СБ, 20 июля 2019 | В Нижнем Тагиле:+15.6°C

Петровская «приватизация» (часть 1)

…О том, как развивалась металлургия на Урале до появления здесь Демидовых, мы рассказывали достаточно подробно ранее 1,2,3,4. В конце XVII – начале XVIII вв. основную массу металлургических предприятий в наших краях составляли так называемые «казённые» (государственные) заводы.Главным и, по большому счёту, единственным преимуществом таких предприятий был полный контроль за их деятельностью со стороны государства. В остальном, практически все казённые заводы на Урале имели ряд серьёзных недостатков, среди которых и низкая производительность, и острый дефицит квалифицированных специалистов, и неэффективное управление.

Уже тогда в окружении Петра начали понимать, что было бы гораздо полезнее шире привлекать к освоению богатейших месторождений Урала частный капитал. И уже в 1701 году царь решает в качестве эксперимента передать один из недавно построенных заводов в аренду частному лицу. В 1702 году на Невьянский завод прибывает новый управляющий – тульский кузнец, рудознатец и предприниматель Никита Демидович Антюфеев (Антуфьев), согласившийся «принять сей завод по уговору» сроком на три года.

001_Никита Демидович Никита Демидович Антюфеев (Демидов) (портрет неизв. худ., XVIII в.)

…Здесь надо сделать паузу и объяснить, откуда вообще во всей этой истории появилась фигура Демидова. В популярной и исторической литературе на этот счёт существуют различные версии, повествующие о знакомстве царя Петра с Никитой Демидовичем. Согласно одной из них, кузнец и царь познакомились случайно, когда волею судеб неподалёку от дома Демидова сломался царский экипаж. По другой версии, Демидова царю рекомендовал будущий вице-канцлер Пётр Павлович Шафиров, чинивший у будущего Демидова свои пистолеты. На самом же деле тульский кузнец Антюфеев «попал в обойму» благодаря Андрею Денисовичу Виниусу, который ещё во времена правления царя Михаила Фёдоровича организовал первые чугуноплавильные, железоделательные и оружейные заводы в Туле. Так же он приобрёл право на поставку в казну железа и оружейных припасов, и разрешение продавать излишки продукции за границу. Для работы на этих заводах привлекались жители окрестных слобод, знающие толк в «железном деле». В их числе был и отец Никиты – Демид Григорьевич. Позднее, передавая заводские дела сыну, Андрей Денисович рекомендовал кузнеца Антюфеева, как самого умелого мастера. Сын Андрея Денисовича – Андрей Андреевич Виниус, сошёлся с Антюфеевыми и всячески покровительствовал им. Позднее, став главой Сибирского приказа, Андрей Андреевич стал лоббировать интересы Никиты Демидовича, оказывая ему «всякое разумное содействие». Когда же на Урале были открыты «богатые руды», Виниус вспомнил Никиту, полагая иметь в его лице представителя своих интересов на Урале…

…Несмотря на то, что итоги управления Невьянским заводом «уговорщиком Антюфееевым» были впечатляющими, Виниусу не удалось сразу уговорить царя развивать «железное дело», привлекая частный капитал: Пётр не желал терять контроль над производством металлов. Чтобы увеличить количество выплавляемых железа и меди, царь решает передать управление казёнными заводами из ведения созданного в 1700 году Приказа рудокопных дел в ведение губернаторов. В 1711 году Приказ рудокопных дел, переименованный недавно в Рудный приказ, был упразднен. Кроме того, Пётр издаёт ещё ряд указов, ужесточающих контроль над разведкой, добычей и переработкой чёрных, цветных и драгоценных металлов.
Однако, очень скоро ему становится ясно, что запреты и чрезмерный контроль не способствуют развитию горного дела. К тому же, перешедшие в подчинение губернаторам заводы, зачастую становятся источником личного обогащения самих губернаторов в ущерб казне. Поэтому в 1715 году Рудный приказ был создан заново, с возвращением ему прежних функций. В то же время, в окружении царя всё чаще звучат голоса в пользу коренных реформ в промышленности. Одним из самых рьяных сторонников передачи нерентабельных железных казённых заводов в частный руки был один из ближайших сподвижников Петра, генерал-фельдцейхмейстер Яков Вилимович Брюс.

002_Брюс Яков Вилимович Брюс (рис. неизв. худ.)

Граф Я́ков Ви́лимович Брюс (настоящее имя Джеймс Дэниэл Брюс) родился в 1669 г., в Москве, в семье представителей знатного шотландского рода, пришедших на службу московскому царю. Получив прекрасное образование, Яков Брюс в 1683 году поступил на службу Петру Алексеевичу, и быстро сделал военную карьеру. В 1697-м сопровождал царя в его заграничном путешествии по Европе, а затем был направлен на дипломатическую работу в Англию. В 1700 г. Яков Брюс был произведен в генерал-майоры артиллерии и принимал участие во всех военных походах от Нарвы до Полтавы. В перерывах между военными кампаниями царь поручал Брюсу решать различные задачи. Яков Вилимович возглавлял Московскую гражданскую типографию, присматривал за царевичем Алексеем, выполнял дипломатическую работу. В 1715 году представил царю проект реорганизации Рудного приказа. Проект заинтересовал Петра, но, тем не менее, прошло ещё два года, прежде, чем предложение Якова Брюса было воплощено в жизнь.

В 1717 году горная отрасль поступила в ведение Мануфактур-коллегии. Но вскоре внутри этой коллегии для ведения «горных дел» было создано отдельное подразделение — Берг-коллегия, которая в 1719 году была выделена в отдельный орган управления. Кроме того, был принят ряд законов, регламентирующих и работу самой Берг-коллегии, и порядок предоставления ресурсов частным лицам.
Первоначально работа Берг-коллегии сводилась к регистрации заявок исключительно на новые рудные места и места для строительства заводов, но вскоре было принято решение передавать в частные руки как долгострои казны, так и действующие нерентабельные предприятия.

Регулировали деятельность Берг-коллегии два основных закона: Берг-привилегия (первый проект которой появился ещё в 1710 году, и в течении семи лет дорабатывался), а так же Берг-регламент, появившийся несколько позднее. Всё, что не охватывалось этими законами, регулировалось при помощи именных и сенатских указов.

Самые выдающиеся положения Берг-привилегии включали в себя отделение горного промысла от подчинения гражданскому начальству; определение прав частных рудопромышленников и заводчиков и их обязанностей; назначение десятинной подати с частных заводов и размера иных фискальных сборов. Но главным законодательным достоинством берг-привилегии была гарантия права наследственной собственности на заводы. Законы также гарантировали права свободной продажи железа на внутреннем рынке и защиту предпринимателей от рекрутского набора.

Первым президентом Берг-коллегии был назначен Я. В. Брюс, который руководил ею до 1726 года, по ходу улучшая работу нового органа. В частности, Яков Вилимович организовал при Берг-коллегии лабораторию для пробирного анализа и исследования руд и металлов. Под высшим надзором Берг-коллегии находились московская Берг-контора, основанная в 1722 году, и местные горные начальства. Президентами Берг-коллегии в разные годы были: Я. В. Брюс (1719—1726); А. К. Зыбин (1726—1731); А. Ф. Томилов (1742—1753); М. С. Опочинин (1753—1760); И. А. Шлаттер (1760—1767); А. Э. Мусин-Пушкин (1767—1771); М. Ф. Соймонов (1771—1781); И. И. Рязанов (1781—1784); А. А. Нартов (1796—1798); А. В. Алябьев (1798—1802); А. И. Корсаков (1802—1806).

В целом Берг-коллегия и принятая под неё законодательная база послужили мощным стимулом к распространению и развитию горно-заводского производства в России.

…Демидовы воспользовались нововведениями одними из первых. Зная о скором принятии нового горного законодательства от знакомых сенаторов, Никита Демидович переезжает в Тулу, а оттуда в Москву. Но ещё до отъезда он неоднократно выезжал в Верхотурье, где встречался с Михаилом Афанасьевичем Бибиковым, и, по некоторым сведениям, привлекал его для оценки состояния тех месторождений, которые были разведаны казной, но разработка их была остановлена или они не разрабатывались вовсе.

Сразу после вступления в силу Берг-привилегии, Никита Демидович подал в Берг-коллегию заявки на Невьянский, Шуралинский и Быньговский заводы, а так же на постройку Выйского, Нижнетагильского, Верхнетагильского, Лайского заводов, создав тем самым мощный фундамент для будущей демидовской «железной империи» на Урале.

Механизм реализации Берг-привилегии был таков.
Первым делом, члены Берг-коллегии рассматривали заявку претендента, и выясняли наличие более ранних заявок на данное месторождение или завод. Затем определялось финансовое состояние претендента, его благонадёжность и деловая репутация, а также наличие у него договоров с казной и именных государевых привилегий. На основании полученной информации определялись размеры пошлин и податей, которые претендент должен был вносить в казну. На последнем этапе рассмотрения заявки члены Берг-коллегии определяли условия, на которых заявка могла быть удовлетворена.

По итогам рассмотрения заявки, Берг-коллегия выпускала разрешительный документ – так называемую «Берг-коллегии резолюцию», в которой были отражены все условия, на которых претендент получал просимое в собственность. Иногда эти «Берг-коллегии резолюции» со всеми прилагающимися бумагами представляли собой довольно толстую книгу и даже не одну.

003_РГАДА. Ф.271. Берг-коллегия. Оп.1.Кн.2763_5 Берг-коллегии резолюция (РГАДА, ф. 271)

Вот как, например, выглядела основная часть «резолюции» на разработку алтайских месторождений, которую получил Акинфий Никитич Демидов в феврале 1726 года:

Берг-коллегии резолюция.

Февраля 16 день, 1726-й года. № 151-й.

По доношению Сибирских заводов заводчика Акинфея Никитина сына Демидова о новоприисканных чрез посланных от него, Демидова, медных рудам, лежащих Сибирской губернии в Томском и Кузнецком уездех в диких местах, которых руд объявлено от него по небольшому числу из осьми мест, и чтоб повелеть ему на тех местах медную руду копать и заводы заводить, где к лесам способнее, не отводным числом, как в привиллегии напечатано, для того, что те руды не на помещиковых землях, но в старых татарских пустых вотчинах, и в дачах ни у кого не имеются, а лежат в пусте. И ради обережения от кара-калпаков и протчих орд давать бы ему из Томска и из других тамошних сибирских городов служилых и работных людей, которым де будет он давать определенное их жалованье от своего кошта, а крестьяном зароботные деньги по плакату.

И на оное коллегиею приговорили:

Понеже по усмотрению Берг-коллегии объявленные от него Демидова вышепомянутые медные руды и кроме пробы, по-видимому, хорошие, ис которых по пробе пробирного мастера Шлаттера содержит в них меди весьма довольно, а имянно от 21 до 53-х фунтов в центере. И хотя оныя места стали быть в немалом отдалении, токмо он Демидов к произведению их имеет охоту. А медных компанейских заводов, кроме казенных, зело мало обретаетца. Того ради, а наипаче для государственной славы и всенародной прибыли, по желанию ево, Демидова, в помянутых вновь обретенных диких местах в Томском и Кузнецком уездех велеть ему Демидову те медныя руды добывать и копать как надлежит по горному обыкновению, и удобной к тому медной завод и всякое заводское строение строить, где он пристойное место сыщет по своему разсмотрению, и производить оныя заводы сильною рукою… с таким упованием себе Ея императорского величества милости как берг-привелегия и протчие имянные блаженныя и вечно достойныя памяти Императорского Величества указы гласят, которыми он Демидов от Берг-коллегии уже довольно снабден. А какими жилами оные руды в копке будут себя впредь являть, о том, також о произведении оных заводов, велеть ему почасту репортовать Сибирской обер берг Амт и в Берг-коллегию. И для достоверной пробы тех руд как во оной обер берг Амт, так и в Берг-коллегию присылать ис каждаго места фунтов по пяти, которых усмотря Берг-коллегия, так же и Сибирской обер берг Амт, может ему Демидову иногда в том наилучшей способ показать, как о том в привилегии в 4-ом пункте напечатано: и в том, против выше помянутого определения, велеть ему в Берг-коллегию подписатца под штрафом.

Ради же бережения от Караколпаков и протчих орд, когда он Демидов на те места потребует, велеть ему ис Томска или Тобольска и из других тамошних сибирских городов, откуда способнее, давать им гарнизонных салдат по скольку человек пристойно, которым во время бытности их на тех местах надлежащее денежное жалованье и правиант давать меу Демидову от себя без всякаго удержания. И для работы работных людей, кои иметь будут пашпорты, нанимать ему повольною ценою, как указы повелевают. Буде же к тем заводам найдутся в близосте дворцовые и монастырские слободы и деревни, тогда ему о приписке их к заводам и что со оных крестьян збираетца каких податей писать в Берг-коллегию со обстоятельством. На что оная коллегия для сильнаго произведения будет о том требовать от правительствующаго Сената указу.

Что же он Демидов по данным своим в Берг-коллегию сего февраля 4-го дня доношением для произведения означенных заводов требует на 8-ми пунктов резолюции, и на оное Берг-коллегия определяет:

По 1-му. О построении медных заводов. Определение учинено выше сего по ево Демидова объявленному доношению.

По 2-му. Дабы при выше помянутых заводах питейной продажи не было. О том писать в Камер-коллегию промеморию, в которой объявить, что от того, ежели оная питейная продажа при заводах будет, могут работныя люди и излишнее употреблять и от работы за пьянством отлучаться, не памятуя никакого от того худаго воспоследствия, и может в заводских работах быть остановка. При том же во оную коллегию объявить, что сие дело новое и империи полезное.

По 3-му. Ради лутчаго размножения выше помянутых медных заводов генералу майору Генину в компании с ним Демидовым, по мнению Берг коллегии, ежели он пожелает, до указу быть надлежит. И понеже имянным указом прошлого 1722-го году сентября 12-го дня будущих у дел ни в какие подряды ни своим, ни посторонним именем вступать не велено, и хотя сие заводское собственное произведение к подряду и не прилично, однако ж впредь ему генералу майору в той компании быть ли, о том в правительствующий Сенат учинить доношение со мнением и объявя в нем прежнее предложение советника Татищева и мнение на оное Берг-коллегии, каково подано правительствующему Сенату прошлого 724-го году 8-го дня, а других в компанию к тем заводам, кого он Демидов пожелает, принимать ему невозбранно. И кого примет, о том, також ежели впредь в помынутых местах какие руды от него Демидова с товарищи будут сысканы, а другим никому в тех местах еще не отдано, репортовать им в Берг-коллегию и Сибирской обер берг Амт немедленно, и для пробы тех руд по нескольку присылать как о том выше сего упомянуто.

А понеже за дальностию разстояния определением ускорить о том не можно, того ради между тем, дабы в произведении тех руд напрасно время не произсходило и Божее благсловение в туне под землею не лежало, велеть им оные руды копать и шахты строить, и что надлежит к заводскому строению приуготовлять.

По 4-му. Для копания вышепомянутых медных и протчих руд по горному обыкновению велеть дать ему Демидову из Сибирского обер берг Амта шихтмейстера Афонасья Карташева, понеже обретающейся ныне здесь шихтмейстер Порошин, которого он Демидов требовал, определен послать на Олонецкие заводы с обер берг мейстером Блиером и для того его Порошина отдать ему Демидову невозможно. А помянутому Карташеву надлежащее жалованье по окладу ево полагать от него Демидова с того числа, как он к нему будет отдан, из собственных ево Демидова денег без удержания.

По 5-му. О свободном пропуске на объявленное место, где будет завод построен, с хлебом и съестными припасы, чтоб не от кого никакова задержания не было. О том требовать послушнаго указа из Камер-коллегии и послать во оную промеморию, объявя именной указ 1722-го апреля 19-го, как объявлена о помешателех в рудных заводах.

По 6-му. На оныя ж заводы для опасения от Короколпаков и протчих орд потребное число ружъя и пороху пошечного и мушкетнаго до ста пуд велеть пропустить, и без всякаго задержания, токмо оного ружъя и пороху за границу пропускать и неприятелям продавать ему Демидову и прикащикам ево отнюдь не велеть, в чем ему в Берг-коллегии подписатца под смертною казнию.

По 7-му. Когда о том заводском произведении случитца со объявленных заводов посылать в Сибирской обер берг Амт и в Берг-коллегию с ведомостями и для пробы с рудами, и тем посланным за такою дальностию и пустотою места, паче же за новостию того заводу, о даче де Сибирского обер берг Амта до дву подвод надлежит чинить по указам, какое о том в Сибирской губернии имеютца, понеже сие заводское дело новое и империи полезное, о котором за такою дальностию Берг-коллегии надобно иметь всегдашнее скорое известие для репортования правительствующему Сенату.

По 8-му. О приеме на объявленный завод работных людей. Чинить как определено выше сего, и хотя Сибирская губерния усмотрит в том какие непорядки, токмо оной тем заводам обид во взятье людей и протчих заводских делах без указу и не описывая в Берг-коллегию или в Сибирской обер берг Амт отнюдь не чинить, как о том привилегия и имянные указы повелевают. И что он Демидов с компаниею усмотрит впредь к произведению оных заводов и пользе государственной, в том по требованию их Сибирскому обер берг Амту, також и Сибирской губернии по силе помянутой привилегии и указов, и что определено вышеписанными пункты, не токмо какие остановки чинить, но и в чем возможно спомоществовать. О чем с сего приговору во оные обер берг Амт и губернию послать и ему Демидову дать указы и во исполнении по сему определению велеть ему Демидову в Берг-коллегии подписатца.

У подлинного подписано:

Винцент Райзер, Алексей Зыбин, секретарь Михайло Селиверстов. **

Как видите, претенденту вменялось в обязанность не только соблюдать технические условия, но и обеспечивать рабочих провизией, охранять завод от набегов лихих людей, и даже бороться с пьянством…

(продолжение следует)
———————————————
* — [ссылки] ** — источник: РГАДА. Ф. 1267. Оп. 1. Д. 131. Л

Поделиться в соц. сетях
Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter
Система Orphus

Оставить комментарий или два

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:angel: 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:devil: 
:bomb: 
:bravo: 
:drink: 
:wonder: 
:sick: