СР, 18 октября 2017 | В Нижнем Тагиле:+5.1°C

Ново-Тагильский металлургический завод (часть 2)

…После первого «рывка» советской индустриализации в 1928-33 годах, последовал спад, который пришёлся на 1936-1939 годы. Он был обусловлен несколькими факторами, в числе которых стоит назвать сокращение кредитования СССР со стороны западных государств, падение цен на сырье и сельхозпродукцию на мировом рынке, что наносило серьезный ущерб советскому экспорту. Так, к примеру, цены на пшеницу в 1930-35 годах были в 6-8 раз ниже, чем в 1925-29 годах. Кроме того, ряд западных стран (США, Франция, Бельгия и Англия) начали вводить ограничения на продажу Советскому Союзу некоторой машиностроительной продукции, и оборудования по производству высококачественных и специальных сталей.
Другой важный поставщик машиностроительного оборудования – Германия, после прихода в ней к власти Гитлера, также заметно сократил масштабы сотрудничества с СССР. Особенно заметно оно проявилось в работе управления «Главспецсталь». Это подразделение НКТП было создано при активнейшем участии специалистов фирмы Круппа, которые консультировали работу управления и даже напрямую руководили некоторыми его отделениями.

В то же время валютные резервы Страны Советов были недостаточными, для того чтобы самостоятельно вести стройку нескольких крупных индустриальных объектов одновременно.

Уже в декабре 1933 г. нарком тяжёлой промышленности СССР Г. К. Орджоникидзе докладывал в Совнарком о том, что «большой скачок социалистической индустриализации», в скором времени, может забуксовать и даже остановиться совсем. «Товарища Серго» поддержал и Сталин. И вскоре была начата работа по определению строящихся объектов, подлежащих консервации.

001_Ordzhonikidze_1925Г. К. Орджоникидзе (фото 1925 г.)

Надо сказать, что в первоначальный список консервируемых строек НТМЗ не попадал.

Важность Ново-Тагильского металлургического завода для страны отстаивали и Орджоникидзе, и другие наркомы, в том числе Куйбышев, Молотов, Ягода. Первоначально было принято решение о сокращении проектных мощностей завода и переносе пуска первой очереди НТМЗ. Вместо Ново-Тагильского завода было заморожено строительство Бакальского металлургического завода, а также отложена реализация проекта Орско-Халиловского комбината. А всего к концу 1934 года на Урале было приостановлено строительство 55 новых индустриальных объектов.

В начале 1934 года начальника строительства НТМЗ М.М. Царевского вызвали в Кремль.

Там ему вручили Орден Ленина, а затем состоялся разговор со Сталиным, о котором впоследствии вспоминал Михаил Михайлович: «Иосиф Виссарионович попросил ответить прямо и честно: что и в какой срок мы в состоянии ввести в строй в ближайшие год-два. Я ответил, как есть: шамотный цех. Чтобы запустить ещё, к примеру, бандажный, нужно свернуть работы на других объектах, в том числе на ТЭЦ. «Постарайтесь», — сказал Сталин, — «Мы знаем о ваших трудностях. Сейчас всем нелегко, но все стараются сделать как можно больше». Потом помолчал и добавил: «К вам у нас нет претензий. Мы сейчас рассматриваем вопрос о вашем переводе на другую работу»…

002_Царевский_Михаил_МихайловичМ. М. Царевский (фото 1930 г.)

В 1934 и 1935 годах строительство НТМЗ сводилось к завершению малозначительных и вспомогательных объектов – «Гипромез» перерабатывал проект завода. В 1935 году стройку вновь посетил Г. К. Орджоникидзе и после его визита план по строительству завода был снова уточнён. Снова необходимо было закупать новое оборудование. Причем, поскольку такого оборудования в СССР не производилось, речь шла о закупках за границей, что являлось делом непростым, да и небыстрым. Ещё одна новость, которую привёз Орджоникидзе, насторожила руководство стройки не на шутку: ЦК ВКП(б) издал постановление «Об усилении руководящей роли парторганизаций на стройках народного хозяйства». Царевский, зная, что представляло из себя партийное руководство области и города, попытался возражать, однако, после напоминания со стороны «товарища Серго» о партийной дисциплине, больше не возвращался к этому вопросу.

Опасения Михаила Михайловича были небезосновательными. В областной партийной жизни в ту пору царила «кабаковщина» — ситуация, связанная с деятельностью 1-го секретаря Уральского, а с 1934 г. – Свердловского обкома партии Ивана Дмитриевича Кабакова…

003_КабаковИ. Д. Кабаков (фото 1930-х г.)

Иван Дмитриевич Кабаков был членом РСДРП с 1912 года, после февральской революции был членом Сормовского совета рабочих депутатов. Воевал на фронтах гражданской войны. С 1922 г. был направлен на партийную работу секретарём Ярославского и Тульского губкомов, затем в 1928 году был направлен на Урал в качестве председателя облисполкома. Через год был избран 1-м секретарём Уральского обкома ВКП(б), а после разделения Уральской области в 1934 году, 1-м секретарём Свердловского обкома партии.

Не имея никакого образования кроме нескольких классов церковно-приходской школы, Кабаков не считал нужным вникать в детали производственных и строительных технологий. Он прекрасно умел произносить речи на митингах, но очень плохо разбирался в окружающих его людях. Очень скоро в партийной организации области сложилась нездоровая ситуация, которая вылилась почти в культ личности Кабакова. Его именем был назван Магнитогорский рудник, а спустя некоторое время в его честь были переименованы город Надеждинск и район, центром которого он являлся. Заодно имя Кабакова было присвоено старому Надеждинскому заводу. Кроме того, в разные годы именем Кабакова были названы металлургический и педагогический институты в Свердловске, строительный техникум, синарский труболитейный завод, несколько колхозов, улиц, спортивных сооружений и домов культуры в городах и поселках области.

Ближайшее окружение «нового вождя уральских большевиков» так же сложилось из недалёких и малограмотных партийцев. Так, второй секретарь обкома ВКП (б) К. Ф. Пшеницын и председатель облисполкома В. Ф. Головин также имели только начальное образование, хотя по долгу службы им приходилось разбираться в сложных хозяйственных вопросах и принимать по ним решения, а также курировать работу промышленных предприятий и строительство новых объектов.

С начала строительства заводов-гигантов в Нижнем Тагиле и до октября 1937 года в тагильской партийной организации сменилось несколько руководителей: П. И. Тиунов, М. В. Кузнецов, Ш. С. Окуджава, Л. Н. Пальцев и Г. С. Богачев. Все они руководили нижнетагильским горкомом весьма недолго – от двух лет до двух месяцев, зачастую не успевая разобраться во многих вопросах.

Все ставленники Кабакова имели опыт лишь партийно-пропагандистской работы. Ни инженеров, ни опытных хозяйственников Кабаков к партийной работе не привлекал, что сразу же сказалось на отношении трудящихся масс к партийному руководству области и города.

Царевский и другие руководители «Тагилстроя» не раз сталкивались с элементарной технической неграмотностью работников обкома и горкома партии. Неоднократно, после просьбы Царевского вмешаться в работу поставщиков, секретари горкома или обкома бодро рапортовали о разрешении проблемы, но в итоге выходило, что поставщик вместо одного сорта стройматериала отгрузил для строительства НТМЗ совсем другой сорт, совершенно непригодный для данных условий. Не раз и не два Царевский указывал партийным чиновникам на их вопиющую неграмотность и нежелание привлечь для работы специалистов. Кабаков и его «команда» тоже не оставались в долгу – после ареста И. Д. Кабакова в 1937 году в архиве обкома было обнаружено полтора десятка доносов на руководителей строительства Ново-Тагильского металлургического завода…

…В начале 1936 года специалистами «Тагилстроя» были разработаны и опробованы новые методы ведения строительства крупного производства, которые заключались в обеспечении строительных объектов готовым бетоном, раствором, арматурой, а также щитами опалубки с централизованных цехов и заводов. Тогда же были решены вопросы замещения непригодных в производстве металла кизеловских углей. Но на судьбу Ново-Тагильского металлургического завода эти достижения уже не смогли оказать существенного влияния. В марте 1936-го был отозван в Москву Царевский. Ему было поручено возглавить строительство Центрального аэрогидродинамического института им. Н. Е. Жуковского. А после успешной сдачи объекта, Михаил Михайлович был отправлен на стройку Мончегорского медно-никелевого комбината. Затем были Беломоро-балтийский канал, работа на должности начальника «Севоборонстроя» и «Волгоградстроя»…

Что касается Ново-Тагильского завода, то лишь в октябре 1937 года состоялся запуск бандажного стана и шамотного цеха. Сразу после этого, Наркоматом тяжёлой промышленности были внесены новые изменения в проект завода, и до утверждения новой сметы работы на стройке замерли.

В январе 1938 г. увидел свет приказ нового наркома тяжелой промышленности Л. М. Кагановича «О строительстве Ново-Тагильского металлургического завода». В нём, в частности, говорилось следующее:
«…Строительство и ввод в эксплуатацию НТМЗ преступно затянулись.
Вредительское размазывание средств и бесхозяйственность строительства привели к тому,
что при затратах в 325 миллионов рублей за шесть лет строительства в эксплуатацию введен только один производственный бандажный цех в 1937 г., стоимостью 28 млн. р. Многочисленные изменения состава проекта завода и вредительская система планирования капиталовложений прежнего руководства ГУМПа срывали нормальный ход развития строительства и повлекли неэффективные затраты и громадные убытки. Результатом вредительского руководства проектированием явилось 7 генпланов завода и аннулирование более 50 тыс. штук чертежей на общую сумму 12,5 млн. р. Технические сметы и проекты имели многочисленные грубейшие ошибки. На стройке широко практиковалось бывшим руководством разбазаривание средств и грубейшее нарушение финансовой дисциплины…»

Осенью 1935 года из Ленинграда в Свердловск был направлен молодой партийный функционер Аверкий Борисович Аристов. Три года он преподавал в Уральском индустриальном институте на кафедре литейного дела металлургического факультета, а затем был назначен исполняющим обязанности заведующим промышленным отделом обкома ВКП(б).

004_А._Б._АристовА. Б. Аристов (фото второй половины 30-х г.)

В отличие от предшественников, Аверкий Аристов имел и опыт работы на металлургическом производстве, и учёную степень, и опыт преподавательской работы. С марта 1932 года Аристов работал на Ленинградском центральном чугунолитейном заводе «Центролит». Был плавильным мастером, старшим мастером, начальником лаборатории, заместителем технического директора завода. Под его руководством и при непосредственном участии на заводе были оборудованы и сданы в эксплуатацию плавильное отделение, заводские лаборатории, котельная подстанция и отопительная система завода. С января 1934-го А. Б. Аристов — ассистент кафедры литейного дела, помощник декана факультета чёрных металлов ЛМИ (Ленинградского металлургического института), а с июня 1934 года ассистент кафедры литейного дела и заместитель декана метфака ЛМИ.

В 1939-м Аверкий Борисович был утверждён в должности заведующего промышленным отделом обкома партии, и практически сразу начал курировать областные долгострои, в том числе и Ново-Тагильский металлургический завод.

Первое же посещение стройплощадок НТМЗ произвело на Аристова гнетущее впечатление: «…Безжизненная стройка являла собой печальное зрелище заброшенности и запустения. По всей немалой территории зияли котлованы и канавы, частью осыпавшиеся, частью залитые водой. Уныло торчали остовы коксохимического завода, доменной печи, мартеновского цеха…»

005_Аристов_А.Б._1957_г.А. Б. Аристов (фото 1957 г.)

Позднее, Аверкий Борисович в своих записях анализировал причины затянувшегося строительства НТМЗ и других индустриальных объектов:
«…В крахе планов «большого скачка» 30-х – 40-х годов не было чьей-то злой воли, вредительства, шпионских диверсий. Просто желание руководства страны превысило экономические реалии. Для возведения сразу трех металлургических гигантов не хватило ни средств, ни рабочих ресурсов, ни оборудования. Поэтому пришлось останавливать строительство одних объектов, чтобы за их счёт ввести в строй другие, более важные для экономики страны, объекты…»

Аристов сделал очень многое для того, чтобы строительство металлургического завода в Нижнем Тагиле возобновилось. На стройку были возвращены около 2,5 тысяч рабочих, переведённых на другие объекты после приостановки работ на НТМЗ; в распоряжении треста «Тагилстрой» были направлены дополнительные специалисты и техника, на стройке были созданы Совет техобуча и учебные группы фабрично-заводского обучения. Были расширены автопарк строительства и парк гужевого транспорта. Большое внимание было уделено увеличению собственной сырьевой базы. Был открыт ещё один щебёночный карьер, реконструированы бетонный и кирпичный заводы.

Кроме этого, новый проект НТМЗ был отправлен на экспертизу академику И. П. Бардину.

006_БардинАкадемик-металлург Иван Павлович Бардин

Иван Павлович Бардин родился 10 ноября 1883 года. Начальное и среднее образование получил в ремесленном и земледельческом училищах. В 1906 году поступил в Киевский политехнический институт, сначала на агрономическое, а затем на химическое отделение, которое и окончил в 1910 году, специализировавшись по металлургии чугуна и стали под руководством профессора В. П. Ижевского, привившего ему глубокий интерес к чёрной металлургии.

В 1910-1911 гг. работал на заводах в США простым рабочим, где познавал производство. Позднее работал на металлургических заводах юга России: Юзовском, Енакиевском, «Югсталь», им. Ф. Э. Дзержинского в Запорожье. C 1929 по 1937 год являлся главным инженером «Кузнецкстроя». А в 1932 году за технические разработки и внедрение новых принципов в строительных технологиях И. П. Бардин был удостоен звания академика.

С 1939 по 1960 год занимал пост директора Института металлургии АН СССР…

Иван Павлович в целом одобрил проект, однако сделал несколько замечаний, на которые сразу же обратили внимание и в обкоме партии, и в руководстве «Тагилстроя».

Строительство основных объектов НТМЗ было возобновлено, и уже 25 июня 1940 года заработала доменная печь №1 объемом 1100 кубических метров и мощностью 430 тысяч тонн чугуна в год. В строй также были введены коксовая батарея и первая очередь ТЭЦ.

007_доменный цех НТМЗДоменный цех НТМЗ (фото 1930-40 гг.)

Из приказа Наркомтяжстроя №141Н от 25.06.1940г.:
«…Сталинская идея о превращении Урала во вторую металлургическую базу воплощается в жизнь… В отличии от строительства других наших гигантов металлургии – Магнитогорского и Кузнецкого – Ново-Тагильский завод построен исключительно силами советских специалистов и рабочих, по проектам советских инженеров и оснащен оборудованием, изготовленном на предприятиях Советского Союза. В этом сказывается бурный расцвет нашей социалистической индустрии и высокая культура наших советских технических кадров…»

Правда, до полноценного металлургического предприятия НТМК было еще далеко: были слабо развиты дорожная сеть, подъездные железнодорожные пути, не хватало вспомогательных цехов и складов, существовала проблема энергоснабжения. Все эти объекты строились параллельно с основным производством – домнами и мартеновским цехом – и сдавали в эксплуатацию позднее.

Введение в строй других объектов Ново-Тагильского металлургического завода было определено на 1942–44 годы. Тогда ещё никто не знал, что совсем скоро в эти планы вмешается война…

(окончание следует)

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter
Система Orphus

2 комментария

  1. План индустриализации во многом базировался на документах «Комиссии по изучению естественных производительных сил России» Императорской Санкт-Петербургской Академии Наук. О нем мало известно, по понятным причинам. Можно полагать, что НТМК и УВЗ появились на основании дореволюционных планов. Откуда-то ведь были взяты данные о местной сырьевой базе будущего НТМК?

    Ответить
    • Tagilstories

      Думаю, тут вопросы надо задавать Вернадскому и Щербакову… Ещё В. Е. Грум-Гржимайло предупреждал последних Демидовых, что ставить на тагильские и кушвинские запасы не стоит, и ванговал относительно скорое истощение руд на этих месторождениях.

      Ответить

Оставить комментарий или два

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:angel: 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:devil: 
:bomb: 
:bravo: 
:drink: 
:wonder: 
:sick: