ПТ, 14 декабря 2018 | В Нижнем Тагиле:-14.4°C

Ушковская канава

Вряд ли предполагали Демидовы, «заходя» на Урал, что главной неприятностью для них в этих местах станут не строптивые башкирские племена, не разбойники, «гуляющие» на Камне лихими ватагами, и даже не конкуренты, а… уральская погода.

Как известно, до широкого внедрения на металлургическом производстве силы пара, основной и единственной движущей силой для кузнечных молотов железоделательных заводов являлась сила падающей воды. И, перед тем, как приехать на Урал и развернуть здесь своё производство, Никита Демидович вместе с сыном Акинфием досконально исследовали не только рудные места, но так же убедились в том, что здешние реки вполне полноводны. Однако, очень скоро выяснилось, что с наполнением местных речек водой время от времени возникают проблемы.

Стоило случиться малоснежной зиме или засушливому лету, и уровень воды в заводских прудах существенно падал, что серьёзно влияло на производительность передельного производства, а то и вовсе приводило к остановке работы «подливных фабрик»…

001_Молотовой (подливной) з-д второй половины XVIII вТипичный молотовой (подливной) завод второй половины XVIII в (репр. с карт. Петровского завода)

…В 1728-29 гг. Акинфием Демидовым был построен и введён в строй передельный завод на речке Чёрный Исток. Завод строился для переработки тагильского чугуна, и на него Акинфий Никитич возлагал большие надежды. Но уже летом 1729-го производство встало: уровень воды в заводском пруду упал ниже критического из-за отсутствия дождей. Акинфий, лично выбиравший место для Черноисточинского завода, начал спешно искать выход из создавшейся ситуации. Много позднее, Прокофий Демидов, описывая строительство им Верх-Нейвенского завода, сделает неожиданное замечание:

«…а устроил я заводскую запруду так от того, што помнил, как родитель мой, заведя на Ч[ёрном] Истоке молотовую фабрику, страдал от малых вод, и пытал[ся] поворотить речку Чорную к оной, да не смог в отсутствии свободных людишек и немалых средств…» *

Действительно, протекающая сравнительно недалеко от Черноисточинского завода речка Чёрная, в самые засушливые годы не оставалась маловодной, подпитываясь многочисленными притоками. Вот как описывает Чёрную уроженец Черноисточинского посёлка, известный тагильский краевед Андрей Пичугин:

«Она берет начало между гор Ольховой и Елевой вблизи села Елизаветинского и впадает в реку Тагил с левой стороны. В Черную впадают многочисленные притоки: Басманка, Уральский Ключ, Сатка, Лапшанка, Бобровка, Путик, Лебедь, Каменка, Маркеловка, Сухоречка, Еланная, Саканка (Красная), Горевая, Известка и Ломовка…»

002_Черноисточинский з-д 1890Черноисточинский завод (фото 1890 г.)

Вполне вероятно, что Акинфий Никитич действительно намеревался развернуть реку Чёрную «на завод» в Черноисточинске, но впоследствии отказался от этой затеи. Может из-за нехватки средств и людских ресурсов, а может и ввиду изменения гидрологической обстановки в лучшую сторону…

Архивные документы второй половины XVIII – начала XIX вв. говорят о том, что проблематика малых вод волновала Демидовых весьма сильно. Так, зима 1754-55 гг. выдалась малоснежной, а лето 1755 года засушливым, что привело к остановке сразу нескольких заводов, в числе которых были Нижнетагильский и Черноисточинский. Остановка отрицательно сказалась на доходах Никиты Акинфиевича Демидова, чьё финансовое положение в ту пору оставляло желать лучшего.

Немало неприятностей доставляло маловодие и сыну Никиты Акинфиевича – Николаю Никитичу Демидову, который на рубеже веков решил раз и навсегда избавиться от надоевшей проблемы. В 1799 г. Николай Никитич нанимает маркшейдера Андрея Грубера для строительства «земляного канала» от реки Чёрная до Черноисточинского завода, выделив на эти цели более 10 тысяч рублей.

Грубер, которому Николай Никитич положил жалование управляющего, за три года истратил все деньги на изыскательские работы, но «совершенно ничего толком не сделал».

В 1805-07 гг. по приглашению того же Николая Никитича (и опять же, за приличное жалование) на Урал приезжает авторитетный французский инженер, преподаватель Политехнической школы в городе Меце, профессор Клод Жозеф Ферри, путешествовавший в ту пору по России.

003_Клод Жозеф Ферри 1839_бронза Metropoliten museumКлод Жозеф Ферри (бронза, 1839 г., собрание Metropoliten museum)

За два года Ферри трижды побывал на месте, довольно подробно и досконально обследовав реку и окрестности, категорично заявил о невозможности реализовать проект.

Предпоследнюю попытку заставить воды реки Чёрной работать на себя предпринял сын Николая Никитича – Анатолий Николаевич Демидов. В 1839 году по его приглашению на Урал приезжают французские топографы-инженеры Эдуард Бержье и Август Аллори. Перед ними Анатоль ставит две основных задачи – произвести картографическую съемку Нижнетагильского горнозаводского округа с составлением подробных карт местности, и решить вопрос переброски вод реки Чёрной в заводской пруд. Французы, обследовав местность, доложили Демидову, что «сей прожект видится нам утопичным, ибо река Черная протекает на несколько аршин ниже дна заводского пруда». Тем временем, заводы Нижнетагильского округа продолжали страдать от нехватки воды: маловодные годы следовали один за другим.

Вступившему в должность управляющего технической частью заводов округа Фотию Ильичу Швецову так же была поставлена задача решить «водный вопрос». Но Фотий Ильич подошёл к проблеме с другой стороны.

«…Заводы Вашей милости не будут зависеть от сил природных, если подливное оборудование на них заменить паровым», — писал он в одном из своих писем Анатолию Демидову.

Правда, паровые машины, которые тогда изготавливались на тагильских заводах, были маломощные, для работ по их усовершенствованию требовались средства, а Анатолий Николаевич не горел особым желанием вкладывать деньги в серьёзную реконструкцию предприятий. Хотя, по его собственному признанию, «радел всею душою за состояние семейного дела».

…В 1841-м в правление Нижнетагильских заводов поступило «покорнейшее представление» от вечноотданного крестьянина Клементия Ушкова, который предлагал «повернуть воды речки Чорной в заводской пруд».

Проект сразу попал в канцелярию управляющего технической частью Фотия Ильича Швецова, который внимательно ознакомился с содержанием проекта и «…нашёл его оригинальным и, возможно, единственно применительным».

О личности Клементия Константиновича Ушкова, в своё время, подробно писали тагильские краеведы С. Ганьжа, М. Рафиков, А. Пичугин. По результатам их исследований мы знаем, что изначально фамилия предков тагильского гидротехника-самоучки была Ушенковы. Происходили Ушенковы из подмосковных государственных крестьян. Семья была крепкая, старообрядческая. В 1744 году, с усилением гонений на людей «старой веры», дед Клементия Константиновича – Иван Фёдорович Ушенков – собрал пожитки и домашних, и отправился на Урал. Здесь, в 1752 году, на свет появился отец Клементия – Константин Иванович Ушенков, здесь же, в 1782-м родился и сам Клементий Константинович, которого, в силу каких-то обстоятельств, при рождении записали как Ушкова.

…Несмотря на статус «вечноотданных» семья Ушенковых – Ушковых была весьма зажиточной. К 1833 году Клементий Ушков имел три собственных мукомольных мельницы на реках Шайтанке, Вязовке и Чёрной, занимался хлеботорговлей и поставками муки, имел табун лошадей. А помимо всего прочего, занимался проектированием и строительством водяных мельниц «и прочих водных устройств», чему учился «самоохотно». Поговаривали, что занимались Ушковы и старательским промыслом…

…О предложении Ушкова Швецов доложил Анатолию Демидову, при этом снабдив его своими комментариями. В них, в частности говорилось, что в случае реализации проекта значительно возрастёт не только уровень воды в пруду Черноисточинского завода, но так же появится реальная возможность переброски вод для нужд тагильских заводов. Кроме всего прочего, Ф. И. Швецов видел «…реальную перспективу установить меж двух заводов водный путь для доставки чугуна на Черный Исток». Ответ пришёл быстро – господа владельцы вовсе не возражали против «столь полезного дела», но проект Ушкова отправили на согласование и утверждение управляющему экономической частью заводов Д. В. Белову. Дмитрий Васильевич с предложением ознакомился, и наложил резолюцию… «Отказать».

Формальным поводом для отказа послужила заключительная часть проекта, в которой Клементий Ушков просил правление заводов ссудить ему, для начала работ, около 15 тысяч рублей, которые он обязался вернуть сразу после сдачи объекта в эксплуатацию. Просьба о ссуде, по мнению Д. В. Белова, противоречила обещанию Ушкова «прорыть прокоп» исключительно «своими силами и за свой кошт», а значит, существовала опасность мошенничества. К тому же, лишних денег у заводов не было. В общем, предложение крепостного крестьянина Ушкова легло в долгий ящик.

Клементий Константинович повторил попытку весной следующего года, но прошение было вновь «отклонено за ненадобностью»: уходящая зима оказалась очень снежной, и заводские пруды столь быстро наполнялись талыми водами, что воду приходилось сбрасывать больше обычного. Так или иначе, «покорнейшее представление» Клементия Ушкова пролежало под сукном долгих пять лет.

Ситуация коренным образом поменялась после появления на заводах Нижнетагильского округа должности главного уполномоченного, и назначения на эту должность «пана Антония» — Антона Ивановича Кожуховского, авантюриста и проходимца польского происхождения. Кандидатуру нового управляющего утверждал сам Анатолий Николаевич Демидов, которому, в свою очередь, Кожуховского посоветовал один из богатейших помещиков Российской империи, бывший член «Союза благоденствия» и «Южного общества» Лев Петрович Витгенштейн. Как оказалось, Антон Иванович Кожуховский вёл в судах имущественные тяжбы Витгенштейна, и «изрядно в сих делах преуспел». Хотя, по свидетельствам современников, сам Лев Петрович относился к Кожуховскому с презрением, называя его «прощелыгой» и «плешивым извращенцем».
Вскоре, вслед за назначением Кожуховского, последовала отставка со своей должности Фотия Ильича Швецова. Уходя, Фотий Ильич передал все дела Кожуховскому, и тот, разбирая бумаги, наткнулся на ушковский проект. Антон Иванович, которому край конца нужно было показать «господам владельцам» результаты своего правления, велел разыскать Ушкова и сообщить ему, что его предложение заинтересовало господ владельцев.

Так решилась судьба уникального гидротехнического сооружения, более известного нам, как «Ушковская канава». В 1847 году Клементий Константинович подаёт прошение «об устройстве прокопа из реки Черной в Черноисточинский пруд», теперь уже на имя Кожуховского.

На реализацию своей задумки Ушков просит «три лета», и обещает произвести работы «своим коштом», не прося у заводов ни копейки. За это Клементий Константинович просит только одно – «вольные» для своей семьи. Кожуховский, вникнув в суть проекта, и поняв, какую выгоду можно извлечь из всего этого, лично лоббирует предложение Ушкова, и уже 20 октября 1847 года Ушков вручает Кожуховскому расписку, которая гласила:

«Я, нижеподписавшийся, крепостной господ Демидовых крестьянин Нижнетагильского завода Клементий Константинов Ушков даю сию подписку управлению Нижнетагильских заводов о том, что в присутствии сего управления объявлено мне предписание г-на Главноуполномоченного по имениям и делам господ Демидовых Антона Ивановича Кожуховского от 14 октября за № 58 о дозволении мне на поставленных в том предписании условиях устроить за собственный счет на реке Черной запасной пруд с плотиною, пропустить из оного воду через особый канал в Черноисточинский пруд и устроить спуск воды обыкновенному течению реки Черной в реку Тагил.

С какого предписания по желанию моему выдана мне от заводоуправления засвидетельствованная копия, в чем и подписуюсь …»

Отдельным «протоколом» к предписанию оговаривалось, что по окончании постройки и пуска всего сооружения, К. К. Ушков обязуется в течении двух лет наблюдать за исправностью прудов и каналов, а затем подготовить вместо себя смотрителя.

004_карта 7d2Карта гидротехнического комплекса К. К. Ушкова

Решение проблемы маловодия, которая в течении более ста лет не давала покоя Демидовым, К. К. Ушков решил просто и гениально. На реке Черной, которая протекала мимо Черноисточинского пруда, был сооружён водоем, так называемый Верхний пруд, в котором уровень воды понимался почти на пять метров относительно уровня реки, и устроил канал, соединяющий Верхний пруд с Черноисточинским прудом. Шлюзами Верхнего пруда можно было регулировать уровень воды в Черноисточинском пруду — направить воду через первый шлюз в канаву и, следовательно, в пруд, или же при ненадобности этого излишнюю воду спускать через другой шлюз, устроенный в стороне от русла реки в конце дамбы.

«..А ежели, и заводской пруд полон, и в Верхнем много воды, то при открытых первых двух шлюзах открывается третий, устроенный в середине дамбы перед Средним прудком, и излишняя вода, дабы не повредить от размыва канаву, спускается в речку Студенку», — описывал Ушков принцип действия своего сооружения в пояснительной записке к проекту…

005_Главный водоспуск на Ушковской канавеГлавный водоспуск на Ушковской канаве (фото из архива А. Пичугина)

Сооружение плотины и канала было закончено летом 1849 года. Клементий Константинович, по просьбе Кожуховского, подгадал с завершением работ к приезду на Урал Авроры Карловны, её девятилетнего сына Павла Демидова и Андрея Николаевича Карамзина. В некоторых источниках описывается, что процедура сдачи и приёмки «канавы» проходила в торжественной обстановке: Аврору с сыном прокатили на лодке по новому пруду, после чего Ушков сдал, а плотинный Василий Бондин принял весь гидротехнический комплекс «под своё наблюдение». После чего, Аврора Карловна объявила о том, что отныне Ушковы освобождены от крепостной зависимости…

В результате пуска «канавы» заводской пруд Черноисточинского завода значительно пополнился водой, и принял те очертания, которые мы привыкли видеть сейчас, а речка Чёрная стала пригодна для прохождения судов с грузами для Черноисточинского завода (а позднее и для Авроринского и Антоновского молотовых заводов). Кроме того, воды Чёрной стали стабильно подпитывать и реку Тагил, что в конечном итоге сняло проблему маловодия и на Нижнетагильском заводе…

…После получения «вольной» Клементий Константинович Ушков продолжил строить мельницы на малых и больших уральских реках. В 1859 году Ушков умер. Его дети и родственники в разное время уехали из Нижнего Тагила. Большинство из них были записаны купцами I и II гильдий, вели успешную торговлю…

006_Ушковская канава_1

Ушковский канал, или, как привыкли называть его местные жители, «канава», действует до сих пор. Он объявлен гидрологическим памятником Свердловской области, а окрестные леса являются охотничьим заказником…

007_Ушковская канава_2

008_Ушковская канава_3

009_Ушковская канава_выход в Ч_пруд

010_Ушковская канава_посл

—————————————

* — как известно, желая подстраховать свой завод от маловодия, Прокофий Акинфиевич выстроил на реке Нейве плотину длиной 415 саженей, с шириной «тела» 15 саженей, в высоту 8 аршин, от чего заводской пруд, по словам академика Палласа, имел «ужасную обширность»: «спрудная вода простиралась вверх по реке до озера Таватуй на 10 верст, да и за озером на 8 вёрст, а в ширину до двух вёрст…»

Поделиться в соц. сетях
Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter
Система Orphus

12 комментариев

  1. Спасибо! Интересно.

    Ответить
  2. Спасибо вам за новую информацию по истории родного края. Здоровья вам и долгих лет творчества

    Ответить
  3. А что про родичей Ушкова известно?

    Ответить
  4. а на канаве, притоке титьевого водоема, ростут харомы сильных мира сего, а стоки как раз подносит к водозабору и мы употребляем это!!!

    Ответить
  5. А можно сей абзац перевести в метры и километры? Гуглить — лень.

    * — как известно, желая подстраховать свой завод от маловодия, Прокофий Акинфиевич выстроил на реке Нейве плотину длиной 415 саженей, с шириной «тела» 15 саженей, в высоту 8 аршин, от чего заводской пруд, по словам академика Палласа, имел «ужасную обширность»: «спрудная вода простиралась вверх по реке до озера Таватуй на 10 верст, да и за озером на 8 вёрст, а в ширину до двух вёрст…»

    Ответить
    • В гуголе забанили что ле? :lol:

      Ответить
  6. какие три символа основной деятельности климентия ушкова выгравированы на его личной печатке из горного хрусталя?

    Ответить
  7. Замечательная познавательная публикация! СПАСИБО! Получается, что Ушков построил гидросооружение досрочно: вместо 3 лет за 2 лета?

    Ответить
  8. Проблема обозначилась в 1729 году. Через 70 лет (70!!!!) 10тысяч рублей и три года жалованья (немалого, надо полагать) Груберу. Результатов — ноль. Через (опять) 70 (с хвостиком) лет находятся деньги на Ферри, который за два года три раза приезжает порешать проблему и тоже ничего предложить не может. В 1839, через 32 года ничего не могут придумать Берже и Аллори. О затратах ничего не сказано. Спустя два года, в 1841 вечноотданный Ушков попросил у них 15 тысяч (в долг!) для решения ИХ проблемы за свой счет. Отказать. 15 тысячи- шутка ли. Еще через пять лет новому управляющему попалась на глаза бумага с помощью которой можно неплохо заявить о себе и только тогда Ушкову РАЗРЕШИЛИ за свой счет решить задачу, которую не смогли решить за 116 лет. Цена свободы. Плакать хочется. Или кусаться.

    Ответить
    • Год на год не приходился. В 1729-м — маловодие, в 1731 — проблем с водой уже не было. И т.д. Потом, видимо, было несколько маловодных лет подряд, и проблемой занялись.

      Ответить

Оставить комментарий или два

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:angel: 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:devil: 
:bomb: 
:bravo: 
:drink: 
:wonder: 
:sick: