ВТ, 16 июля 2019 | В Нижнем Тагиле:+12.7°C

Беловы. Часть 1: Мифы и реальность

…Впервые об этом историческом персонаже читатели «Тагильских историй» узнали из рассказа об изобретении первого в мире велосипеда.

Напомним, что, разоблачая «фальсификаторов истории», известный тагильский краевед С. Ганьжа подвергал сомнению источники информации, в которых впервые появились упоминания о Ефиме Артамонове, и, в частности «Исторический очерк уральских горных заводов» В. Д. Белова. Сергей Викторович утверждал, что свидетельства Белова нельзя принимать на веру, хотя бы потому, что автор «не ссылается ни на один официальный источник». Не понятно, почему известный краевед и сторонники его «теории заговора против тагильской истории» не обратили внимания на тот факт, что Василию Дмитриевичу Белову не нужно было ссылаться на официальные источники, потому, что он сам был вполне официальным источником, так как являлся сыном известного на тагильских заводах приказчика, а в последствии управляющего экономической частью демидовских заводов – Дмитрия Васильевича Белова. Известно, что все более-менее значимые события, происходящие в Горнозаводском округе, так или иначе, фиксировались в заводских и личных архивах Д. В. Белова. А, следовательно, к этим архивам мог иметь доступ (и, как выясняется, имел) его сын – Василий Дмитриевич…

Ещё ранее, в 1884 году, известный писатель Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк в своём романе «Горное гнездо», выводя образ Авдея Никитича Тетюева, наделил его внешностью и биографией Василия Дмитриевича Белова: «…Плотная приземистая фигура Тетюева, казалось, дышала той энергией, которая слышалась в его словах. Его широкое лицо, с крупными чертами и окладистой русой бородкой, носило на себе интеллигентный характер, так же, как и простой домашний костюм, приспособленный для кабинетной работы. Отец и дед Тетюева служили управителями в Кукарском заводе и прославились в тёмные времена крепостного права особенной жестокостью относительно рабочих; под их железной рукой стонали и гнулись в бараний рог не одни рабочие, а весь штат заводских служащих, набранных из тех же крепостных. Авдей Никитич только чуть помнил это славное время процветания своей фамилии, а самому ему уже пришлось пробивать дорогу собственным лбом и не по заводской части. Полученное им университетское образование, вместе с наследством после отца, дало ему полную возможность не только фигурировать с приличным шиком в качестве председателя Ельниковской земской управы, но еще загибать углы такой крупной силе, как кукарское заводоуправление…»

Дмитрий Наркисович Мамин (Сибиряк)

Дмитрий Наркисович Мамин (Сибиряк)

В советский период, историки и краеведы так же не жаловали род Беловых. Доставалось и сыну – Василию Дмитриевичу, и отцу – Дмитрию Васильевичу, и даже деду – Василию Ивановичу, и, по большому счёту, только за то, что все они, будучи выходцами из крепостных крестьян, «служили и верой, и правдой эксплуататорам трудового народа Демидовым». Доказательную базу в истории того периода обеспечивали писатель Д. Н. Мамин-Сибиряк, и известный российский металлург, и будущий член-корреспондент Академии наук СССР Владимир Ефимович Грум-Гржимайло.

Владимир Ефимович Грум-Гржимайло

Владимир Ефимович Грум-Гржимайло

И тот, и другой отзывались о династии приказчиков очень нелестно, и Беловы более, чем на 70-т лет стали отрицательными персонами в истории Нижнего Тагила.

Впрочем, «показания» обоих «свидетелей» вряд ли можно считать объективными.
Если Владимир Ефимович ещё застал Беловых на тагильских заводах, то Дмитрий Наркисович не проработал при них ни дня. Кроме того, по свидетельствам современников, «…молодой инженер Грум был верным другом Бахуса, отчего часто имел неприятности от служащих заводоуправления и вышестоящего начальства, и образумился лишь после женитьбы на Сонечке Тиме…». Но, тем не менее, высказывания Мамина-Сибиряка и Грум-Гржимайло относительно «угнетателей трудового народа» приказчиков Беловых до сих пор являются «весомыми аргументами», характеризующими этих людей.

Свою лепту в историю рода Беловых внесли так же писатель Евгений Александрович Фёдоров и профессор Виктор Семёнович Виргинский. Последний, так и вообще приписывал Беловым вражду с Черепановыми, Швецовым и Ушковым, выставляя Беловых этакими душителями творческой и технической мысли уральских изобретателей. Согласно утверждениям Виргинского, именно Д. В. Белов «выжил» с тагильских заводов Фотия Ильича Швецова, строя всяческие козни и оговаривая его перед хозяевами.

Но самым забавным в этой истории является тот факт, что главные теоретики русской революции Лев Троцкий и Владимир Ленин отзывались о Василии Дмитриевиче Белове, как о… выдающемся экономисте и организаторе производственных процессов. Последний, кстати, использовал статьи Василия Дмитриевича в некоторых своих работах, в том числе в «Развитии капитализма в России» с прямыми ссылками на первоисточник. К слову, оба пламенных революционера были знакомы с В. Д. Беловым лично, правда, не близко, и ещё в дореволюционный период…

Безусловно, «Тагильские истории» не могли пройти мимо представителей этого знаменитого рода и поэтому несколько публикаций в новом сезоне будут посвящены истории тагильских Беловых, а так же трудам самого известного из них – Василия Дмитриевича Белова.

…Первые упоминания о появлении рода Беловых на Урале датируются серединой XVIII столетия.
Так, в одном из писем Никиты Акинфиевича Демидова старшему брату Прокофию Акинфиевичу, в перечне прибывших на тагильские заводы «людишек», в числе прочих числятся «Гришка Белой с сыновьями Гришкой да Михайлой, с [их] семьями…». А уже в 1760 году, Григорий Григорьевич Белой в заводских документах значится одним из трёх первых приказчиков.
В течение 14 лет, Григорий Григорьевич руководит заводским производством, занимается сбытом железа и снабжением рабочих продовольствием, выполняет бухгалтерские расчёты, а так же ведёт запись заводских дел, хранит заводскую казну, взыскивает долги с рабочих.
В 1774 году Никита Акинфиевич назначает Григория Белова главным приказчиком тагильских заводов. В его обязанности, помимо производственных и финансовых дел, входит так же еще, и «пристально смотреть на поступки товарищей». Правда, поначалу не обошлось без конфликтов. Несмотря на приказ Никиты Акинфиевича «…являть собою не мужика, а браду брить и носить платье на манер немецкого мундиру», Григорий Григорьевич продолжал носить бороду и простой кафтан, чем навлёк на себя гнев хозяина. Впрочем, Демидов вскоре отошёл: дела на заводах шли лучше прежнего, и Белов был оставлен в должности «за добрую совесть и неленностное усердие», и прослужил на этом посту вплоть до 1798 года.

Сменивший его Григорий Иванович Матвеев так описывал Белова: «…Григорий Григорьев Белой – человек старых порядков и крепких устоев, в обращении прост, не заносчив, знает всё хозяйство отменно, ибо сам начинал с кабанщика и подмастерья… …с нерадивыми да пьяными всегда бывал строг, но справедлив…»

Попав в «обойму» заводских служащих, Белов в полной мере воспользовался полагающимися ему привилегиями. В частности, отдал детей «в обучение наукам» и открыл своё дело. Не забыл он и о родственниках, постепенно пристроив их на разные руководящие должности при заводе.
Например, двоюродный брат Григория Белова – Потап Михайлович Белов – был отправлен в Москву, учиться аптекарско-провизорному делу за счёт заводской казны, и, по возвращении в Тагил, организовал при заводе первую госпитальную аптеку и долгое время возглавлял её.

Таким образом, начиная с конца XVIII века, род Беловых прочно укоренился на демидовских заводах…

Тагил зимой (худ. П. Веденецкий, 1830 г.)

Тагил зимой (худ. П. Веденецкий, 1830 г.)

…Начало XIX столетия принесло династии Беловых новые должности и назначения.
В 1810 году Николай Никитич Демидов переводит Василия Ивановича Белова в Москву, где тот занимает пост смотрителя Московской конторы Демидовых. За десять лет Василий Белов делает успешную карьеру управленца: пробыв недолго смотрителем, он получает должность приказчика, а затем и главного управляющего Московской конторы. Брат Василия Ивановича – Михаил Белов – становится личным секретарём Николая Никитича во Флоренции.

Николай Никитич Демидов (неизв. худ., перв. половина XIX в.)

Николай Никитич Демидов (неизв. худ., перв. половина XIX в.)

Николай Демидов высоко ценил братьев Беловых. По свидетельствам современников, уральский заводчик и меценат «при всяком удобном случае нахваливал Беловых, приводя в пример знания, опыт и преданность их дому [Демидовых], очно и за глаза называл их по имени-отчеству, и не раз сулил обеспечить им старость, хотя тут же наотрез отказывался освободить их от крепости…».
Михаилу Белову повезло: под конец жизни Демидов всё-таки согласился дать ему «вольную». А, вот, Василия так и не отпустил, заявив «покуда человека не узнаю совершенно, отпускной ему не дам в опасении, чтобы таковой мне не был после вреден…».
Впрочем, хозяин не оставил второго Белова без милости. Согласно некоторым данным, Николай Никитич облагодетельствовал сына Василия Ивановича – Дмитрия – «устроив ему содействие в выгодном браке» с дочерью Павла Даниловича Данилова, который в ту пору являлся «главным директором» всех заводов Николая Никитича. Согласно другим источникам, всё «содействие» со стороны Демидова заключалась в его простом согласии на этот брак.

Так или иначе, женитьба оказалась удачной, и сразу сказалась на карьерном росте Д. В. Белова, который из приказчиков для различных поручений очень быстро вырос до управляющего, а после отставки Михаила Ивановича Белова, занял его место, став личным секретарём Николая Никитича Демидова во Флоренции.

До наших дней сохранились личные письма Дмитрия Васильевича Белова тестю, в которых он обращается к П. Д. Данилову не иначе, как «батюшка», а также их деловая переписка, в которой они обсуждают детали перепрофилирования Нижнетагильского округа на добычу золота, платины и меди.

После смерти Н. Н. Демидова в 1828 году, делами заводов занялся его старший сын – Павел.
Разбирая деловые бумаги отца, он наткнулся на предложения Дмитрия Белова о реорганизации уральских заводов. По его мнению, Нижнетагильский и Черноисточинский заводы должны были сосредоточиться на изготовлении отдельных сортов листового и полосового железа, Лайский и Выйский — на производстве болванок из железа и меди; Висимо-Шайтанский и Висимо-Уткинский – на производстве только полосового кричного железа, а оба Салдинских завода – на изготовлении сортового и полосового железа. В перспективе Белов предлагал провести специализацию заводов по сортам, отдавая при этом предпочтение наиболее дорогим, как более выгодным в продаже.

Павел Николаевич вызвал Белова к себе и, после беседы с ним, пришёл к выводу, что «не гоже держать такого специалиста на разборе писем и иной чепухе». И вскоре, Дмитрий Васильевич Белов получает новое назначение – управляющего заводами Нижнетагильского округа. В январе 1829 года он получил расчёт с должности личного секретаря господина Демидова, и отбыл на Урал…

…Правда, некоторые историки полагают, что новая должность Дмитрия Васильевича случилась исключительно благодаря стараниям его тестя. Сохранились различные документы, в которых Павел Данилович Данилов обращает внимание Демидовых на достоинства своего зятя, и даже рекомендует его в качестве управляющего отдельных производств…

Отправляясь на Урал, Дмитрий Васильевич пишет Павлу Демидову письмо, в котором благодарит хозяина за «щедрое сверх всякой меры содержание» и клянётся «всю жизнь свою посвятить ради службы Вашему Высокородию и, сколько достанет способностей моих, стараться заслуживать
оказанное мне благодеяние». В ответ, Павел Николаевич обещает дать Беловым «вольную».

Павел Николаевич Демидов (литография Годфра Неллера)

Павел Николаевич Демидов (литография Годфра Неллера)

Однако, сразу и в полной мере проявить себя в новой должности Дмитрию Белову не пришлось. На тагильских заводах в те времена безраздельно властвовал другой демидовский управленец – главный директор заводов Александр Акинфиевич Любимов. Его управленческий и жизненный опыт, авторитет на заводах, личные заслуги перед господами владельцами были столь значимы, что Дмитрий Васильевич был вынужден согласовывать с Александром Акинфиевичем буквально все свои распоряжения. Интересно, что Павел и Анатолий Демидовы были в курсе сложившейся ситуации, но во взаимоотношения Белова и Любимова не вмешивались. В конце концов, Дмитрий Белов ушёл в тень Любимова на целых шесть лет, что, в общем, никак не сказалось на положении тагильских заводов. Более того, предприятия увеличили выпуск продукции, выросла прибыль, на заводах и рудниках шло внедрение нового оборудования и новых производственных процессов. И всё это можно было смело записывать в актив обоим «топ-менеджерам»…

…В 1835 году на заводах началась реорганизация управленческого аппарата, и Д. В. Белов занял пост «управляющего по экономической части». В широкий круг его обязанностей входили деловая
переписка от имени заводовладельцев, организация бартерных сделок по обмену произведенного металла на сырье и товары для рабочих, отчетность и инспекционный контроль…

Надо сказать, что Дмитрий Васильевич всячески пытался укрепить своё положение на заводах, в том числе и привлекая в управленческий аппарат своих братьев. Но удалось это лишь отчасти: Евтихий Васильевич Белов некоторое время занимался реализацией демидовской продукции на юге России и в Константинополе, и даже входил в состав правления Московской конторы, но через несколько лет записался купцом первой гильдии в Екатеринославской губернии и отошёл от службы Демидовым.

В 1839 году новым штатным расписанием были введены должности директора Нижнетагильских заводов, и при нем двух управляющих: по экономической, и по технической части. Директором был назначен тесть Дмитрия Васильевича – Павел Данилович Данилов, недавно лишившийся тёплого места в Петербургской конторе. Управляющим технической частью стал Фотий Ильич Швецов, а Дмитрий Васильевич Белов остался заведовать экономической частью.

Такой управленческий триумвират просуществовал восемь лет.
В 1847 году заводовладельцы удовлетворили просьбу Ф. И. Швецова об отставке, а вскоре после этого попал в немилость и П. Д. Данилов. Д. В. Белов становится главным управляющим заводами Нижнетагильского округа…

Нижнетагильский завод. Вид на Лисью гору (гравюра Г. П. Гельмерссена)

Нижнетагильский завод. Вид на Лисью гору (гравюра Г. П. Гельмерссена)

(продолжение следует)

————————————
При подготовке публикации использованы следующие материалы:

— Алеврас Н. Н. «В. Д. Белов: судьба уральца в социокультурном интерьере российских преобра-
зований XIX—XX вв», Челябинск, 2005.
— Алеврас Н. Н. «Государство и общество в поисках решения аграрного вопроса на горнозаводском Урале» / «Проблемы социально-экономического и политического развития Урала в XVIII—XX веках», Челябинск, 1997.
— Белов В. Д. «Кустарная промышленность в связи с уральским горнозаводским хозяйством», СПб., 1887.
— Белов В. Д. «Записка о казенных горных заводах», СПб., 1894
— Белов В. Д. «Исторический очерк уральских горных заводов», СПб., 1896.
— Ганьжа С. В. «История одной мистификации», Тагильский рабочий. 2005. 06.07, 27.07
— ГАПО. Ф. Р–926.
— Грум-Гржимайло В. Е. «Терпение мысли. Из воспоминаний», Урал. 1970.
— Гуськова Т. К. «Роман «Горное гнездо», его герои и прототипы», Екатеринбург, 2002.
— Езерский Ф. В. «Защитники двойной системы», Практическая жизнь. 1892.
— Журнал Постоянной совещательной конторы железнозаводчиков. СПб., 1895.
— Кривощеков И. Я. «Словарь Верхнетурского уезда пермской губернии», Пермь, 1910.
— Ленин В. И., Полн. собр. соч. 5-е изд.
— Озеров И. Х. «Горные заводы Урала». М., 1910;
— РНБ. ОР, ф. 601
— РНБ. ОР, ф. 874
— Соколов В. Я., «Друг страждущего человечества», СПб, 2013
— «Счетоводство», журнал (1888—1904).
— Троцкий Л. Д. «Наша первая революция», т. 2. Л., 1925.
— Труды Общества для содействия русской промышленности и торговли (сб. ст), М., 1910
— личные архивы автора

Поделиться в соц. сетях
Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter
Система Orphus

4 комментария

  1. Интересный материал! Ждём продолжения.

    Ответить
  2. :good:

    Ответить
  3. Я, Кочетова Наталья, очень хочу узнать поподробнее о своем пра прадеде Степане Белове. Помню в детстве мне встречались его дневники и записи. От своего деда,, Маркина Алексея Владимировича, я слышала, что он был владельцем литографии. в Нижнем Тагиле. Его дочь, моя прабабушка Ольга Степановна Белова у..чилась в Москве в Строгановке. Мой дед, старший из внуков, окончил Казанский педагогический институт и вернулся в Нижний Тагил в должности преподавателя, а младший внук Вениамин стал художником. Его дети Борис и Владимир также стали художниками. Хотелось бы подробнее узнать о Степане Белове. Помню также, что в праздничные дни в литографии изготавливали фонарики для шествия на Лисьей горе..

    Ответить
  4. БЕЛОВЫ СИЛА РУССКАЯ

    Ответить

Оставить комментарий или два

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:angel: 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:devil: 
:bomb: 
:bravo: 
:drink: 
:wonder: 
:sick: