ПТ, 15 декабря 2017 | В Нижнем Тагиле:-5.4°C

Заводчик, ботаник, меценат

…Григорий Акинфиевич, наверное, единственный из всего рода Демидовых, о котором историкам до недавнего времени было известно очень немного. Причин тому было несколько.

Во-первых, Григорий прожил всего 46 лет, что даже по меркам того времени считалось немного. Во-вторых, он никогда не стремился к роскоши и чрезмерному богатству; предпочитая тратить на образование и воспитание своих детей, оснащение своих заводов, развитие науки. В-третьих, средний сын Акинфия Никитича был скромен от природы и неприхотлив в быту. Как писал о нём старший брат – Прокофий – «…я рос в деда, а Гришка в мать, был тих, но примирить умел, и не гневался…»

Григорий никогда не имел не только личных летописцев, как тот же Прокофий, но и постоянного секретаря не держал; избегал светского общества, считая время, проведённое на приёмах и балах, потраченным впустую. Удивительно, но до недавнего времени историки даже не знали, как выглядел Григорий Акинфиевич: единственное его изображение, хранившееся в Академии Наук в Петербурге, было создано уже после смерти Григория, по памяти. И лишь сравнительно недавно стал известен единственный прижизненный портрет этого человека…

001_Григорий
Григорий Акинфиевич Демидов (репр. с портрета С.-Пб филиала АН)

…Григорий родился 14 ноября 1715 года. Детство его прошло в Туле и на Невьянском заводе, под присмотром матери, что в дальнейшем, несомненно, сказалось на формировании его интересов. В четыре года Григория начали учить чтению и счёту, и к пяти годам он уже вполне сносно читал и считал. Ещё через год мальчик освоил и письмо. В те годы в моде было домашнее обучение, и на образование сына супруги Демидовы не жалели средств. Когда Григорию исполнилось 12 лет, по настоянию отца он вместе с братом отправился в Саксонию обучаться «железному делу». А уже два года спустя, Акинфий начал знакомить сыновей с производством… И тут выяснилось, что ни Прокофий, ни Григорий вовсе не горят желанием посвящать свою жизнь металлургии. Но если о позиции старшего сына Акинфий Никитич к тому времени уже догадывался, то признание Гриши стало для него неожиданностью. Григорий разъяснил отцу, что его больше привлекают науки, и он хотел бы посвятить им свою жизнь. Акинфий расстроился, но решил не сдаваться. С приданым Евдокии Тарасовны появились в демидовском хозяйстве две солеварни на Каме, но навести там порядок никак не доходили руки. Вот туда Демидов и отправляет сыновей, рассчитывая на то, что «малым делом управиться лекше», а там, глядишь, и втянутся недоросли в семейный бизнес.

002_соликамск рассолоподъмная башня,Типичная соляная варница XVIII-XIX вв.: рассолоподъёмная башня, сарай для соли, соливарня (фото 2010 г.)

Но вышло иначе. Братья поселились в селе Красном, где по воспоминаниям Прокофия Акинфиевича «…люди жили богатенько, а невест на любой вкус с избытком имелось». Там Григорий влюбляется в «кроткую и нравом тихую сиротку» Наташу. О начале этого романа мы рассказывали в позапрошлом выпуске нашей рубрики.

Избранница Григория оказалась не из простых. Её отец – Павел Иванович Суровцев – слыл в тех местах известным соледобытчиком, имел более двух десятков варниц, большой, богатый дом на селе и недавно отстроил каменную церковь. Но два года назад Павел Суровцев умер, а его дочери Наталья и Федора до совершеннолетия находились под опекой бабушки — Аксиньи Григорьевны.

С ней-то, впоследствии, и вёл Акинфий переговоры о будущем детей.

…Надо сказать, что в одних источниках имя жены Григория значится, как «Наталья», в других – «Анастасия». Тут дело в том, что избранница юного Демидова при рождении была крещена по «старому обряду». Но щепетильный в вопросах вероисповедания Акинфий Никитич поставил условие: окрестить будущую сноху по-никониански. При крещении девушка получила имя Анастасия…
После свадьбы, «коя была пивна и вина, что старикам не в память», Григорий стал потенциальным соляным магнатом: в права наследования его жена могла вступить только по достижении 18-и лет.

003_солезавод СуровцевыхСолезавод в Соликамске(фото нач. XX в.)

Сразу после свадьбы, молодожёны увлеклись садоводством. Акинфий смотрел на занятия сына с недовольством, и не раз пытался образумить чадо, но Григорий всякий раз отвечал родителю: «И государь наш плоды выращивает, и распространять сие дело везде велит и приветствует…» Это было правдой: к растениям у царя Петра была великая, ни от кого не скрываемая привязанность, и окружавшие государя люди знали, что посмеиваться над этой царской страстью, а тем более как-то осуждать ее опасно. А вскоре, неожиданно для Акинфия, отношение Григория к «железному делу» стало меняться: юноша начинает интересоваться металлургией и геологией, напрашивается в поездки по отцовским заводам, где изучает как технологию производства металла, так и ведение заводской бухгалтерии. При этом, Григорий и не думал бросать ботанику. Он покупает книги по садоводству, изучает иностранные языки. Впоследствии современники отмечали, что Григорий Акинфиевич в совершенстве знал немецкий язык, свободно владел английским, читал и переводил с шведского и французского.

…Начиная с 1732 года, Григорий вместе с братом Прокофием приступает к формированию будущего ботанического сада — сначала в Красном, а затем и в Соликамске. Он не ограничивается только выращиванием экзотических растений, но и начинает заниматься селекцией. Через три года он узнаёт о том, что на Васильевском острове в Петербурге Академия наук создает академический ботанический сад.

004_Императорский Ботанический сад в Санкт-Петербурге, план 1843 гИмператорский Ботанический сад в Санкт-Петербурге (план 1843 г.)

Заведовать им был приглашён энергичный немецкий ботаник и естествоиспытатель Иоганн Амман. Григорий написал Амману, рассказав о своих исследованиях, и сразу предложил немцу семена выведенных в Соликамске культур. И вскоре от Аммана пришёл ответ и семена разных, очень редких для России растений, для выращивания которых Григорий сразу строит новые «избы, што зовут ранжереями»…

…В 1737-м у Григория Акинфиевича рождается первый сын, которого назвали Александром. А ещё два года спустя, ботанический сад Григория Демидова неожиданно приобретает куратора в лице молодого адъюнкта Петербургской академии наук, ученого-натуралиста Георга Стеллера.

00_005

В Соликамске Стеллер застрял случайно, ожидая идущие реками экспедиционные грузы Второй Камчатской экспедиции командора Беринга. Григорий пригласил известного натуралиста в свой дом и познакомил его с оранжереями и питомниками. Стеллер решил остановиться у Демидова до тех пор, пока не прибудут ожидаемые им грузы, и помочь Григорию Акинфиевичу с организацией ботанического сада. Всего, в Соликамске Георг Стеллер провёл около трёх месяцев. За это время он привел в должный научный порядок весь ботанический сад, определил растения, семена, и помог обрести систему большому гербарию, а так же завел специальные книги учета с краткой характеристикой каждого растения, таблички на грядках, в аллеях и теплицах сада. Стеллеру очень понравилась демидовская коллекция эндемиков, то есть растений, произрастающих только на ограниченной территории, в данном случае — на Урале. Стеллер рассказал Демидову и о том, что Амман издает первое обстоятельное, хорошо иллюстрированное описание растений всей России и уже три года переписывается со шведским ученым-натуралистом Карлом Линнеем, который прислал ему в подарок фундаментальные ботанические книги «Система природы», «Лапландская флора» и многие другие, где автор пытается в корне преобразовать всю ботаническую науку. Сам Стеллер тоже состоял в переписке с Линнеем. Более того, он пообещал Линнею собрать гербарий растений Урала, но экспедиционные дела не позволяли сделать это в срок.

Демидов с готовностью согласился помочь Стеллеру, и вскоре после его отъезда собрал и отправил Линнею в Швецию большую посылку с засушенными уральскими растениями, семенами и корневищами. Обрадованный проведенной Стеллером в ботаническом саду систематизацией растений, Григорий начал переписку и обмен ботаническими коллекциями с известными русскими ботаниками и путешественниками…

…Тем временем, жизнь идёт своим чередом. В 1738 году у Григория и Анастасии рождается сын, названный при крещении Павлом. А два года спустя, третий сын – Пётр. После семья Григория прибывала только дочерьми.

Надо сказать, что воспитанию детей в семье Григория Акинфиевича уделялось особое внимание. По свидетельству профессора Иоганна Гмелина – известного учёного и путешественника, который в 1743 году посетили Демидовых в Соликамске, «…воспитание детей в доме Григория Демидова особенно похвально. Подобное воспитание редко увидишь в этой стране. Дети от пяти до восьми лет выглядят учтивыми и благовоспитанными, как будто они намного старше…». Надо сказать, что все дети Григория Акинфиевича получили прекрасное образование, знали по два-три языка и интересовались науками.

005_2_Гмелин о ДемидовеОдна из страниц книги И. Гмелина посвящённая Г. А. Демидову

Слава о заводчике и естествоиспытателе Демидове быстро разнеслась по просторам Российской империи. Многие, кто интересовался биологией, проезжая Соликамск, старались встретиться с Григорием и ознакомиться с его ботаническим садом. В 1746 году в Соликамск вновь приехал Георг Стеллер. Он прожил у Демидова несколько месяцев и, уезжая, оставил Григорию богатые коллекции растений, собранные им в Сибири. Демидов сохранил бесценные коллекции Стеллера, передал образцы гербария в Петербургскую академию наук, а дубликаты отправил в Швецию – Карлу Линнею. Линней в то время работал над капитальным трудом «Виды растений», куда включал все известные ему растения Урала и Сибири. Для реформатора ботаники важно было получить как можно более подробные сведения о растительном мире. Григорий Акинфиевич и Линней вступили в переписку, которая продолжалась до последних дней жизни Демидова.

Из 118 видов «соликамских» растений, посланных Григорием Карлу Линнею и росших в его саду в Хаммарбю, до наших дней сохранились шесть. Тринадцать писем Григория Демидова к Линнею хранятся в Лондоне.

006_письма к К Линнею_1

007_письма к К Линнею_2Фрагменты переписки Г. Демидова и К. Линнея

Некоторые учёные специально искали встречи с Григорием, чтобы проконсультироваться с ним по вопросам ботаники или садоводства, или поделиться своими коллекциями. Среди них были и известные, как Иоганн Гмелин и Степан Крашенинников, и те, кто не оставил в истории России яркого следа.

Известный русский ученый и путешественник И. И. Лепехин, будущий директор академического сада в Петербурге, в книге «Дневные записки путешествия по разным провинциям Российского государства», также посещавший ботанический сад Григория Акинфиевича, писал, что насчитал в саду 525 видов растений, и не только деревьев и кустарников Урала и Сибири, но и многих теплолюбивых растений из тропических и субтропических зон планеты, таких, как кофе, кактусы, алоэ, агавы, амариллисы, канны, гиацинты, ананасы, олеандр, лавр, мирт, лимон, банан. Большое флористическое богатство сада, сформированное по географическому и систематическому принципам, отметил и другой известный естествоиспытатель и путешественник Н. П. Рычков в своей книге «Журнал, или Дневные записки путешествия капитана Рычкова по разным провинциям Российского государства в 1769 и 1770 годах»: «…в том саду можно найти собрание большой части трав, растущих в Африке, Америке, в Сибири и в самых камчатских пределах. Сад разделен на множество оранжерей и цветников, из которых каждая особливо заключает в себе растения других стран».

Состоял Григорий Акинфиевич в переписке и с директором Московского аптекарского огорода Трауготтом Гербером…

008_переписка с ГерберомПисьмо Г. Демидова к Т. Герберу

…После смерти Акинфия Никитича в 1745 году Григорий принимает участие в совместном с братьями управлении уральскими заводами. Вместе с Прокофием он основывает ещё один сад – на этот раз в Туле, на территории фамильной усадьбы. Но тульский ботанический сад был создан не с научной целью, и на его базе почти не велись научные работы.

Интересно, что и младший сын Акинфия – Никита – под влиянием старших братьев тоже пытался заниматься садоводством на тагильских заводах. В одном из писем Григория младшему брату* есть любопытные строки: «…посылаю тебе на Тагил саженцев яблоневых числом полста, да поречи** матушкиной любимой столько ж, да цветов корней разных по две дюжины каждого виду… …а кустов розовых отправлю с другой оказией» Существовал ли на Нижнетагильском заводе сад, и если да, то где, доподлинно не известно.

…В 1747 году Григорий Акинфиевич переезжает в Петербург, где владел несколькими домами. После пожара в здании Кунсткамеры 5 декабря 1747 г. он предоставил один из домов под фонды библиотеки Академии наук и Кунсткамеры. Дом Григория Демидова стал принимать читателей, как полноценная библиотека. Его посещали Ломоносов, Мюллер, другие академики. Демидовская библиотека работала до 1766 года, до возвращения фондов в новое здание Кунсткамеры. Живя в столице Григорий не забывает о своём ботаническом саде в Соликамске, постоянно выделяя для его нужд значительные суммы, и регулярно приезжая сам для проведения исследований, встречи гостей или для того, чтобы собственноручно посадить какое-нибудь редкое растение. Французский астроном Жан Шапп д’Отрош был одним из последних гостей, кого Григорий принимал в своём ботаническом саду. Позднее д’Отрош писал в своей книге «Путешествие в Сибирь по приказу короля»: « … здесь установлены двенадцать очень красивых теплиц. Они наполнены деревьями лимона и апельсина. Здесь же можно увидеть и другие фрукты Франции, Италии, некоторые количество растений и кустарников из разных стран… …Господин Демидов устроил в своем доме очень хорошо укомплектованную аптеку, и в отличном порядке. Очень умелый человек поставлен ею руководить и распространять лекарства для всех больных в этой местности… …Его садовник был русский и имел хорошие знания в физике, это само по себе показывало, по меньшей мере, человека образованного, и его большие способности в будущем. Господин Демидов, сам большой знаток, и не упустил талантов своего садовника. Поэтому для него были закуплены книги по математике, физике, ботанике, а также разные инструменты.»

Что касается умножения фамильного «железного дела», то к нему Григорий Акинфиевич вернулся уже в конце жизненного пути. В начале 1759 году он закладывает два новых передельных завода – Тисовский и Бисертский. Строительство шло два года. Бисертский завод был пущен за неделю до кончины Григория, а Тисовский пускал уже его старший сын – Александр Григорьевич…

…Григорий Акинфиевич Демидов умер 13 ноября 1761 года в Петербурге. Похоронили заводчика-ботаника в Туле, в родовой усыпальнице Демидовых при Николо-Зарецкой церкви.

009_800px-thumbnailНиколо-Зарецкая церковь в Туле

010_Законсервированный_вид_усыпальницы_ДемидовыхЗаконсервированная усыпальница Демидовых в Николо-Зарецкой церкви

После смерти Григория Демидова владельцем Соликамского ботанического сада стал его старший сын Александр. Часть наиболее ценных коллекций вывез в Москву Прокофий Акинфиевич. Они вошли в состав его ботанического сада. В 1772 г. Соликамский сад был продан вместе с Красным селом заводчику Турчанинову, который поддерживал сад до последних дней жизни. Но после его смерти сад стал приходить в упадок, и в 1824 г. прекратил свое существование. Восстановлением демидовского ботанического сада в Соликамске занялась в 1994 году администрация города. Должность директора была предложена опытному садоводу и цветоводу, энтузиасту ботаники Анатолию Михайловичу Калинину. Его личная коллекция, которую он формировал на протяжении 30 лет, стала основой нового ботанического сада. Соликамский дендропарк привлек внимание многих отечественных ученых ботаников и краеведов.

25 августа 2001 года соликамцы открыли памятную доску в честь Григория Демидова в бывшем селе Красном, на месте первоначального ботанического сада.

011_Botanicheskiy-sad-SolikamskМемориальная доска на месте первоначального ботанического сада в с. Красном

Несколько слов о потомках Григория Акинфиевича.

Старший сын – Александр Григорьевич (1737-???) — действительный статский советник. Был женат на дочери обергофмейстера Олсуфьева – Прасковье Матвеевне. Несмотря на прекрасное академическое образование, не стал заниматься наукой, а посвятил жизнь металлургии, пойдя по стопам деда и прадеда.

Второй сын — Павел Григорьевич (1738-1821) – напротив, предпочёл научную стезю. Был женат на княгине Анне Степановне Сибирской (Глебовой). Детей в браке не было. Павел много занимался благотворительностью.

Третий сын – Петр Григорьевич (1740-1826), унаследовавший Ревдинские заводы. В 1800 году он был назначен обер-директором Петербургского Коммерческого училища – как было сказано в рескрипте императрицы Марии Федоровны, «по совершенной доверенности, а равномерно из признательности к памяти родственника». На этом посту он пробыл пять лет и проявил себя талантливым администратором, не щадящим сил для отстаивания интересов училища. Жертвовал на училище значительные суммы. Был женат на представительнице древнего боярского рода Екатерине Алексеевне Жеребцовой.
Дочери Григория Акинфиевича Ирина и Василиса умерли в юности.

Дочь Хиона выдана была замуж за статского советника, посланника России в Турции, члена Российской Академии Александра Стахиевича Стахиева.

Мария Григорьевна вышла замуж за тульского помещика Григория Никитича Данилова. Пульхерия Григорьевна стала женой Александра Филипповича Кокоринова, архитектора, одного из основателей Российской Академии Художеств и ее первого директора. В числе первых выпускников Академии, прошедших курс наук за рубежом, был будущий архитектор Иван Егорович Старов, ставший мужем сестры Пульхерии, Натальи..

О судьбе ещё одной дочери Григория – Степаниде – неизвестно ничего…

…Долгое время считалось, что прижизненные портреты Григория Акинфиевича либо утрачены, либо вообще не существовали. В начале «нулевых» стало известно, что единственный портрет Григория Демидова сохранился и находится в Канаде, в семье представительницы этой ветви рода Демидовых Татьяны Демидовой-Сеген. Позже копия этого портрета была подарена тульскому музею «Некрополь Демидовых»

012_Григорий_Акинфиевич_Демидов.tifГригорий Акинфиевич Демидов (портрет неизв. худ., середина XVIII в.)

Примечания: —————————————————
* — письмо хранится у потомков Григория Акинфиевича в Канаде (прим. авт.)
** — пореча, т.ж. поречка – устаревшее название смородины (прим. авт.)

С любовью к истории и Нижнему Тагилу краевед Георгич.

 

 

 

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter
Система Orphus

11 комментариев

  1. Прокофий Акинфиевич любил растения, Григорий Акинфиевич любил растения. Иван Васильевич любил деревья. Засадил ими всю Вагонку и УВЗ.
    Только нынешняя власть во главе с С.К. ненавидит всё живое и уже второй год вырубает деревья на Вагонке. Уничтожает всё, что когда-то сделал для Вагонки легендарный Окунев И.В.
    Напротив «России» опять порубали деревья.
    Хоть бы у них руки когда-нибудь поотсыхали!
    Надеюсь, что Бог не Тимошка, видит немножко.

    Ответить
    • СК — чужак. В местных делах и истории не разбирается. Как ему наши упыри в ухи поют, он так и делает.

      Ответить
  2. Вам про Демидовых — а вы про деревья тухлые, ну и ассоциации у вас!

    Ответить
  3. Сам — тухлый.

    Ответить
  4. Ждешь, что я тебя в ответ Демидовым назову? Жди.

    Ответить
  5. МИХАИЛ ШОЛОХОВ. НАУКА НЕНАВИСТИ.

    «Мы проходили через поляну. Шедший впереди меня связной красноармеец слегка коснулся рукой ствола березы, спросил с искренним и ласковым удивлением:

    — Как же ты тут уцелела, милая?..

    Но если сосна гибнет от снаряда, падая, как скошенная, и на месте среза остается лишь иглистая, истекающая смолой макушка, то по-иному встречается со смертью дуб.

    На провесне немецкий снаряд попал в ствол старого дуба, росшего на берегу безымянной речушки. Рваная, зияющая пробоина иссушила полдерева, но вторая половина, пригнутая разрывом к воде, весною дивно ожила и покрылась свежей листвой. И до сегодняшнего дня, наверное, нижние ветви искалеченного дуба купаются в текучей воде, а верхние все еще жадно протягивают к солнцу точеные, тугие листья…»

    Если, конечно, туда не пробрались современные чинуши — организаторы биоцида в России.

    Ответить
  6. Много ошибок — неточностей или вольностей, например. откуда взят портрет Штеллера? Насчёт Анастасии и Наташи откуда взята идея о перекрещивании, тем более по инициативе Акинфия, который старовер, без разрешения бабушки? Поаккуратней надо быть с историей отечества.

    Ответить
    • Погугли и всё найдёшь.

      Ответить
    • Акинфий старовер? А почему не буддист?

      Ответить
    • Нет здесь никаких вольностей.
      Портрет, если я не ошибаюсь, взят со старого сайта университета Виттенберг-Галле. Соответствие этого изображения внешности Стеллера действительно не доказано.

      NB: Акинфий-старовер? Это даже не смешно.

      Ответить
      • Tagilstories

        портрет, если я не ошибаюсь, взят со старого сайта университета Виттенберг-Галле

        Не оттуда, но с немецкого ресурса.
        ОК. Давайте уберём портрет Стеллера. Вы правы.

        Ответить

Оставить комментарий или два

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:angel: 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:devil: 
:bomb: 
:bravo: 
:drink: 
:wonder: 
:sick: