ПТ, 22 октября 2021 | В Нижнем Тагиле:+5.9°C

Беловы. Мифы и реальность (часть 3)

…Если первого сына Дмитрий Васильевич Белов назвал в честь деда, то родившийся в 1830 году второй сын, был назван в честь отца – Василием.

Детство Василия Белова прошло, по его же собственным словам «в Нижнетагильске – имении г-д Демидовых». Вместе со старшим братом Иваном окончил начальную школу, после чего был зачислен в Выйское заводское училище. Но проучился он там недолго, так как вскоре, вместе с братьями был отправлен в Петербург: отец, используя свои широчайшие связи, договорился о переводе сыновей в 1-ю Санкт-Петербургскую гимназию…

…Для многих читателей название «1-я Санкт-Петербургская гимназия» не говорит ровным счётом ни о чём. Мало ли было гимназий в Петербурге? Но это учебное заведение было особенным. Хотя бы потому, что до 1830 года оно именовалось не иначе, как «Благородный пансион при Главном педагогическом институте», и считалось элитным учебным заведением закрытого типа. 29 марта 1830 года Именным Высочайшим Указом № 3569 «Благородный пансион» в Санкт-Петербурге был преобразован в гимназию. В 1838 году состоялся первый гимназический выпуск.

089_001Здание 1-й Санкт-Петербургской гимназии, С-Пб (фото 2012 г.)

Здесь учились Лев Пушкин, Константин Масальский, Михаил Глинка, Александр Корсаков и многие другие известные персоны российской истории; здесь преподавали Вильгельм Карлович Кюхельбекер, Александр Петрович Куницын и Константин Иванович Арсеньев.

Кроме общеобразовательных предметов в гимназии преподавали английский язык, фехтование, танцы, рисование и гимнастику. Обучение было платным; плата была фиксированной и равнялась 1000 рублей в год. Считалось, что каждый выпускник гимназии не будет иметь затруднений при дальнейшем поступлении в Санкт-Петербургский университет. В некотором роде, это было чем-то вроде современного ЕГЭ.

089_002Здание Императорского Санкт-Петербургского университета (фото 1878 г.)

Правда, для поступления в другие высшие учебные заведения экзамены всё же приходилось сдавать. Гимназия имела богатейшую библиотеку, залы для занятий спортом и даже плавательный бассейн.

1-ю Санкт-Петербургскую гимназию любил посещать император Николай I. Всего, за 21 год, он 18 раз приезжал в гимназию. При чём, в ходе каждого визита, непременно присутствовал на уроках, и подолгу беседовал с учениками. Во время одного такого визита, Николай посетил класс, в котором учились Иван и Василий Беловы. В «Рассказе об императоре Николае Павловиче» («Исторический вестник», 1885), Иван Дмитриевич вспоминал этот эпизод: «…Николай вошел в класс. Поскольку Василий был почти всегда сосредоточенный в самом себе, постоянно смотревший вниз, император спросил у него: «Разве у тебя совесть не чиста?» «Чиста, ваше величество», — был ответ. «А если чиста, тогда смотри людям прямо в глаза, особенно когда смотришь на своего государя»…

…По окончании гимназии, Василий, вслед за Иваном, поступает в Петербургский университет.

В отличие от брата, он подаёт документы не на историко-филологическое отделение (факультет), а на юридическое. Впрочем, проучившись три года, Василий Дмитриевич переводится в Казанский университет.

089_003Здание Императорского Казанского университета (фото второй половины XIX в.)

Причину, Василий называет сам: «в Казани было много легче получить кандидата права, нежели в столице». Помимо собственно учёбы, Белов так же принимает активное участие в общественной жизни университета, в частности, он помогает распространять университетский журнал «Учёные записки».

В 1851 году Василий Дмитриевич возвращается на Нижнетагильский завод, и два года занимается систематизацией заводских архивов. Очевидно, отец готовил Василия к долгой службе на заводах господ Демидовых в качестве управляющего, но этим планам не суждено было сбыться. Дмитрия Васильевича вскоре «уходят» в отставку, правда, с сохранением положения и всех привилегий и с выплатой солидного «золотого парашюта». Василий, понимая, что без поддержки отца, «жизни на заводе не дадут, а наверняка изведут интригами и наветами», идёт на преподавательскую работу.

Из письма Василия Дмитриевича брату Ивану: «…учительствую в Выйском училище, куда принят сверх штата, что даёт возможность давать частные уроки не только в Нижнетагильске. […] Здесь мало, что изменилось с наших пор: все те же режим и распорядок дня…»

В Выйском училище Василий Дмитриевич преподаёт бухгалтерское дело, и замещает учителей «приготовительного класса». Кроме этого, он начинает заниматься юридической практикой, и не столько на демидовских заводах, сколько в Екатеринбурге и Верхотурье. Уже тогда он начинает собирать материалы «для обширного труда в нескольких томах по истории Горнозаводского края, быте, обычаях и природных ресурсах его». Насколько нам известно, «обширного труда» Василию Дмитриевичу издать не удалось, однако собранные им данные вошли в основу некоторых статей и книг В. Д. Белова, а так же позднее были переданы в УОЛЕ…

После земской реформы 1864 года Василий Дмитриевич начинает участвовать в реформаторских мероприятиях, и уже в 1870-м избирается первым главой Земской управы Верхотурского уезда.

Итогом деятельности В. Д. Белова на этом посту стала, в частности, превосходно поставленная медицинская служба, включавшая программу оспопрививания и акушерской помощи. В рамках медицинской «программы» было так же дополнительно открыто 17 фельдшерских пунктов. Кроме этого, по инициативе Василия Дмитриевича было организовано пять новых школ, педагогические курсы и съезды учителей, которые в 1872 и 1874 гг. проходили под руководством его брата, Ивана Дмитриевича Белова.

В одном из своих докладов Василий Дмитриевич приводил следующие данные: годовой бюджет Верхотурского земства в период его председательства равнялся 200 тысяч рублей, «…в том числе расходы на образование составили более 50 тысяч, на народное здравие — 30 тысяч».

В 1871 году В. Д. Белов становится действительным членом «Уральского Общества Любителей Естествознания» (УОЛЕ).

Не забывал Василий Дмитриевич и родные места, часто «…наезжая в Нижнетагильск по долгу службы или по приглашению разночинных лиц». Ратовал Белов и за повышение значимости и роли Нижнего Тагила в границах уезда, и даже губернии. В частности, он предлагал перевести земскую управу из Верхотурья в Нижний Тагил «с непременным переименованием оной, ибо настоящий центр общественной жизни находится именно здесь». И, несмотря на разногласия среди членов земского собрания, такой перевод состоялся: вплоть до 1882 года земская управа находилась в Нижнетагильском посёлке. Здесь было построено здание уездного земства (ныне доведённое неблагодарными потомками и «эффективными менеджерами» до известного всем состояния).

089_004Здание земства (фото конца XIX в.)

089_005Здание земства (фото 2013 г.)

В этот же период Василий Дмитриевич начинает публиковать свои статьи и сочинения.

Он сотрудничает с такими изданиями, как «Санкт-Петербургские ведомости», «Голос», «Дело», «Русское обозрение», «Труды Императорского Вольного экономического общества», а так же «Исторический вестник», постоянным автором которого был его брат Иван. В 1871 году Василий Дмитриевич издаёт исследование «История табака и системы налога на него в Европе и Америке», а так же становится учредителем и редактором еженедельной литературно-политической газеты «Неделя».

Деятельность В. Д. Белова на посту главы земской управы оказалась настолько эффективной и яркой, что многие заводчики мечтали заполучить себе в штат такого организатора и управленца.

В частности, Василию Дмитриевичу поступали предложения от Строгановых и Всеволожских. К В. А. Всеволожскому Белов даже выезжал знакомиться с горным производством, и, по его словам, «ознакомление это происходило достаточно глубоко и подробно».

Сам Владимир Александрович Всеволожский вспоминал: «…г-н Белов проведя исследования и расчёты спросил меня, намерен ли я продолжать заниматься горным промыслом, и если нет, то он может поспособствовать выгодно для меня пристроить рудники с заводом на Лытве и луньевские копи. Расчёты г-на Белова убедили меня сделать верный выбор, и я ответил, что готов рассмотреть предложения об аренде…»

В 1873 году Лытвенский завод и Луньевские угольные копи были взяты в аренду «Уральским горнозаводским товариществом», которое, по сути, являлось структурой подконтрольной Павлу Павловичу Демидову.

089_006Луньевские угольные копи. Александровская шахта (фото конца XIX в.)

Сам Василий Дмитриевич Белов ещё оставался главой земской управы, но его переписка с проживающем в Петербурге Павлом Николаевичем Шиленковым* и Анатолием Октавовичем Жонес-Спонвилем**, активизировалась.

По земству поползли слухи, что Белов скоро оставит земскую службу и станет управляющим в демидовском хозяйстве. Слухи подогревались ещё и тем, что Василия Дмитриевича то и дело видели в заводских цехах и на рудниках вместе с Жонес-Спонвилем. У обывателя создавалось впечатление, что Анатолий Октавович передаёт заводские дела Белову. Но покинул Василий Дмитриевич свою должность только три года спустя, в 1876 году.

По воспоминаниям современников, «уезжал из Тагила он долго, несколько раз возвращаясь для того, чтобы участвовать в различных богоугодных делах». Часть своей богатой библиотеки В. Д. Белов передал учебным заведениям Нижнего Тагила, а большую часть своих архивов передал на хранение в УОЛЕ. Впрочем, уезжал Василий Дмитриевич не навсегда…

089_007Вид на Нижнетагильский железоделательный завод (фото конца XIX в.)

(продолжение следует)

———————
* — Павел Николаевич Шиленков – бывший главный управляющий демидовскими заводами; после выхода в отставку переехал в Петербург, продолжал участвовать в делах Демидовых в должности консультанта Главной петербургской конторы.
** — Анатолий Октавович Жонес-Спонвиль – главный уполномоченный в Нижнетагильском заводском округе с 1868 г.

Поделиться в соц. сетях
Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter
Система Orphus

2 комментария

  1. :good:
    А можно подробнее об Уральском горнозаводском товариществе?

Оставить комментарий или два