дело в том, что практически все приказчики тагильских заводов, помимо тех дел, которыми они занимались на благо Демидовых, имели ещё и собственные предприятия (это была одна из «льгот», которую хозяева давали своим служащим). Кто-то занимался торговлей, кто-то поиском и добычей самоцветов, кто-то кустарными промыслами. Фёдор Петрович Соловьёв имел платиновые прииски. И не какие-то, а чуть ли не самые богатые на тот период. Когда-то, за год до того, как на Орулихе открылись платиновые россыпи, Соловьёв взял в разработку «…горушку близ речки Мартьяновой, где сырца огнеупорного добычу намерен вести…» Спустя несколько лет, на «горушке» открылись платиновые месторождения. Любимов в своё время присматривался к тому же месту, но пока сомневался и советовался, упустил момент…

…Однако, жалоба Фёдора Петровича осталась без ответа. 22 апреля 1828 года во Флоренции умер старый Демидов. Московская и петербургская конторы занимались передачей дел наследникам Николая Никитича – сыновьям Павлу и Анатолию — и «доклад» Соловьёва отправили в долгий ящик. Но настырный приказчик не успокоился и продолжал донимать вышестоящий надзорный орган доносами и жалобами. В конце концов, руководивший в ту пору петербургской конторой Демидовых П. Д. Данилов присылает на тагильские заводы распоряжение: подготовить рудник к ревизии, которую он намерен провести самолично.
По результатам этой ревизии, действия Швецова были признаны «грамотными и единственно верными». С Фёдором же Петровичем состоялся отдельный разговор, после которого корпусу заводских служащих была объявлена воля господ владельцев: за долгую и верную службу на заводах приказчика Соловьёва наградить стами рублями и серебряной вазой. Но вторая часть распоряжения звучала примерно так: господа владельцы не будут возражать против полного расчёта Фёдора Петровича со службы, и решение оставляют за ним…

Соловьёв ещё три года пытался убедить управляющего и братьев Демидовых в своей «нужности и полезности». Но его усилия оказались тщетными. Впрочем, это уже совсем другая история…*.

…Тем временем, Фотий Ильич Швецов берётся за переустройство Меднорудянского рудника уже без оглядки на мнения других приказчиков. Прежде всего Швецов изменил подход к разработке шахт: «Теперь, проходя какою либо шахтою, ведутся боковые работы снизу, пересекая рудной пласт, и дойдя т. образом до пустых пород, либо соединения с другою шахтою, выработка на две части делится и продолжают её по длине пласта до тех мест, где руды уже выклиниваются, потом, начав опять с дальних концов поперечные работы, сближаются в первоначально открытым ортом, заваливая выработанное пространство пустыми породами…»
Наряду с применением новых технологий добычи руды, продолжаются работы по механизации рудника. Швецов предлагает господам владельцам «поставить при Медной Рудянке ещё две печи для меди», и обещает увеличить выплавку металла до 80 тысяч пудов в год. Павел и Анатолий не верят этим цифрам, но уже в 1831 году выплавка меди на руднике достигает почти 1 тысячи тонн.
«Господа владельцы» разрешают молодому приказчику «развивать рудник сообразно мнению его и на благо общего дела».
В отчёте о работе Меднорудянского рудника за 1839 год наглядно видны результаты деятельности Фотия Ильича. Если в 1829 году 839 работников рудника добыли 17,5 тысяч тонн руды, то в 1839-м добыча возросла до 24,3 тысяч тонн при 324 работниках Медной Рудянки.

Тем временем, управляющий тагильскими заводами А. А. Любимов весной 1829 г. пишет Павлу Николаевичу Демидову: «…Наблюдая за стараниями служащего Швецова и видя результаты, полагаю использовать знания его и в других местах при заводах ваших». В том же 1829-м, по распоряжению Любимова, Фотий Ильич отправляется на Черноисточинский завод, где один из самых именитых людей демидовского хозяйства, механик Пётр Степанович Макаров, безуспешно пытается наладить процесс пудлингования железа. Ознакомившись с условиями производства, Швецов предложил Любимову вначале произвести реконструкцию пруда. «Озеро сие находится не в состоянии обеспечить нормальную работу заводу…», — написал Фотий Ильич в письме к управляющему. Александр Акинфиевич, уже привыкший внимательно прислушиваться к мнению молодого человека, отзывает Швецова назад. В Черноисточинске заниматься очисткой и реконструкцией пруда остаётся брат Фотия Ильича – Иван Швецов.

На этот раз, по словам Любимова, Фотия Швецова ждало новое «исключительное поручение».
1 мая в Петербург прибыли известные немецкие учёные – Александр фон Гумбольдт, Христиан Готфрид Эренберг и Густав Розе, которые намеревались совершить путешествие в Сибирь. Путь учёных мужей лежал через Урал, и барон Гумбольдт пожелал, чтобы их встретил и сопровождал его «добрый друг и талантливый естествоиспытатель Фотей Ильин Швецов». Демидовы выслали на завод предписание управляющему «освободить служащего Швецова от дел заводских» для его поездки в Сибирь в составе этой экспедиции. «Буде же г-н Гумбольдт рассудит посетить наши заводы, то принять оного со всем приличием и показать производства, да машины, да всё, что его интереса заслуживает…», — отдельно указывалось в предписании. Кроме этого, Фотию Ильичу были переданы подробные инструкции о том, что надлежит обсудить с немецкими учёными, на какие аспекты экспедиции следует обратить внимание.

001_AvHumboldt

Александр фон Гумбольдт (худ. Йозеф Карл Штилер)
002_Gustav_Rose

Густав Розе (фото Рудольфа Хоффмана, 1857)
003_Кристиан Готфрид Эренберг

Кристиан Готфрид Эренберг (худ. Леопольд Восс)

Фотий Ильич, знакомый с Гумбольдтом ещё по Берлину, сразу же наметил перечень объектов на тагильских заводах, которые можно было «без стыда» показать иностранным гостям…

15 июня 1829 года Гумбольдт, Розе и Эренберг прибыли из Екатеринбурга на Нижнетагильский завод. Швецов познакомил высоких гостей с «менеджментом» завода и отдельно с управляющим, и после обеда повёз их показывать демидовское хозяйство. Экскурсия началась с посещения заводов, а завершилась на Меднорудянском руднике, где Гумбольдту сотоварищи были показаны штанговые и паровые машины. Немцы пришли в восторг от увиденного, однако, не обошлось и без курьёзов. Так, Розе, по окончании знакомства с заводским хозяйством, записал в своём дневнике (и позднее, это попало и на страницы его отчёта и книги): «…Сейчас в Нижнем Тагильске никто из господ Демидовых не проживает, но заводы успешно управляются двумя образованнейшими мужами – господами А. Любимовым и Ф. Швецовым, кои приобрели свои разносторонние познания в горном деле и заводской части…»
На следующий день, 16 июня, Фотий Ильич и Александр Акинфиевич повезли немецких гостей осматривать золотые прииски, а также на экспериментальный Бортевский рудник. А 17 июня участники экспедиции поехали на платиновые прииски, которые произвели на них глубокое впечатление. 18 июня гости осматривали окрестные леса, где Эрегберг собирал образцы растений и насекомых…

…Знакомство с демидовскими владениями на Урале произвело на немцев огромное впечатление. В письме Павлу Николаевичу Демидову Гумбольдт горячо благодарил за приём и отдельно за сопровождающего «господина Швецова». Позднее, встретившись с Павлом в Петербурге, барон Гумбольдт обратится к владельцу тагильских заводов с убедительной просьбой освободить Фотия Ильича Швецова от «крепости». Но Павел Николаевич не обратил внимания на этот момент беседы с выдающимся учёным. Через полгода, встречаясь в Париже уже с Анатолием, Гумбольдт вновь обратил внимание на статус Швецова. И встретил понимание…

…До недавнего времени многое во взаимоотношениях Анатолия Демидова и Фотия Швецова оставалось тайной. В том числе и история их знакомства. Известно было, что Анатоль более, чем старший брат благоволил крепостному гению. Известно также, что Фотий Ильич выполнял некоторые поручения Анатолия Демидова, не связанные с работой заводов, а носившие личный характер. Профессор Виргинский выдвигал гипотезу о том, что через Швецова бонапартист Анатолий Демидов поддерживал связь с единомышленниками, а также с членами тайной масонской ложи в России.

Но подлинная история знакомства Фотия Швецова и юного Анатолия Демидова оказалась отражённой в дневниках уполномоченному в делах Демидовых во Франции Анри Вейера.
Оказывается, в 1827 году, по указанию Николая Никитича, Вейера повёз 15-летнего Анатоля в Горную школу, где тому предстояло учиться.

004_ROBERT-JACQUES-FRANCOIS LEFEVRE_Portrait_of_Anatole_Demidoff

Портрет юного Анатоля Демидова (худ. Робер Жак-Франсуа Лефевр)
По окончании экскурсии, Анатолий спросил ректора школы, кто, по его мнению, является лучшим учеником школы на сегодняшний день. Вопрос был довольно наивным — в Горной школе не было посредственных учеников. Ректор ответил, что из обучающихся на данный момент, самым способным считается «воспитанник господина Демидова Фотий Ильин Швецов». Анатолий крайне заинтересовался и захотел познакомиться с «воспитанником господина Демидова» ближе. Тогда и состоялась их первая встреча. Анатолий в то время живо интересовался техникой и минералогией, но беседа с крепостным юношей, которого известные французские профессора считают лучшим из лучших, показала будущему совладельцу уральских заводов, как много ещё ему предстоит узнать. В то же время, юный Демидов, с ранних лет воспитывавшийся в обществе, где процветали либеральные взгляды, был возмущён тем, что талантливый молодой человек, так хорошо разбирающийся в механике, химии, горном деле, низведён до положения живой вещи.
Анри Вейера пишет, что Анатолий, находившийся под впечатлением от встречи со Швецовым, захотел облегчить участь крепостного гения, и попросил отца назначить Фотия своим домашним учителем. Но Николай Никитич ответил «отказом в грубой форме». Анатоль, и без того не очень любивший папеньку, затаил на родителя обиду и, по утверждению того же Вейера, вступил с «воспитанником Швецовым» в тайную переписку. Существовала ли эта переписка, и если да, то о чём писали друг другу молодые люди, к сожалению неизвестно…

…Тем не менее, после встречи в Париже с Александром фон Гумбольдтом, Анатолий пишет брату Павлу письмо, в котором излагает своё видение развития фамильного производства, и в том числе предлагает выдавать «отпускные» наиболее талантливым служащим, а также «воспитанникам», обучающимся в столичных университетах и за рубежом. Первым в этом перечне стоит имя Фотия Швецова. Неизвестно, что в большей степени повлияло на решение Павла – просьба Гумбольдта, письмо младшего брата или какие-то собственные соображения, но в 1830-м году Фотий Ильич Швецов получает «вольную». Практически сразу вслед этому документу на тагильские заводы приходит распоряжение о назначении Фотия Ильича управляющим Меднорудянским рудником с невероятно широкими полномочиями. 30 мая 1830 года распоряжение было доведено до сведения всех заводских служащих.

Но оба известия застали Фотия Швецова в Черноисточинске, куда он отправился для продолжения опытов по пудлингованию железа. Пудлингование — это способ более равномерного насыщения железа углеродом. Железо подвергали полному расплаву и размешивали длинными штырями, добиваясь более равномерного распределения углерода по всему объёму. В ходе размешивания на штыри налипало некоторое количество металла, образуя большие крицы. Полученные таким способом крицы подвергали дальнейшей обработке: проковке, закаливанию, и т. д. Процесс был невероятно трудоёмким, но на выходе получался металл наивысшего на то время качества.

005_пудлинговая печь

Чертёж типичной пудлинговой печи
006_пудлинговая печь

Макет пудлинговой печи
По итогам опытов по пудлингованию железа, проведённых Фотием Ильичом Швецовым и Петром Степановичем Макаровым был описан и принят техпроцесс производства, который применялся на всех уральских заводах Демидовых, а с 1845 г. и на заводах другого известного промышленника, Никиты Всеволодовича Всеволожского.
Впрочем, справедливости ради надо заметить, что пудлингование так и не получило широкого распространения на демидовских заводах, хотя практически на каждом из них была построена пудлинговая печь, а кое-где и не одна…

По возвращении на Нижнетагильский завод, Фотий Ильич продолжает разрабатывать рудник на Медной Рудянке. Большое внимание Швецов уделяет разведке недр, и уже в 1833 году пишет на имя главного управляющего петербургской конторы развёрнутый доклад о перспективах рудника. В частности, он определяет «видимый запас руд» на вверенном ему участке в 6 миллионов пудов, а также сообщает о планах начать обогащение «бедных руд и подрудков»…

…В конце 1830 года у Швецова появляется ещё одна обязанность.
С 1826 года при Выйском медном заводе начало действовать так называемое «Механическое заведение», возглавляемое главным механиком тагильских заводов Ефимом Алексеевичем Черепановым. «Механическое заведение» представляло собой некое опытное КБ, созданное с благословления Николая Никитича Демидова, где заводские механики разрабатывали машины и механизмы для заводских и поселковых нужд. Николай Никитич не жалел денег на содержание «Заведения», а после вступления в права наследования Павла Николаевича денежные потоки, направляемые на нужды «заведения», стали ещё обильнее.
Стараясь выглядеть в глазах окружающих прогрессивным заводовладельцем, Павел не жалел денег на «развитие технической мысли». В частности, при нём возросло число «воспитанников» из числа талантливой крепостной молодёжи, отправляемых на учёбу за границу. Немалые деньги выделялись и на проекты, связанные с постройкой и использованием паровых машин.

Одним из тех, кто скептически смотрел на деятельность «Механического заведения» был уже хорошо знакомый Читателю Александр Акинфиевич Любимов. Главный управляющий тагильских заводов считал, что финансовые потребности черепановских мастеров изрядно завышены, о чём не раз писал управляющему петербургской конторы Павлу Даниловичу Данилову: «Паровая та машина обошлась конторе по ордерам в три тысячи рублёв с медью, а по моему счёту, так едва и половины сих денег не стоит… А помол зерна той машиной выходит вдвое дороже, чем было бы молоть на водной мельнице…» Но Данилов чаще всего отмалчивался в ответ, и Александру Акинфиевичу пришлось искать другие способы взять под контроль черепановское КБ.

…Ещё по прибытии Фотия Ильича на тагильские заводы, Любимов предложил Швецову взять в обучение нескольких юношей из числа особо перспективных выпускников Выйской заводской школы. Обучение прошло успешно, и сам Швецов предложил управляющему создать при «Механическом заведении» Черепанова по сути прообраз современных учебно-производственных комплексов, где бы учащиеся школы проходили практику на реальных производственных участках. Поначалу Любимов посчитал предложение Швецова слишком хлопотным делом, но по прошествии времени вдруг вспомнил о нём, и изложил свои соображения господам владельцам – Павлу и Анатолию. Подготовка специалистов высокого уровня на местах показалась Демидовым весьма заманчивым предприятием, сулившим ощутимую экономию средств и времени. Получив согласие Демидовых, Любимов поручает Фотию Швецову осуществлять «технический надзор» за «Механическим заведением» Ефима Черепанова. При этом, главному механику было разъяснено, что «господин Швецов» будет оказывать консультативную помощь по техническим вопросам, и готовить свои предложения по открытию на базе «заведения» учебной части. Не очень опытный в области производственных интриг Черепанов с доводами управляющего согласился и сразу ввёл Фотия Ильича в курс всех дел…

Уже через несколько месяцев Фотий Ильич посылает братьям Демидовым целый пакет проектов постройки и использования паровых машин, к реализации которых механики «Механического заведения» готовы приступить незамедлительно. К тому времени Павел Николаевич отходит от заводских дел, получив назначение на пост губернатора Курска. Проекты попадают к Анатолию, и тот внимательно рассматривает их, привлекая иностранных экспертов. Большинство проектов касалось использования паровых машин на заводском производстве и в шахтах. Но среди прочих были два проекта, привлекшие особое внимание Анатолия Николаевича. Первое предложение касалось постройки паровоза «и устройства путепровода к нему для перевозки руд и иных грузов по заводу». Развитие проекта виделось авторам в прокладке «путепроводов» до подливного завода в Черноисточинске и далее. Второй проект предусматривал постройку парового речного судна для тех же целей. Оба проекта понравились Анатолию, но он долгое время не мог решить, которому из них отдать предпочтение. «Паровозный» проект выходил дороже – Черепановы просили под него десять тысяч рублей. Проект речного парохода обходился вдвое дешевле, при этом его автор – Фотий Швецов – обещал ещё уменьшить расходы, исполнив ряд работ «за свой кошт». Анатолий решил посоветоваться с братом. Павел Николаевич остановил свой выбор на паровозе, и сразу выделил просимую сумму. Позднее он признается, что сделал такой выбор не по экономическим соображениям, а лишь из-за того, что пароходы уже не были в то время в России диковинкой, а паровозов ещё никто не построил.
Историю создания тагильского паровоза наш Читатель уже знает

…Анатолий Николаевич вызывает Швецова в Париж. Там молодой приказчик докладывает своё видение развития демидовского хозяйства на Урале. На встрече Анатоль отдельно затрагивает тему малахита, и просит Фотия Ильича «умножить усилия по разведке и оценке залежей оного камня». После этой встречи в дневнике Анатолия Николаевича появляется первое упоминание о загадочных поручениях личного характера, даденных им Швецову: «…Просил Фотея Ильина передать приватные письма г-ну М.в Тобол[ьск] и в Калужскую г. гр. Орлову…» Здесь надо заметить, что из всех «гр. Орловых» в тот период времени в Калужской губернии мог проживать лишь опальный генерал-майор Михаил Фёдорович Орлов – декабрист, активный участник тайного общества «Орден русских рыцарей». Если это так, то можно смело предположить, что тобольский «г-н М.» вполне мог быть Александром Николаевичем Муравьёвым – участником Бородинского сражения, масоном и также декабристом. В таком случае сам собою напрашивается вопрос: о чём мог вести переписку с отбывающими наказание государственными преступниками миллионер и мажор Анатоль Демидов?.. Впрочем, в случае с Орловым, контакты могли быть чисто деловыми: Михаил Фёдорович владел тогда известным в России стекольным заводом, где производились «стекло цветное золоченое и богатой грани хрусталь», но интереса к стекольному производству не имел, и давно хотел продать предприятие…

007_Orlov_M_F

Генерал-майор М.Ф. Орлов (худ. А. Ф. Ризенер)
…В 1833 году Фотий Ильич снова едет во Францию с докладом о работе заводских служб.
В ходе этой поездки он встречается не только с Анатолием Демидовым, но также с Николаем Ивановичем Тургеневым, известным русским экономистом и так же активным членом «Союза Благоденствия».

008_N_Turgenev

Н. И. Тургенев (худ. Е. И. Эстеррейх, 1823 г.)
Впрочем, до сих пор достоверно неизвестно, что именно обсуждал Швецов с Тургеневым – экономические вопросы или планы изменения государственного устройства. В советский период историкам было удобнее представить талантливого инженера Швецова революционером. Однако, ни в записях Фотия Ильича, ни в воспоминаниях его современников нет и намёка на участие Швецова в тайных обществах…

…По возвращении на Нижнетагильский завод Фотия Ильича ждала встреча, которая в чём-то определила его будущее. В один прекрасный день в дверь недавно выстроенного близ Медной Рудянки дома Фотия Ильича постучал солидного вида мужчина средних лет. Нежданный гость представился «1-й гильдии тюменским купцом» Наумом Андреевичем Тюфиным.

Уроженец глухой деревеньки в Тавдинской волости, Наум Тюфин, на тот момент, был известной фигурой в деловом мире Сибири. Он владел золотыми приисками в Мариинском и Алтайском округах, имел прибыльный бизнес, держал большую пристань со складами в Тюмени, торговый дом в Томске и недавно отстроил пристань на реке Туре. Тюфин рассказал Фотию Ильичу, что наслышан об опыте тагильских механиков в области постройки паровых машин, и хотел бы заказать у них паровую машину для установки на речное судно. На всё про всё купец был готов выложить три тысячи рублей серебром сразу и ещё столько же по завершении работ.

Однако, в тот год Швецов был вынужден отказать именитому купцу в выполнении заказа: все силы «Механического заведения» были брошены на постройку паровоза. Тюфин воспринял отказ с пониманием, и, прощаясь, посоветовал Фотию Ильичу открыть своё дело. Наум Андреевич даже готов был финансировать предприятие на первых порах, и уверял, что спрос на паровые машины будет стабильным в ближайшие сто лет.

Было бы неверным сказать, что после встречи с Тюфиным Фотий Ильич сразу же принялся за создание своего собственного дела. Но, очевидно, предложение тюменского купца показалось ему не лишённым перспектив. На тот момент Швецов уже был записан вильмандстрандским купцом 1й гильдии**, но из-за большой занятости на службе у Демидовых об открытии своего дела даже не задумывался…

(продолжение следует)

——————————————————-
* — подробный рассказ о Фёдоре Петровиче Соловьёве и его семье уже готовится к публикации.
** — Вильмандстранд — ныне город Лаппенранта в Финляндии

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter
Система Orphus

36 комментариев

  1. БАРБУДОС.
    Помню эту фотографию М.Ф.Орлова с детства. Были раньше такие открытки: «Первенцы Свободы».
    Тагилстори, а у Вас были такие открытки? :)

    Ответить
    • Открыток не было. :-)
      Но в школе был плакат с портретами декабристов.

      Ответить
  2. А будет возможность рассказать про старообрядцев? Висимские кержаки это тоже старообрядцы? Спасибо!

    Ответить
    • Тема очень интересная.
      Но затрагивать такие темы без теологического образования чревато. Особенно тем, кто мукаррабуна от карубийина отличает с трудом :-)

      Ответить
      • Григорич , вы чё-нить слышали о книге веры пановой и юрия вахтина «из жизни мухаммеда»?печатным изданием случайно не владеете?

        Ответить
        • Нет. Я же говорю: я не теолог. :-)

          Ответить
          • В ОБЩем — то книга была издана при совке , надеялся у вас узнать….а ваще эти авторы , мать и сын , вам как историку знакомы?

            Ответить
            • Вера Фёдоровна — личность известная. Но её произведения знакомы не как историку, а как обычному советскому читателю и телезрителю. :-) Всё-таки её произведения нельзя назвать чисто историческими. Был такой жанр в советские времена — историко-художественная литература.
              Имя Ю. Вахтина в авторах книги про пророка Мухаммеда, стоит видимо потому, что книгу Панова создавала после перенесённого инсульта.

              Ответить
            • В бумаге книгу найти трудно. Попробуйте поискать тут: http://publ.lib.ru/ARCHIVES/P/PANOVA_Vera_Fedorovna/_Panova_V.F..html

              Ответить
              • ССЫЛКА НЕ РАБОТАЕТ , жаль , попробую чё-нить поискать

                Ответить
                • К ссылке, которая открывается, надо в командной строке дописать ..html

                • БАРБУДОС.
                  Мне кажется эта книга была в библиотеке НТГСПА, хотя могу и ошибаться.

  3. А.П. Вторая половина статьи, более интересна, и написана с глубокими познаниями истории биографии Фотия Швецова, но чем глубже исследования, тем труднее понимать историю Тагила.
    Архивные документы рассказывают, что разработка Магнитного рудника производится самым правильным образом, согласно с правилами горных наук и требовании законов. Эффективной добычи руды Нижнетагильский завод обязан воспитаннику парижской горной школы, управляющему по тех. части Ф.И. Швецову, и его помощнику по разработке рудника И.Л. Шмакову, человеку с природными способностями, ранее учившемуся заводскому делу в Петербурге.

    Ответить
    • …но чем глубже исследования, тем труднее понимать историю Тагила

      Что Вы имеете ввиду?.. По-моему, наоборот: чем больше информации, тем больше ясности.

      Ответить
      • Злой Любитель Правды
        Великолепно! В смысле нынящняя публикация… Просто великолепно! Вскрываются пласты нового и неведанного. Ну а кому становится «труднее понимать» — у того, видать проблемы с «понималкой» :-) Теперь без эмоций:
        1. Есть ли информация о работах по «реконструкции» Черноисточинского пруда? Что тогда было сделано?
        2. По староверию — Tagilstories правильно пишет, что без углубленного знания теологии в этот вопрос нечего залезать. Но у староверия, как явления, были и другие интересные стороны. Собственно быт и нравы «диаспоры». Ее роль в основании города (всем известна деревня Терешки Фотеева, но почему-то хроники молчат о том, что в то же время и совсем рядом существовала деревня Ключи — как раз там, где сейчас Меднорудянский карьер, населенная староверами пришедшими с Усть-Утки (этот факт отмечен в худлите у Д.Н.Мамина, но всерьёз нашими историками почему-то не рассматривается). А экономическая основа староверия? А политическое влияние на «заводскую» жизнь? Тут все очень интересно! Так что на это явление нужно обращать пристальное внимание — без староверов не было бы Тагила, во всяком случае такого, каким мы его знаем и любим.
        3.Tagilstories, Вы пишете «Медная Рудянка» — это Ваш «вольный» термин или действительно нашли в каких-то источниках что именно так называлась речка?
        Спасибо!

        Ответить
  4. 1. Судя по тому, что информация о каких-то глобальных работах отсутствует, то, видимо, «реконструкция» подразумевала починку створок и чистку от закоряживания.
    Возможно, А.П. знает лучше. Черноисточинск — это его тема.
    2. 70 лет воинствующего атеизма — вот, на мой взгляд, ответ на все вопросы, касающихся истории конфессий.
    3. «Медная Рудянка» — название не речки, а рудника.
    Встречается довольно часто наравне с «Меднорудянским» и «Медно-рудянским».

    Ответить
    • ЗЛП
      /“Медная Рудянка” – название не речки, а рудника./ Спасибо! Лично я такого названия не встречал. От того и вопрос был.

      Ответить
  5. А.П. В 70-е годы, когда строили Черноисточинский гидроузел, кое что сделали. Построили насыпную дамбу со стороны поселка. При этом грязные стоки из поселка хотели направить в реку Исток. Но жители Черноисточинска забили тревогу, да такую, что строители быстро засыпали отводные трубы. Через два-три года дамбу размыло набегающими волнами. Может в планах были еще, какие либо работы, неизвестно? Тогда слухи ходили, что пруд надо чистить! Часть акватории пруда, около насосной станции первого подъема огородили буйками, но их прибило к берегу. Есть один актуальный вопрос, Черноисточинский залив, или Курья загрязняется стоками от гидроузла… часть поймы отмерла…

    Ответить
    • ЗЛП
      Андрей Леонидович! Как Ваша реплика вяжется с этим фактом, изложенным автором: «В том же 1829-м, по распоряжению Любимова, Фотий Ильич отправляется на Черноисточинский завод, …. В Черноисточинске заниматься очисткой и реконструкцией пруда остаётся брат Фотия Ильича – Иван Швецов». Я ведь спрашивал именно про эту реконструкцию. То что просходило в 70-е гг 20 века меня конечно интересует, но несколько в ином контексте — Вы все равно не сможете дать ответ, ибо…. (ну в общем промолчу)

      Ответить
  6. А.П. О названии Меднорудянского рудника, может получится очень интересная тема. Название месторождения идет от названия реки Рудянки. Встречаются в документах и такие названия: «Старый рудник», называемый Рудянкой», Меднорудянский медный рудник, Медный рудник.

    Ответить
    • ЗЛП
      И чем же она интересна? Причем не в смысле истории рудника, а именно в контексте его названия, как Вы полагаете…

      Ответить
    • Если мне не изменяет память,»Старый рудник» — это Выйский, который до Демидовых звался «Погаными ямами».

      Ответить
  7. А.П. Возможно так, и Выйский рудник так назывался, но и Меднорудянский тоже носил название Старым, его же открывали два раза, второй в 1814 году.

    Ответить
    • ЗЛП
      Андрей Леонидович, ну вот как бороться с Вашей вопиющей безграмотностью? Ну никогда Меднорудянский не назывался Старым — Tagilstories прав на все 200%! Вам, Андрей Леонидович, надо книжки читать, коли историй интересуетесь, и побольше. А писать — это совсем не Ваше, даже в комментах…. И на закусь — открывали Меднорудянский не два раза, как минимум три… При этом он не исключение — у нас много чего по нескольку раз открывали.

      Ответить
  8. А.П. Вообще Меднорудянский рудник открыт в 1813 году, разработка его началась наследующий год. Известно, что руда добывалась и до 1775 года. Далее из архивных документов и дословно: В 1796 году верхотурский купец Петр Ентарцев с компаниею представил в Нижнетагильскую контору: «В добыче медных руд по горному правилу свой прожект, по которому берется привести в порядок «Старый рудник», состоящий близ Нижнетагильского завода, называемый Рудянкой, в котором руда малахитовая содержащая в себе меди почти половину, и который с тридцать лет запущен и горные работы не производятся…» Видно, что рудник четко звучит «Старый»!

    Ответить
    • ЗЛП
      А.П. «Старый рудник» — это Андреевский рудник — «Поганые ямы» по И.А.Орлову

      Ответить
      • СЕРЫЙ WOLF.
        Если быть точным, то Андреевский и Старый (Поганы Ямы) разные рудники. Просто из за географической близости их считают за один.

        Ответить
  9. А.П. Согласен с Вами СЕРЫЙ WOLF!!

    Ответить
    • ЗЛП
      Еще одно доказательство Вашей вопиющей безграмотности, Андрей Леонидович! «Поганые ямы» — это Андреевский (Старый) медный рудник и Выйский железный рудник. А еще типа справочник по географии рудников издали… не позорьте тагильское краеведение! Публично покайтесь в своем дилетантизме и прекратите вводить людей в заблуждение своими безграмотными книжулями.

      Ответить
      • А.П. Ни кто не спорит, Андреевский рудник и Выйский, это одно и тоже место, а «Поганые ямы», это другая местность!

        Ответить
        • ЗЛП
          Андрей Леонидович
          Я пишу: » “Поганые ямы” – это Андреевский (Старый) медный рудник и Выйский железный рудник.» ;
          Вы отвечаете: «Ни кто не спорит, Андреевский рудник и Выйский, это одно и тоже место, а “Поганые ямы”, это другая местность!»
          Т.е. я уверяю, что «Поганые ямы» это собирательное название этих двух рудников (Андреевского(Старого) и Выйского) , Вы с этим как бэ соглашаетесь — пишите: «никто не спорит», но тут же утверждаете что «Поганые ямы» — это «другая местность». Как Вас понять? Не знаю, какой из Вас слесарь, а писатель и краевед точно *****! Уж простите господа модеры за такое выражение…

          Ответить
  10. А.П. В Нижнетагильском горном округе насчитывалось несколько приисков и рудников. Сейчас осталось единицы. Остальные ликвидированы и даже забылись их названия. А кто скажет из знатоков родного края, где находились и на какой реке или логе, и впадающие в какую реку следующие прииски по добыче золота: Петропавловский, Никитинский, Севастьяновский, Лукояновский, Антоновский, Бортневский, Капустинский, Елховский, Драгуновский, Кочковский, Пологовский, Акинфеевский, Егорьевский??

    Ответить
    • ЗЛП
      Андрей Леонидович, это Вы так тонко троллите, что бы наполнить содержанием Ваш очередной справочный опус? Тем кому тема приисков интересна, все это знают ибо более профессионально работают с источниками. Лично знаю людей, которые своими ножками протопали практически по всем старым рудникам и приискам в округе, где можно было спуститься и залезть — спустились и залезли (умудрились даже попасть в засыпанную штольню «Дружба» на горе Благодать», все отфотали. Ваш выпендрёж не стоит и гроша ломанного. Написали лучше чего-нибудь еще толковое про Ваш родной Черноисточинск. Там еще много нераскрытых интересных тем, а Вы только одно и тоже переиздаёте — фантазии или знаний не хватает?

      Ответить
    • ЗЛП
      Да, и сдается мне, Андрей Леонидович, что Вы тупо тырите инфу из рукописей Сергея Канонерова, к которым, возможно, Вас допустили музейщики. Однако, если Вы действительно такой знаток наших горных разработок, то Вам не составит труда ответить на вопрос с форума «История Нижнего Тагила», относительно названия штольни, на приведенном фото: http://historyntagil.ru/forum/index.php?topic=11.0 . Ждем-с!

      Ответить
      • Александра Канонерова — описался, простите, думал еще о одном безвременно ушедшем тагильском геологе :(

        Ответить
  11. А.П. Каждый географический объект, и имеющий собственное название связан с какими-то историческими событиями. Поэтому очень важно знать географические названия и стояки зрения изучения родного края. На современные географические карты наносятся, только крупные названия, а небольшие горы, речки, рудники, не всегда имеют свои названия, и если имеют, не обозначены на картах, поэтому часть географических названий давно забыта местным населением, в том числе и на территории нашего города и в окрестностях.
    Еще раз, посмотрев имеющиеся документы, можно сделать вывод, что Андреевская гора, находящееся в конце улицы Заречной на кирпичном поселке, это и Андреевский медный рудник, но имел название, связанное со словом Выя. Далее в сторону Серовского тракта находится Пырловский карьер, где находилось Выйское месторождение железной руды, некоторые жители его называют «Поганая яма». На другой стороне Выйского пруда, где находится поселок Нижняя Черемшанка, есть карьер, его тоже называют «Поганая яма». Буду рад, услышать мысли остальных знатоков.

    Ответить

Оставить комментарий или два

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:angel: 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:devil: 
:bomb: 
:bravo: 
:drink: 
:wonder: 
:sick: