ПН, 18 декабря 2017 | В Нижнем Тагиле:-5.1°C

Загадочная Мадонна с вуалью

Прошедшее в минувшую субботу мероприятие под названием «Ночь музеев», судя по отзывам, не смогло в полной мере удовлетворить интерес тагильчан к истории и культуре своего города. Свою роль сыграли и географическое расположение музейных объектов, и погода. Да, и времени на то, чтобы посетить все музеи и внимательно ознакомиться с их экспозициями, было немного. На мой взгляд, в следующий раз для таких мероприятий нужно отводить больше времени. Особенно, если продавать единый билет.

Нас, к примеру, «задержал» Нижнетагильский Музей изобразительных искусств (НТМИИ) – один из немногих провинциальных музеев, имеющий такую богатую художественную коллекцию.

ТИ_108_001

Почему-то немалая часть тагильчан считает, что наш Музей изобразительных искусств это музей одного шедевра, и больше ничего примечательного в нём нет. Сотрудники НТМИИ, в меру своих сил и возможностей, борются с этим заблуждением, но коллекция музея до сих пор находится в тени самого яркого и загадочного её экспоната – «Тагильской мадонны». Многие жители города и не подозревают, что в собрании городского «музея ИЗО», как его часто называют в народе, имеются интереснейшие полотна кисти Тропинина и Репина, Крамского и Шишкина, Верещагина, Лагорио, Васнецовых, Айвазовского, Левитана, Грабаря и многих других известных русских художников.

ТИ_108_002

История Музея изобразительных искусств в Нижнем Тагиле начинается в далёком уже 1924 году, когда активисты Т.О.И.М.К. — Тагильского Общества Изучения Местного Края – готовили первую экспозицию городского краеведческого музея. Тогда среди собранных для выставки экспонатов оказалось немало картин из фондов бывшего демидовского «музеума», и члены Т.О.И.М.К. вышли к городским властям с предложением организовать художественную галерею. Городскому Совету такое предложение показалось дельным, но по причине острого дефицита капитальных строений в городе, вопрос «завис» на долгие 19 лет. Правда, в 1929 году при городском краеведческом музее был организован художественный отдел, но так как коллекция живописи почти не пополнялась, то деятельность отдела сводилась в основном к исследовательской и просветительской работе.

Положение дел стало стремительно меняться в годы Великой Отечественной войны. В 1942 году в городе появилась Нижнетагильская организация Союза советских художников. Уже осенью следующего года в Тагиле прошла первая художественная выставка, в которой принимали участие не только местные художники и скульпторы, но и художники из Харькова, Ленинграда и других прифронтовых городов, эвакуированные на Урал. А в декабре того же 1943-го городской Совет принял решение об открытии в Нижнем Тагиле Музея изобразительных искусств, который поначалу получил название Областной картинной галереи. В организации музея большую помощь оказали специалисты Государственного Эрмитажа, коллекция которого в годы войны находилась в Свердловске. Для нового музея было выделено здание бывшего купеческого клуба построенное в 1865 году известным тагильским купцом П. Т. Аксёновым, и 30 сентября 1944 г. музей принял первых посетителей. Значение этого события для небольшого провинциального уральского города было трудно переоценить.

В первое время основой коллекции музея послужили произведения русского дореволюционного и послевоенного искусства, переданные из фондов Третьяковской галереи и Русского музея, а также из фондов Управления по делам искусств при СНК РСФСР и из Нижнетагильского краеведческого музея. Всего 73 единицы хранения.

Так, в 1944 году Третьяковская галерея передала в дар четыре произведения: портрет кисти В.М. Васнецова, пейзажные этюды А.М. Васнецова и В.Д. Поленова, графические листы Л.Ф. Лагорио.

Лев Лагорио «Гурзуф». 1885 г. (из коллекции НТМИИ)

Лев Лагорио «Гурзуф». 1885 г. (из коллекции НТМИИ)

Лев Лагорио «Чёрное море». 1891 г. (из коллекции НТМИИ)

Лев Лагорио «Чёрное море». 1891 г. (из коллекции НТМИИ)

С самого первого дня существования музей поддерживался Свердловским областным отделом по делам искусств. В 1944-1945 гг., для пополнения экспозиции в Нижнем Тагиле, им был направлен ряд полотен таких русских художников, как И. Н. Крамской, К. А. Коровин, И. К. Слюсарев, а также графические листы А. Н. Бенуа, А. П. Соколова и скульптурные работы П.К. Клодта.

Иван Крамской «Женский портрет. Актриса М. Г. Савина». 1880 г. (из коллекции НТМИИ)

Иван Крамской «Женский портрет. Актриса М. Г. Савина». 1880 г. (из коллекции НТМИИ)

Кроме того, ряд картин был приобретён музеем на собственные средства.

Во время войны на Урале образовался довольно интересный антикварный рынок, где можно было встретить поистине уникальные произведения, в том числе и таких известных мастеров, как И. Е. Репин, И. К. Айвазовский, И. С. Щедровский и других. Нижнетагильский музей изобразительного искусства постоянно мониторил этот рынок, и находил средства для пополнения своей коллекции.

Иван Айвазовский «Морской пейзаж». 1871 г. (из коллекции НТМИИ)

Иван Айвазовский «Морской пейзаж». 1871 г. (из коллекции НТМИИ)

Иван Айвазовский «Морской пейзаж». 1872 г. (из коллекции НТМИИ)

Иван Айвазовский «Морской пейзаж». 1872 г. (из коллекции НТМИИ)

Иван Шишкин «Лес». 1880 г. (из коллекции НТМИИ)

Иван Шишкин «Лес». 1880 г. (из коллекции НТМИИ)

Илья Репин «Портрет Г. Г. Ге». 1895 г. (из коллекции НТМИИ)

Илья Репин «Портрет Г. Г. Ге». 1895 г. (из коллекции НТМИИ)

Экспонатами музея стали также и произведения уральских художников, которые выставлялись на передвижной выставке «Урал — кузница оружия», проходившей в Урало-Сибирском регионе в 1944-45 гг.

Здание Нижнетагильского музея изобразительных искусств (фото 40-х гг.)

Здание Нижнетагильского музея изобразительных искусств (фото 40-х гг.)

…В 1950-х архитектором Андреем Михайловичем Ликиным был разработан проект возведения на старом фундаменте нового здания музея. Проект был принят, и начались работы по перестройке здания, которые завершились в 1963 году. Тогда же после многолетнего перерыва музей вновь принял посетителей.

Небольшая коллекция (около 30 экспонатов) произведений мастеров итальянского Возрождения досталась музею «по наследству» от самих Демидовых. Эти картины, обнаруженные в господских домах, церквях, на складах заводоуправления членами Т.О.И.М.К. в 20-х годах XX века, составили раздел западноевропейского искусства. Первый директор Нижнетагильского краеведческого музея А. Н. Словцов утверждал, что картин и скульптур зарубежных мастеров в Нижнем Тагиле было в несколько раз больше, но многие произведения искусства были вывезены отступающими чехами и «белыми». По некоторым сведениям, Словцов одно время плотно занимался поиском вывезенных картин, и даже установил местонахождение некоторых из них. Но довести дело до конца помешал арест…

Очень широко в музее представлено русское искусство XVIII – XX веков.

Значительную часть портретной коллекции XVIII – начала XIX веков музей получил от Русского музея, который в год открытия передал тагильским коллегам 18 произведений. Некоторые ранее находились в Памятном отделе императора Александра III, другие украшали Смольный институт, третьи хранились в Эрмитаже и музее Императорской Академии художеств. Также в постоянной экспозиции зала русского искусства музея имеются работы Владимира Лукича Боровиковского и Василия Андреевича Тропинина.

Василий Тропинин «Портрет В. И. Бибикова». неизв. (из коллекции НТМИИ)

Василий Тропинин «Портрет В. И. Бибикова». неизв. (из коллекции НТМИИ)

Владимир Боровиковский «Женский портрет». втор. пол. XVIII в. (из коллекции НТМИИ)

Владимир Боровиковский «Женский портрет». втор. пол. XVIII в. (из коллекции НТМИИ)

Большой раздел постоянной экспозиции был посвящён творчеству художников «передвижников». В коллекции Нижнетагильского музея искусств это направление представлено полотнами И. И. Шишкина, А. К. Саврасова, В. М. и А. М. Васнецовых, И. Е. Репина, И. Н. Крамского.

Илья Репин «Отказ от исповеди» (эскиз). нач. 1880-х гг. (из коллекции НТМИИ)

Илья Репин «Отказ от исповеди» (эскиз). нач. 1880-х гг. (из коллекции НТМИИ)

В 50-х годах коллекция русского отдела музея существенно пополнилась после того, как худотдел Нижнетагильского краеведческого музея передал в НТМИИ 116 произведений из своих фондов. А в настоящий момент в коллекции Музея изобразительных искусств насчитывается более девяти тысяч произведений живописи, графики, скульптуры и декоративно-прикладного искусства. В том числе работы таких известных мастеров, как И. И. Левитан, И. З. Грабарь, Б. М. Кустодиева, К. А. Коровин, В. П. Худояров и другие.

Алексей Боголюбов «Лоцманы Бискайской бухты» 1857-59 гг. (из коллекции НТМИИ)

Алексей Боголюбов «Лоцманы Бискайской бухты» 1857-59 гг. (из коллекции НТМИИ)

Василий Худояров «Исцеление слепорожденного» 1857-59 гг. (из коллекции НТМИИ)

Василий Худояров «Исцеление слепорожденного» 1857-59 гг. (из коллекции НТМИИ)

Борис Кустодиев «Усадьба в парке» 1912 г. (из коллекции НТМИИ)

Борис Кустодиев «Усадьба в парке» 1912 г. (из коллекции НТМИИ)

Но, безусловно, настоящей жемчужиной коллекции музея является картина, известная как у нас в стране, так и за рубежом под названиями «Святое семейство», «Мадонна дель Пополо», «Мадонна с вуалью» или «Тагильская Мадонна». История этого шедевра такова.

В 1508 году папа римский Юлий II заказал художнику Рафаэлю Санти, живописцу из Урбино, что в Папской области, который в то время расписывал фресками Станцу дела Сеньятура, картину на сюжет «Святого семейства». Понтифику нравились мадонны Рафаэля, и он захотел иметь одну из них в своей «родной» церкви Санта-Мария-дель-Пополо.

Церковь Санта-Мария-дель-Пополо (фото 2000-х)

Церковь Санта-Мария-дель-Пополо (фото 2000-х)

Мастер справился с заказом менее чем за год, и представил её на суд папы. Картина, написанная на доске размером 120х90 см., изображала святое семейство — Марию, Иосифа и младенца Христа. Младенец играет с вуалью своей матери, которым та обернёт его голову после распятия; а на всё происходящее с грустью взирает Иосиф, словно предвидящий будущее.

Работа очень понравилась Юлию II, и он подрядил Рафаэля на более масштабную версию сюжета — «Сикстинскую мадонну». А картину, названную папой «Madonna del Velo» (Мадонна с вуалью), поместили у центрального алтаря церкви Санта-Мария-дель-Пополо, где она провисела до 1591 года.

Церковь Санта-Мария-дель-Пополо. Центральный алтарь (фото 2000-х)

Церковь Санта-Мария-дель-Пополо. Центральный алтарь (фото 2000-х)

В 1591-м итальянский кардинал Сфондрати забрал мадонну (и ряд других картин) себе в покои, а через 17 лет продал её другому итальянскому кардиналу — Шипионе Боргезе, и «Madonna del Velo» получила прописку в личной галерее Боргезе, где и находилась в течении 42 лет. Но вскоре после смерти Боргезе, его галерею обокрали. В числе прочих воры унесли и «Мадонну с вуалью». Через год картины нашли, и вернули на место. Но в начале XVIII века на коллекцию Боргезе снова было совершено покушение. На этот раз грабители были удачливее: украденные произведения искусств бесследно растворились в Италии…

…Наследники кардинала-коллекционера заменили некоторые утраченные картины списочными, в том числе и «Мадонну дель Пополо», и объявили, что все шедевры возвращены в галерею. Обман открылся уже в XX столетии, после того как в далёком от Италии Нижнем Тагиле в 1924 году на чердаке одного из бывших демидовских домов была найдена неизвестная картина подписанная… Рафаэлем. Точнее, была найдена не вся картина, а лишь её часть.

В марте 1924 года, когда шла подготовка к открытию Нижнетагильского краеведческого музея, в кабинет Александра Николаевича Словцова, директора будущего музея, вошёл Иван Васильевич Колеватов – завхоз металлургического треста, и один из активистов Т.О.И.М.К. Он рассказал, что, обследуя чердак одного из демидовских домов, нашёл доску со следами живописи. Колеватов тут же показал находку Словцову и, когда тот протёр доску мокрой тряпкой, то заметил, что на доске имеются изображения людей. Словцов решил, что перед ним старинная икона, и решил промыть находку как следует. Промыл, и обнаружил на деталях одежды изображённой на доске женщины надпись: «Raphael Urbinas pin…». Подпись великого Рафаэля?!! Несмотря на то, что у картины не хватало значительной части, обломок выставили в музее в день его открытия. Тагильчане, по словам А. Н. Словцова «охотно ходили смотреть на произведение великого мастера и гордились тем, что находка случилась именно в Тагиле…» Александр Николаевич начал поиски второй части доски. Он несколько раз побывал на том чердаке, тщательно обследовал каждый его уголок, спускался в подвал дома, но все поиски были тщетны.
Сам того не ведая, Словцов несколько раз проходил по искомой второй части изображения: как впоследствии оказалось, кто-то приспособил обломок доски в качестве ступеньки на лестнице, ведущей на чердак. Обнаружил недостающую часть картины тот же Иван Васильевич Колеватов. В один прекрасный день, завхоз занимался ремонтом лестницы в здании треста. Работа навела его на мысль, что недостающую часть картины тоже могли использовать в качестве стройматериала. Он направился к господскому дому, и, по его словам, «без труда нашёл продолжение картины»…

Обе части доски соединили и смогли прочитать авторскую надпись целиком: «Raphael Urbinas pingebat MDIX» — «Рафаэль Урбинский писал в 1509 году». Картину выставили в музее, и жители города вскоре окрестили её «Тагильской мадонной».

Год «Мадонна дель Пополо» демонстрировалась в основной экспозиции музея, но в августе 1925-го в Нижний Тагил приехал Игорь Эммануилович Грабарь – известный искусствовед, художник и реставратор. Приехал специально для знакомства с находкой, и оценки её состояния. Внимательно осмотрев картину, Грабарь заявил, что её необходимо срочно везти в Москву на реставрацию.

После реставрации «Мадонна с вуалью», она же «Мадонна дель Пополо» была передана в ММИИ (Московский музей изящных искусств), позже переименованный в Государственный музей имени А. С. Пушкина.

Рафаэль Санти. «Madonna del Velo» («Madonna del Popolo», «Тагильская мадонна») 1509 г.

Рафаэль Санти. «Madonna del Velo» («Madonna del Popolo», «Тагильская мадонна») 1509 г.

По результатам исследования найденной в Нижнем Тагиле картины И. Э. Грабарь издал книгу — «Madonna del Popolo» Рафаэля и Мадонна из Нижнего Тагила», в которой проанализировал всю известную на тот момент информацию о списках «Мадонны с вуалью», которых он насчитал 65 штук. Владельцы копий наперебой утверждали, что именно их экземпляр является оригиналом, но доказать толком ничего не могли.

Титульный лист книги И. Э. Грабаря «Madonna del Popolo» Рафаэля и Мадонна из Нижнего Тагила»

Титульный лист книги И. Э. Грабаря «Madonna del Popolo» Рафаэля и Мадонна из Нижнего Тагила»

По вопросу о подлинности «Тагильской Мадонны», Игорь Эммануилович писал: «…Тагильский экземпляр не копия […] Из сохранившихся экземпляров самым ранним является, бесспорно, этот — нижнетагильский […] «Мадонна» из Нижнего Тагила, может быть тот самый протооригинал, что находился некогда в Римской церкви Санта Мария дель Пополо…»

Впрочем, владельцы списков не унимались. Особенно старались представители фамилии Боргезе.
В 1979 году Институт Франции и Музей в Лувре, получив от Боргезе крупный грант, выступили с заявлением о том, что им удалось найти подлинную «Мадонну дель Пополо» в одном из собраний принцев Конде в Шантильи, и приложили результаты рентгеновских исследований, которые, как утверждали советские специалисты, были довольно топорно фальсифицированы. А дальше…

А дальше произошло неожиданное.

Государственный музей им. А. С. Пушкина… отказался от атрибуции картины Рафаэлю, и вернул «Мадонну…» в Нижний Тагил, как «копию с оригинала, выполненную неизвестным автором». На протяжении четверти века советские, а затем и российские художники, искусствоведы и другие специалисты не могли ответить на вопрос, зачем это было сделано.
В 2005 году один из русских историков, живущий во Франции, высказал предположение, что тогда при подготовке к строительству газопровода «Уренгой–Помары–Ужгород» Советский Союз в поисках поставщиков оборудования и источников софинансирования стройки века, получил предложение о сотрудничестве от группы французских банков. И, возможно, помимо обычных условий, банкиры выдвинули тогда несколько дополнительных, среди которых было предложение отказаться от атрибуции более ста произведений искусства, хранящихся в советских музеях. Список содержал и несколько полотен Рафаэля. Советская сторона полностью удовлетворила просьбу европейских партнёров. Любопытно, что среди руководства этой группы банков были и представители семьи Боргезе…

Тагильским музейщикам была предложена новая версия: нашу «Мадонну с вуалью» писал не сам Рафаэль, а один из его учеников; но картина действительно была написана в 1509 году, и от этого остаётся всё таким же ценным экспонатом.
А после возвращения «Мадонны…» в Нижний Тагил, среди историков и краеведов возникла ещё одна дискуссия. На этот раз о том, как картина «добралась» до наших мест, кто её привёз, и когда. Таинственности вопросу придавал и тот факт, что «Тагильская мадонна» не числилась ни в одной описи ценностей Демидовых.

Версий появления «Мадонны дель Пополо» в Нижнем Тагиле было высказано немало. Но на наш взгляд, внимания достойны только две.

Версия первая.

«Мадонну» прислал (привёз) в Тагил Анатолий Николаевич Демидов, получив её, в числе других произведений искусств, в качестве компенсации за украденные Матильдой Бонапарт фамильные драгоценности. Известно, что бывшая жена Анатолия отказалась возвращать драгоценности, но позднее, чтобы замять скандал, предложила компенсировать убытки. Якобы Анатоль сам выбирал картины и скульптуры из предоставленного ему каталога, а затем главный смотритель всех музеев Франции граф Неверкерк (бывший по совместительству гражданским мужем Матильды) передал произведения искусств Демидову, просто изъяв их из музейных фондов.
Версия на первый взгляд интересная, но, согласно другим источникам, Анатолий Николаевич всё же получил свои драгоценности назад, а значит, никаких переговоров о компенсации не было.

Версия вторая.

Картину Рафаэля прислал в Нижний Тагил Николай Никитич Демидов, купив её (или же получив иным способом) у неизвестных монахов. Эта версия выгляди более реалистично. К тому же сами Демидовы неоднократно озвучивали её.

…В 1910 году фотограф Мирон Гроссман, организовавший в Одессе киноателье «Мирограф», взял в аренду дачный участок по Малофонтанской дороге для постройки съёмочного павильона. Тогда же он познакомился с Еленой Петровной Трубецкой-Демидовой, чья вилла находилась недалеко. После революции Гроссман бежал во Францию, где спустя несколько лет, издал свои мемуары.

Вот как описывает он визит вежливости к Елене Петровне: «…Княгиня оказалась дамой приятной во всех отношениях, и пригласила нас на чай, а затем долго рассказывала о своей семье. После мы отправились смотреть дом, который был великолепен не только внутри, но и снаружи… […] …Моё внимание привлекли изображения на фризе, и любезная Елена Петровна подробно рассказывала о персонах и событиях с ними связанных. Когда черёд дошёл до барельефа Рафаэля, княгиня вдруг молвила: «А знаете, у нас в семье есть действительно подлинная картина Рафаэля Урбинского. Её купил дед моего бедного мужа у потомков одного итальянского кардинала. Кажется, сейчас она в Нижнетагильске». Я спросил, где это, ибо не слышал никогда о таком городе, и оказалось, что это не город, а […] заводской посёлок…»

Бывший дворец Е. П. Демидовой-Трубецкой на вилле Сан-Донато в Одессе

Бывший дворец Е. П. Демидовой-Трубецкой на вилле Сан-Донато в Одессе

Изображение Рафаэля на фризе дворца

Изображение Рафаэля на фризе дворца

Упоминания о картине встречались также в переписке Е. П. Демидова со сводными братьями и сёстрами.

Ещё один интересный момент, связанный с историей «Тагильской мадонны».

В конце 50-х и начале 60-х поисками картины занималась гражданка Италии с русской фамилией Олсуфьева. Неоднократно она пыталась получить разрешение на въезд в СССР, но каждый раз ей отказывали без объяснения причин. Но, оказывается, причины были. Дарья Васильевна Олсуфьева (кстати, прапраправнучка императора Александра I) являлась женой Юнио В. Боргезе, известного итальянского фашиста, а после Второй Мировой войны лидера итальянских ультраправых. Юнио Валерио Сципионе Боргезе был потомком того самого кардинала-коллекционера Боргезе, который некогда купил «Мадонну с вуалью» для своей галереи искусств.

В 1960-м Олсуфьева написала письмо И. Э. Грабарю. Но так как Игорь Эммануилович уже умер, письмо вернулось в Рим. Что было в нём написано, неизвестно. Через три года Дарья Олсуфьева погибла в автокатастрофе, а её личный архив бесследно исчез…

…А «Тагильская мадонна» продолжает восхищать любителей живописи в нашей стране.
В 2014 году картина была показана в Калининграде, Липецке, Казани, Тобольске, Новосибирске, Южно-Сахалинске и других российских городах. В январе-феврале 2015-го она выставлялась во Владивостоке.

«Тагильская мадонна» во Владивостоке

«Тагильская мадонна» во Владивостоке

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter
Система Orphus

6 комментариев

  1. Очень интересно!

    Ответить
  2. Азарич

    Познавательно и очень интересно
    И полету мыслей далеко не тесно
    От ВН потребовать надо контрибуций
    За поиск в интернете слова атрибуций

    Ответить
  3. Ни разу не был в музее изо
    Теперь пойду.

    Ответить
  4. :good:

    Ответить
  5. Спасибо! Очень интересно!

    Ответить
  6. Читала статью как детективную историю. И такой объект мировой культуры у нас в городе!

    Ответить

Оставить комментарий или два

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:angel: 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:devil: 
:bomb: 
:bravo: 
:drink: 
:wonder: 
:sick: