ПТ, 15 декабря 2017 | В Нижнем Тагиле:-4.7°C

Конкуренты. Часть 2: Уктусский завод

…Летом 1702 года из Москвы на Урал отправился думный дьяк Андрей Андреевич Виниус, в ту пору возглавлявший сразу три государевых ведомства: Сибирский, Пушкарский и Аптекарский приказы. Накануне, Андрей Андреевич получил на руки специальный указ царя Петра, который предписывал ему «не медля ехать в Сибирь, для осмотру новопостроенных железных заводов и установления в литье пушечных, мортирный да иных полковых припасов». Кроме того, в указе особо отмечалось, чтобы дьяк особое внимание уделил «сыску медных руд, да угожих мест для устройства новых заводов». Маршрут путешествия проходил по Верхотурскому и Тобольскому уездам.

Первым пунктом в этой инспекторской поездке значился Невьянский завод, недавно отданный в аренду тульскому купцу и кузнецу Никите Демидовичу Антюфееву. Передача совсем нового завода «на уговор» частному лицу была своего рода экономическим экспериментом, результаты которого интересовали, прежде всего, самого Андрея Андреевича, который активно лоббировал этот проект. Получив три года назад добро на проведение такого эксперимента, Виниус долго и тщательно подбирал человека, который смог бы воплотить его замысел в жизнь. Почему выбор дьяка пал именно на Никиту Антюфеева, тема отдельного разговора. Скажем лишь, что выбор этот был совсем не случаен. Отправляя будущего Демидова «на Камень», Виниус снабдил его царским указом, предписывающим, кроме всего прочего, «вести поиск медных, железных руд, горнового камня, и прочих полезных минералов», и разрешающим «в местах тех, где оныя руды откроются, ставить заводы за свой кошт, и ведать [их] ему самому».

Осмотр Невьянского завода полностью удовлетворил дьяка: «Демидыч» держал предприятие в полном порядке, оборудование работало исправно, государственный заказ выполнялся. Однако, когда разговор зашёл о рудных местах, Никита стал жаловаться на то, что все рудные земли уже описаны в казну, а те месторождения, что ещё не заявлены, малоперспективны. Тулянин просил Виниуса «пробить» у царя разрешение на разработку тех рудных мест, где заводы ещё не стоят, или тех, где стройки заморожены. В качестве примера Никита сообщил, что «под Арамилью, на реке Полевой, богато место имеется, да тамошние крестьяне заводу не хотят, и царёвым людям ужо мзду дают, штоб те там завод не ставили…». Узнав об этом, Андрей Андреевич немедленно выехал в Арамильскую слободу…

001_титульный лист

…Арамильская слобода с конца XVII века считалась одним из центров металлургии на Урале, и, очевидно в силу этого обстоятельства, была приписана к Тобольскому воеводству. Несмотря на примитивные способы получения меди и железа в те времена, слава об арамильских кузнецах и железных дел мастерах ходила по всему Уралу и Прикамью.
Согласно переписи Тобольского уезда, проводившейся Львом Поскочиным в 1681–1683 годах, в слободе, на тот период, насчитывалось 126 крестьянских дворов, в которых проживало 337 человек мужского пола. Кроме них имелось три двора церковников, 31 двор служилых людей (казаки, пушкарь и воротник), четыре двора бобылей, «да двор писчего дьячка и слободчика Мишки Сарапульца».
Основная масса народа жила в центральном поселении Арамили, но примерно треть населения проживала в ближних деревнях – Бобровской, Назаровой, Иктусовой и Ольховке.
У жителей Арамильской слободы перепись выявила семь мельниц и три кузницы. Кроме того, крестьянин центрального поселения «Матюшка Исаков сын Лехкой был обложон оброком на железной промысел…», то есть, по сути, являлся первым, официально зарегистрированным, металлургом в окрестностях.

002_Арамильская слобода_и её деревни1695Арамильская слобода и её деревни (фрагм. карты 1695 г.)

Подавляющее число жителей Арамильской слободы являлись переселенцами из Соликамского уезда, из Кунгура и Сарапула.
Заселение Арамильской слободы происходило довольно активно, и в ходе переписи 1695 года, в окрестностях были отмечены новые поселения – деревни Фомина, Зыкова, а так же Шиловка, которую ещё называли Уктусской, так как она стояла на речке Уктус.

В 1699 – 1700 гг. на Уктусе были найдены залежи медной и железной руд.
На месторождениях было решено построить завод, но пока рядили, «кому оной завод ведать», в Верхотурье или Тобольске, прошло полтора года. Наконец, ранней весной 1702 года, на Уктус-реку с Каменского завода был послан плотинный мастер Ермола Яковлев, который должен был определить место под будущий завод. Но местные крестьяне, не желавшие индустриализации, «собрали миром пяти рублёв серебром да медной деньгой» и за эту сумму упросили Яковлева, чтобы он утаил от властей наличие удобного места для стройки. Слухи об этой коррупционной сделке дошли и до Никиты Антюфеева, доверенные люди которого рыскали по Уралу в поисках новых рудных мест.

Прибыв в Арамильскую слободу, Виниус отправился на Уктус. Плотинный Яковлев сразу был допрошен, и сознался в получении взятки, хотя уверял дьяка, что не стал бы утаивать «угожее место» от властей. Виниус приказал Яковлеву вернуть деньги крестьянам, а самого плотинного «били плетьми на площади в наказание и назидание иным возможным мздоимцам и татям».
Ответственным за стройку на Уктусе Виниус назначил приказчика Каменского завода Ивана Астраханцева, а другому известному «боярскому сыну» — Семёну Ульяновичу Ремезову – было поручено изготовить карту окрестных мест.

003_Арамильская слобода_и Уктус завод_ и рудники_1703 Арамильская слобода, Уктусский завод и рудники (фрагм. карты С. Ремезова, 1703 г.)

На организаторские работы ушёл год.
В начале, Астраханцев подрядил на строительство 40 крестьян из Арамильской слободы, «с их же керки и с ломы, и с молоты, и с лопаты», но скоро народу стало не хватать, и на завод стали присылать рабочую силу из других слобод Верхотурского, Туринского и Тобольского уездов.

Работы по подготовке площадки будущего завода начались в августе 1703 года, а уже19 ноября 1704-го на Уктусском заводе была задута первая домна. Из сохранившихся документов тех лет можно заключить, что плотину новому заводу строил недавно репрессированный Виниусом Ермола Яковлев, а для возведения домен был привлечён доменный мастер Каменского завода Яков Фадеев.

004_план заводской плотины_де Геннин Плотина Уктусского завода (чертёж В. И. де Геннина, 1735 г.)

Вторая домна была пущена 3 мая 1706 года.
К тому времени на заводе, действовали две молотовые фабрики с двумя молотами в каждой.
Сохранилось описание строений Уктусского железного завода: «Острог рубленой о дву башнях проезжих, оной острог и башни крыты дранью, в остроге церковь деревянная во имя святителя Николая Чюдотворца, двор для житья начальником, приказы в двух избах, для житья 21 изба, да плотина, и при ней строения: две молотовые, две доменные печи, кругом оных печей и на них забраны заплоты деревянные и покрыты тесом; два котельных сарая, кузница, караульная изба, угольной и известной сарай, вешняшной и при домне мосты, и у вешняков запоры. Во оных фабриках горны с трубами кирпишные и при них валы, колеса и кожухи деревянные, и лари тесовые».

005_Гармахерский горн

Гармахерский горн

В штате завода числилось 55 мастеровых и 12 учеников, которые занимались выпуском чугуна и железа, изготовлением гвоздей, якорей, котлов и различных инструментов. В 1706 году завод получил первый военный заказ – бомбы, гранаты, ядра, картечь. С тех пор завод стал получать заказы на военную продукцию регулярно. Самые крупные из которых размещались на Уктусе в 1710 и 1715 годах. За период с 1704 по 1718 гг. на Уктусе было выковано 94178 пудов железа, изготовлено якорей общим весом 300 пудов, уклада для производства инструментов 445 пудов, бомб и ядер 11122 пуда, произведено чугунных котлов 866 пудов.

В 1713 году на Уктусском заводе впервые налажена была выплавка меди. Медную руду возили с Гумешенского, Шиловского и Полевского рудников. Первое время это были опытные плавки, но затем медное производство заработало постоянно, и через пять лет выплавка меди достигла 15 пудов в неделю.

Здесь надо отметить, что в период с 1705 по 1711 гг. Уктусский завод работал в полуосадном положении из-за затянувшегося восстания башкирских племён. Особенно трудно приходилось Уктусскому и Каменскому заводам в 1709 году, большую часть которого заводы простаивали, отражая набеги башкир.

Последствия башкирских набегов так же тормозили дальнейшее развитие Уктусского завода – за шесть лет вражды с башкирами при обороне завода погибло почти 50 человек, половину из которых составляли мастеровые. Тем не менее, уже в 1713 году завод заработал в полную силу, а в 1715-м получил крупный государственный заказ.

В апреле 1718 г. на Уктусском заводе произошёл пожар, причинивший огромный ущерб.
К началу 1720 года восстановление завода было завершено, а уже в июле завод и приписанные к нему слободы были переведены в непосредственное подчинение Берг-коллегии…

…Демидовы долгое время не оставляли попыток заполучить Уктус в своё ведение. В 1709 году Никита Демидович Антюфеев был назначен «камисаром невьянских железных заводов», то есть государственным уполномоченным по надзору за работой заводов и производству на них казённого заказа. В том же году новоиспечённый камисар начал донимать Сибирский приказ челобитными, в которых просил передать под его управление заводы Алапаевский, Каменский и Уктусский. Но реорганизация ведомства в 1709-1710 годах привела к тому, что Сибирский приказ прекратил существование, а уральские заводы были переданы в подчинение сибирскому губернатору, князю Матвею Петровичу Гагарину. Князь Гагарин к Демидову относился крайне недоверчиво, считая его «хамом и прощелыгой», а потому переговоры о передаче этих заводов свелись к тому, что Матвей Петрович предложил Никите Демидовичу «поклониться» такой баснословной суммой, что тот был вынужден отступиться. Но смириться с существованием таких серьёзных конкурентов Демидовы не хотели. Вскоре, усмирённые разными способами башкиры, вновь активизируются на Урале и Приуралье, в результате чего Уктусский завод подвергается разорительным набегам. При этом, мятежники не только жгут заводские строения, но и угоняют в плен работников. В 1709 – 10 гг. на заводах Демидовых появляются мастеровые из Арамильской слободы и Уктусского завода, которых Акинфий Никитич якобы «откупил у нехристей по семи рублёв с полтиною за кажного». Понятно, что эти суммы освобождённые пленники должны были отработать. Примерно в это же время по Уралу начинают ходить слухи, что ватаги лихих людей совершают нападения на рудники и делянки углежогов, приписанных к казённым заводам. Нападению подверглись и жигари Уктусского завода. После произошедшего управляющий Уктусского завода Завьялов писал сибирскому губернатору: «…кабанщик* Фрол Родионов признал средь татей Тимошку Васильева и брата его Петра с демидова заводу, что на Невье…» Канцелярия губернатора устроила по факту происшествия розыск, который ни к чему не привёл. Допрошенный Акинфий Никитич показал, что «оныя Васильевы братья уже год, как в беглых, а тому, кто укажет на них, по два рубли деньгами аль хлебом обещано…».

…В июле 1720 г. «в Сибирскую губернию на Кунгур и в прочие места для осмотру рудных мест и строения заводов» была направлена группа горных специалистов, в составе бергмейстера** И. Ф. Блиера, бергштейгера** И. Ф. Патрушева, нескольких рудознатцев и артиллерийских учеников. Возглавлял группу артиллерии капитан Василий Никитич Татищев.

006_ТатищевВ. Н. Татищев

Проведя несколько месяцев в Кунгуре, 30 декабря Татищев и его спутники прибыли на Уктусский завод, который было решено сделать резиденцией. Сюда же было переведено из Кунгура горное начальство, ведавшее всей металлургической промышленностью Урала и Сибири.

Осмотрев завод и расспросив его жителей и работников, Василий Никитич убедился в его бесперспективности как крупного центра производства металла. 2 января 1721 г. Татищев поручил управителю Уктусского завода заняться поисками места для нового завода, выгодное расположение которого позволило бы превратить его в мощное промышленное предприятие и центр управления уральской горнозаводской промышленностью. В результате этих поисков на реке Исети было определено место для строительства завода и города, получившего название Екатеринбург.

Однако, останавливать Уктусский завод, на что в начале рассчитывали Демидовы, Татищев не стал. Более того, он постарался укрепить завод квалифицированными специалистами, для чего на Уктус с Алапаевского завода им были переведены бомбардир Индрик Шульц и ротмистр Петер Шенстрем из числа пленных шведов, работавших на Урале. В 1721 году по приказу В. Н. Татищева в Уктус была переведена команда драгун, которые жили по окрестным слободам. Так при заводе появился свой гарнизон. Кроме того, по распоряжению Татищева, в Уктусе были открыты две школы. В марте 1721 года Татищев сообщал Берг-коллегии о первых успехах в развитии школьного образования на Уктусе и возможных путях расширения числа учащихся: «Здесь в школе 50 человек учатся разным наукам: читать, писать, арифметике и геометрии, а можно надеяться и более: детей боярских в здешних слободах много, и ежели таких обучать, то весьма хорошую услугу от них можно получить»

Разбирая бумаги прежней горной администрации, Василий Никитич наткнулся на челобитную, в которой говорилось о том, что ещё три года назад, в 1718 году, Демидовы незаконно начали копать руду на Полевском и Шиловском рудниках. Татищев начал следствие, и ход его грозил Демидовым большими неприятностями. Но в это время Василия Никитича срочно вызвали в Петербург. На его место был временно назначен берграт** И. М. Михаэлис, который к заводу на Уктусе относился менее критично. Правда, пробыл в новой должности Михаэлис не долго.

В апреле 1722 г. Петр I направил на Урал с целью «исправления железных и медных заводов» бывшего начальника Олонецких заводов генерал-майора В. И. де Геннина.

007_де ГеннинВ. И. де Геннин

Новый горный начальник наделялся широкими полномочиями, сопровождать его в поездке на Урал должен был В. Н. Татищев, которому предстояло отчитаться в своей полуторагодовой
деятельности по развитию горнозаводской промышленности.

На Уктусский завод де Геннин и Татищев прибыли к началу декабря 1722 г. Состояние завода произвело на горного начальника самое неблагоприятное впечатление, поскольку ставило под сомнение своевременное выполнение казенного заказа на изготовление артиллерийских орудий для русской армии, о чем он сообщал 17 декабря с своем донесении Берг-коллегии: «понеже… Уктуские и Алапаевские заводы построены весьма не в удобном месте и за умалением воды простою или прогулу бывает много, домны стоят, и из оных пушки лить до будущей весны невозможно…»

В доношении Петру I от 17 декабря 1722 г. В. И. де Геннин так же давал оценку состоянию и перспективам выплавки меди на Уктусском заводе: «Здесь, на Уктуском заводе, медная руда чрез плавилных подмастерьев, которых обучил Цымерман, плавится, которая выработана с Шиловскои ямы расстоянием от того заводу за 18 верст, и не так богата как преж сего работал камисар Бурцев. И ныне при оной яме на верху работают же, только признаки умалаются, а в иных местах и пресеклась, а на дне в той яме каков признак медной руды ныне осмотреть за многою водою невозможно, а как насосы поставлены и вода вылита будет, о том впред вашему величеству писать буду».

008_Уктусский завод_1730Уктусский завод (рис. 1730 г.)

Новый «горный командир» сразу же предпринял ряд мер к исправлению ситуации, и уже менее, чем через год, в октябре 1723 г., докладывал царю об успехах медного дела: «…и на Уктусских заводах из шиловской руды выплавлено чистай меди 264 пуда»…

Неожиданно де Геннин возобновил розыск по старому делу о незаконной добыче Демидовыми руд на казённых землях. Акинфию грозили кандалы. На Урал из Тулы спешно приехал Никита Демидович, поклонился Вилиму Ивановичу соболями и двумя тысячами рублей, и поклялся, что больше «воровства не допустит». В письме он сообщал о принятых мерах, и, в частности, о том, что «…а Акинфку за дурость его я ужо арапником по мордасам отходил…» Но ни взятка, ни заверения в лояльности Никите Демидовичу не помогли. Горный командир передал дело на рассмотрение Сената…

…Что касалось перспектив Уктусского завода, то де Геннин полностью разделял мнение В. Н. Татищева. Тем не менее, он распорядился укрепить заводской острог и обустроить дороги. Но медеплавильные печи Уктусского завода были разобраны и перевезены в Екатеринбург.

Впрочем, уже в марте 1724 года де Геннин распорядился восстановить плотину, поставленную
на Уктусе четырьмя верстами выше старого Уктусского завода и прорванную весной 1723-го. А вскоре стали известны планы нового горного начальства по строительству нового Верхнего, или Верхнее-Уктусского передельного завода. Строительством его руководил олонецкий доменный мастер Федор Казанцев. Плотина нового завода была сооружена в 1725 г., а вскоре
вышло распоряжение де Геннина «при той плотине построить одну молотовую вновь и в ней 2 молота кришных да один колотушечной, которая и построена и окончана строением в 726-м году в апреле месяце». Новый завод назвали в честь цесаревны Елизаветы.

009_план завода цесаревны Елизаветы_1730План Верхе-Уктусского (цесаревны Елизаветы) завода (рис. 1730 г.)

О характере и количестве строений нового завода цесаревны Елизаветы к середине 1730-х гг. позволяет судить «Описание уральских и сибирских заводов» составленное самим В. И. де Генниным: «Плотина чрез Уктус реку бревенчатая, в кледки рубленые набито землею, а в
длину оная и с валом земляным 145 сажен и два аршина, а кроме вала 66 сажен, в ширину 3 сажени 1 ¼ аршин, в ширину 16 сажен 1 аршин. При ней два двора, забранные в стойках тесом, один перед вешняком, другой пред ларем, и один ларь з двумя колодцами. Молотовая фабрика бревенчетая, покрыта тесом, с шестью кожухами, то ж колесницами, в ней 4 горна большие да один колотушечной горн. Подле той фабрики сарай для клажи чюгуна. Пробная изба для пробы железа. Росхожея кузница для ковки и починки заводских инструментов, да 4 анбара, в которых содержитца железо и другие железные припасы…»

010_молотовой цех уральского завода рис 1760Молотовой цех (рис. 1760 г.)

011_печать Уктус завода_1737Печать Уктусского завода

…Однако дни Уктусского завода были сочтены.
Причинной тому стала острая нехватка лесов в окрестностях Уктуса, как для строительных нужд, так и используемых для получения угля. Начиная с 1740 года завод начинает снижать выработку, и к 1750 году производства были окончательно остановлены. Впрочем, значение Уктуса в развитии уральской металлургии сохранялось ещё долгое время – на остановленном заводе стали обучать горному и литейному делу выпускников заводских горных школ Среднего Урала…

012_Описание смежных земель_план Е_бурга_1796

(продолжение следует)

Примечания: ———————————————-
* — кабанщик – устаревшее название углежога (от «кабан» — уложенная особым способом куча дров, предназначенная для производства древесного угля)

** — бергмейстер – по Горной табели о рангах чин IX класса, соответствующий майору военной табели.; бергштейгер — чин XII класса, соответствовал поручику военной табели; берграт — высший чин VI класса, соответствовал званию полковника военной табели;

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter
Система Orphus

2 комментария

  1. Очень интересно!

    Ответить
  2. А.П. Старинные географические карты и топографические планы впечатляют!

    Ответить

Оставить комментарий или два

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:angel: 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:devil: 
:bomb: 
:bravo: 
:drink: 
:wonder: 
:sick: