ПТ, 15 декабря 2017 | В Нижнем Тагиле:-5.4°C

Медный вопрос (часть вторая)

…Вокруг медного стола, который экспонируется в Нижнетагильском музее, уже много лет ведётся дискуссия, как о происхождении самого стола, так и о происхождении меди, из которой он был изготовлен. Масла в огонь споров изрядно плеснули советские учёные ещё 60 лет назад.
Тогда в Ленинграде был проведён анализ меди, из которой был выработан наш стол, и результаты анализов привели исследователей в восторг и изумление: неужели в начале XVIII века уральские металлурги могли в совершенстве плавить медь, которая по своей чистоте почти не отличалась от меди, очищенной современными методами электролиза?!

ТИ_110_001

Медный стол в Нижнетагильском краеведческом музее

Впрочем, не только чистота меди, из которой сделан этот стол, не даёт покоя краеведам Нижнего Тагила, а также историкам Екатеринбурга и Пермского края. Не меньше копий было сломано и вокруг надписей, сопровождающих стол. Одна из них, выполненная в виде отдельной таблички, гласит: «Столъ, приготовленный изъ первой меди выплавленной въ Россiи»

ТИ_110_002

Табличка имеет явно «выставочное» происхождение.
Такими табличками снабжались все образцы продукции демидовских заводов, выставлявшиеся на различных отечественных ярмарках или зарубежных выставках. Подобные таблички прилагались и к изделиям, которым заранее было определено место в музеях или частных коллекциях.
Другая надпись сделана на самой столешнице, и гласит:«Сия первая въ России медь отыскана въ Сибире бывшимъ камисаромъ Никитою Демидовичемъ Демидовымъ, по грамотамъ Великаго Государя и Императора Петра Перваго въ 1702, 1706 и 1709 годахъ, а из сей перво выплавленной меди сделан оный столъ въ 1715 году»

ТИ_110_003

Однако известно, что в 1715 году у «бывшего камисара» Никиты Демидовича Демидова не было медеплавильного завода ни в собственности, ни в аренде. Получалось, что, либо стол был сделан не «въ 1715 году», либо был изготовлен в это время, но не в Тагиле.

Одним из первых, кто серьёзно занялся изучением загадок медного стола, был главный технолог треста «Тагилстрой», один из организаторов музея треста, краевед Константин Фёдорович Ляпцев.
Своё исследование он опубликовал в 1983 году в журнале «Уральский следопыт», а позднее и на страницах тагильского «самиздатовского» альманаха «Тагильский краевед» (№1, 1988 г.)

ТИ_110_004

Константин Фёдорович Ляпцев

Константин Фёдорович, проведя анализ всех известных фактов и документов, сделал вывод, что стол этот был изготовлен на Выйском медеплавильном заводе между 1836 и 1840 гг., и является либо рекламным изделием, либо репликой с оригинального стола, якобы подаренного Никитой Демидовичем царю Петру в последние 10 лет жизни государя.

Более подробно с версией К. Ф. Ляпцева, наши Читатели могут ознакомиться, скачав PDF-копию №1 альманаха «Тагильский краевед»

ТИ_110_005

Историей медного стола занимались и другие неравнодушные люди.
Так, тагильский писатель Борис Николаевич Телков высказывал мнение, что стол мог быть отлит не в середине XIX века на Выйском заводе, а на Невьянском, именно в 1715-м. Свои версии есть и у старшего научного сотрудника Института истории и археологии УрО РАН, к.и.н. Е. А. Курлаева, и у известного исследователя династии Демидовых, тульского историка д.и.н. И. Н. Юркина. Все они любопытны, и мы намерены познакомить с ними Читателя в будущем.

Не так давно в споры о происхождении медного стола включились и пермяки.
Например, ведущий геолог ОАО «Пермгеолнеруд» Т. В. Харитонов в 2013 году высказал мнение, что медный стол, выставленный в Нижнетагильском краеведческом музее, был выплавлен из меди пермских медистых песчаников, которая отличается повышенной чистотой. К слову, чистота меди пермских медистых песчаников была доказана ещё в 1970 году. А самые первые описания данных месторождений относятся к началу XVII века (1617 г.).

Версия вполне жизнеспособная. Тем более что период «уральской одиссеи» Никиты Демидова в 1702-11 годах тесно связан с Кунгурским уездом. Первые царские грамоты, разрешающие Никите Демидовичу «заводить медныя фабрики в Кунгури» датируются 1702, 1705, 1709 и 1711 гг.

К примеру, царёва грамота 1709 года гласит:
«От Великого Государя, Царя и Великого Князя Петра Алексеевича… в Сибирь на Кунгур Воеводе Нашему Ионе Яковлевичу Новосильцову да Подъячему Василью Окоёмову. В прошлом 708 году декабря в 21 день бил челом Нам Великому Государю оружейных дел мастер Никита Демидов… По Нашему Великого Государя указу и по челобитью его Никиты Демидова велено ему Никите на Кунгуре медную руду копать и опыт чинить и заводы завесть и плавить из той руды медь про Нашего Великого Государя обиход… А те заводы ему Никите заводить и руду копать и медь плавить и мастеровых и работных людей нанимать своими проторьми и вновь той руды ему сыскивать и заводы заводить на тех речках, которые будут в близости… И владеть ему Никите теми заводами свободно, а что из той меди по выплавке у него станет выходить и ту медь у него имать на Нас Великого Государя на всякие расходы, а за ту медь давать ему из Нашей, Великого Государя, казны по четыре рубля пуд»…

Правда, кунгурские воеводы и промышленники особенно не жаловали «тульского выскочку», и деятельность Никиты в Кунгурском уезде шла непросто, сопровождаясь скандалами и тяжбами. Возможно и поэтому тоже Демидовы не плавили медь на месте, а везли её в Невьянск, несмотря на то, что будучи «камисаром» (то есть, государевым уполномоченным) Никита Демидович смог бы устроить плавку и на любом казённом заводе в Кунгурском уезде. Но в то время подходящий для выплавки меди завод был один, и работал он абы как. Точнее, это был не завод, а ползавода: в 1711 году на Мазуевском железном заводе была пущена медеплавильная фабрика, которая собой представляла небольшой цех, прозванный вскоре «Пустым заводом». Оборудование на нём было примитивным, не хватало специалистов, и вся работа цеха сводилась к опытным плавкам. В 1712 году «Пустой завод» закрылся, а вскоре под руководством дьяка Василия Окоёмова рядом был построен Кунгурский медеплавильный завод, который проработал шесть лет. Хотя и окоёмовское детище особой производительностью не отличалось.
Учитывая все эти факторы можно предположить, что Никита Демидович решил «руду копать на Кунгуре», а плавить из неё медь в Невьянске. Но в этом случае речь можно вести об опытных или пробных плавках. Почему?
Во-первых, Невьянский завод не был оборудован для выплавки меди. Опытный медеплавильный участок на заводе существовал, но количество выплавляемой им меди было очень невелико.
Во-вторых, у Никиты просто не было достаточного количества людей, чтобы без ущерба основному производству снять их для перевозки руды из Кунгура в Невьянск.
Очевидно, стол и был сделан из выплавленной на пробу меди. Во всяком случае, данная версия не противоречит надписи, сделанной на столе.

ТИ_110_006

Правда, версия не отвечает на другой вопрос: тот ли этот стол, который Никита Демидов послал царю в качестве «отчёта о проделанной работе», или же это его поздняя реплика? Действительно, если считать экспонат оригиналом, то получается, что, получив медный стол от Демидовых, царь полюбовался на него какое-то время, и отослал обратно? Маловероятно… К тому же, в те времена, если монарх возвращал подарок подданному, это означало, что последний находится в опале, и смело может начинать сушить сухари. Выходит, либо наш стол является поздней, «выставочной» репликой, либо тулянин Антюфеев и вовсе не посылал «медную столешницу» в дар царю Петру.
В общем, говоря штампом, медный стол не торопится раскрывать все свои тайны.

В «деле» медного стола есть ещё один момент, на который вообще мало кто обращает внимание. А именно: почему в самом начале XVIII века, когда медеплавильное производство на Урале было в зачаточном состоянии, Демидовы ухватились за идею медного производства? Понятно, что медь, в те времена в виду её нехватки стоила гораздо дороже чугуна: казна платила Никите по 4 рубля за пуд меди против 30 копеек за пуд железа.
Но только ли в этом была причина столь пристального интереса Демидовых к этому металлу?

Документы той эпохи говорят, что с более-менее серьёзным производством меди у Демидовых не заладилось с самого начала. Бедная сырьевая база и отсутствие достаточного числа специалистов, большое количество конкурентов и повышенное внимание к стратегическому металлу со стороны казны делали производство меди на Урале весьма хлопотным предприятием.
Долгое время непреодолимым препятствием к развитию медеплавильного дела на Среднем Урале были особенности местной руды, содержащей медь и железо. Отделить один металл от другого не могли ни местные, ни демидовские, ни саксонские специалисты.
И, тем не менее, первым собственным заводом демидовской династии на Урале стал именно завод по выплавке меди на реке Вые. Известно, что сразу после открытия завод дал первую медь, которую показали горному начальству и отправили в столицу. Завод был пущен в 1722 году, но до открытия Меднорудянского месторождения в 1762-м он работал как филиал Нижнетагильского железоделательного завода, а медь плавил в небольших количествах, в основном для внутреннего рынка. Почему же Демидовы начали строить в первую очередь именно медеплавильный завод?

ТИ_110_007

Выйский медеплавильный завод (фото XIX в.)

Некоторые исследователи в советский период высказывали мнение, что основной причиной тому были далеко идущие планы Никиты Демидовича стать основным поставщиком сырья для чеканки на Урале медной монеты. Чтобы принять или отвергнуть эту версию, давайте проследим историю появления в России медной монеты.

Основным денежным металлом Московской Руси до середины XVII в. было серебро, с которым в стране всегда были проблемы. Кроме того, частые и далеко не всегда удачные войны приводили в расстройство и без того слабую экономику страны. В стране не хватало ни денег, ни серебра для их чеканки. Первую попытку реформировать отечественную денежную систему предпринял царь Алексей Михайлович. Попытка выпустить медную монету, которая имела бы хождение наравне с серебряной, привела к почти полному исчезновению из оборота серебряных монет и к «Медному бунту» в 1662 году.
Вторую и более удачную попытку ввести в оборот медные деньги предпринял в 1700 году царь Пётр Алексеевич, он же Пётр I. И тоже не от хорошей жизни: не успела на юге закончиться война с турками, как на севере уже разгоралась война со Швецией. В отличие от отца Пётр действовал с оглядкой на предыдущий опыт, и не спешил рубить с плеча. Чеканка медных денег стала только частью денежной реформы, в ходе которой появилось большинство привычных для нас монет — рубли, полтинники, гривенники, пятаки. Правда, все эти монеты, включая копейку, в самом начале реформы чеканились всё же из серебра, а из меди делали только денги, полушки и полуполушки. И только четыре года спустя, в 1704 году появились первые большие медные копейки. Хотя, ещё 14 лет медные копейки выпускались и находились в обращении наравне с серебряными. Однако в скором времени выяснилось, что и меди в Государстве Российском не густо. Кроме того, медь шла для отливки пушек и боеприпасов, которых не хватало армии, увязшей в шведской кампании. Вот тогда Пётр и погнал рудознатцев и предпринимателей на Урал, искать и осваивать залежи медной руды.

Вскоре выяснилось, что месторождения медных руд на Урале могут легко обеспечить московские монетные дворы сырьем. Но тут проявилась другая извечная русская проблема – дороги. Медную руду мало было добыть и выплавить из неё медь; эту медь нужно было ещё доставить в Москву.
На немногочисленных сухопутных дорогах, связывающих центр России с Уралом, во всю шалили лихие люди. Поэтому главными транспортными путями были реки. За осень и зиму «железные» и «медные» караваны формировались на уральских заводах, а весной, по большой воде, сплавлялись в столицу. В Москве из меди чеканили монету, и… отправляли назад, на Урал и далее. Обратный путь был опасен и в разы удорожал производство денег. Известно, что ещё в 1707-1708 гг. князь Борис Алексеевич Голицын предлагал царю Петру «…устроить чеканить денгу вблизи тех заводов, что во Сибире заведены…». Государь был не против, но долгое время не мог подобрать надёжных людей, которые держали бы чеканку денег на местах под должным контролем. Но начиная с 1715 года слухи об открытии «сибирского монетного двора» циркулировали в обществе, и особенно в среде предпринимателей, которые разрабатывали меднорудные месторождения в Предуралье и на Урале. И хотя до начала чеканки первых «уральских» денег оставалось ещё около 10 лет, многие заводчики изо всех сил старались закрепиться на меднорудных копях, и наладить производство этого металла.
Так что вполне возможно, что тагильский стол, отличающийся повышенной чистотой меди, был изготовлен именно с целью указать царю на качество демидовской медной продукции. Но, как мы знаем, всё испортил В. И. де Геннин, написавший осенью 1723 года царю правду «…о Демидова медном промысле»…

…А производство денег на Урале началось осенью 1725 года на Ягошихинском заводе.
Первоначально, это были не монеты в привычном для нас виде, а медные «платы», идею которых позаимствовали у шведов. «Платы» — это прямоугольные медные пластины (от немецкого platte – плита), которые не имели обычных для монет аверса, реверса и гурта. Номинал и государственный герб чеканились на одной стороне.

ТИ_110_008

Медная «плата» номиналом 1 гривна, выпущенная в 1727 году Екатеринбургским Платным двором

А в январе 1726 года в Екатеринбурге был образован Платный двор, где также началась чеканка плат — рубля, полтины, полуполтины, гривенных, копеечных и пятикопеечных. Медь для «плат», а позднее и обычных монет, поступала исключительно с казённых заводов. Демидовскую же медь, а также медь от других частных производителей для производства медной монеты начали закупать позднее. Выйский завод поставлял медь на Екатеринбургский монетный двор, а Суксунский завод – на Аннинский, что был открыт в 80 километрах от Перми.

ТИ_110_009

Медная монета номиналом 1 деньга, выпущенная в 1797 году Екатеринбургским монетным двором

ТИ_110_011

Медная монета номиналом 5 копеек, выпущенная в 1796 году Екатеринбургским монетным двором

ТИ_110_010 Правы или нет были авторы данной версии, мы судить не будем.

А история демидовской меди на этом не заканчивается. И мы обязательно вернёмся к этой теме в дальнейшем…

При подготовке материала использовались следующие источники:
— Бранденбург Н. Е. «Материалы для истории Артиллерийского управления в России. Приказ артиллерии (1701 – 1720)». СПб., 1876.
— Ляпцев К.Ф. «Загадки медного стола». Тагильский краевед (альманах, 1988, № 1)
— «Горный журнал», 1835, ч. 2, кн. 4
— Телков Б. Н. «Невьянск – демидовская столица». Наука и жизнь, 2003, № 6.
— Словцов П. А. «Историческое обозрение Сибири. Часть 1 (1585 — 1742 г.)». М., 1838.
— Черных Е. Н. «Древнейшая металлургия Урала и Поволжья». М. Наука, 1970.
— Сигов С. П. «Очерки по истории горнозаводской промышленности Урала». Свердловск, 1936.
— Харитонов Т. В. «Медеплавильные заводы Пермского края XVII – XIX вв.». Пермь, 2011
— Черноухов А. В. «История медеплавильной промышленности России в XVII-XIX вв.» Ек., 2004.
— личные архивы автора

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter
Система Orphus

10 комментариев

  1. Азарич

    События всего 300-от давности, когда сохранилось множество документов и даже архивов, представляют огромную пищу доля домыслов. А когда извращенцы от истории однозначно трактуют события 1300-от летней давности о крещении Руси на основе одного- двух документов, написанных через столетия после означенных событий, я называю это уГодой строю.

    Ответить
    • а крещение Руси тут каким боком? :scratch:

      Ответить
    • Азарич

      Так ведь первое упоминание о массовой гибели наших предков. А привязать к Демидовым легко , через затопленные подвалы невьянской башни.

      Ответить
  2. Оч. интересно. Спс!

    Ответить
  3. Что за Тагильский краевед??
    Расскажите плз

    Ответить
    • Tagilstories

      Если коротко, «Тагильский краевед» это — альманах общества краеведов, который в конце 80 — начале 90-х выпускали энтузиасты тиражем 6 экземпляров.

      Ответить
  4. :good: :good: :good:

    Ответить
  5. Пишите больше, народ должен знать себя в истории.

    Ответить
  6. Вопрос со столом, как лично мне считается, раз и навсегда закрыл Евгений Курлаев. Читайте его статью в журнале «Родина» Номер не припомню, но это было либо в конце 2014, либо в начале 2015г. Эту же версию он предварительно с успехом обкатал на ряде исторических конференций — возражений не нашлось.

    Ответить
    • Версия Курлаева это — попурри на исследования Ляпцева.

      Ответить

Оставить комментарий или два

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:angel: 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:devil: 
:bomb: 
:bravo: 
:drink: 
:wonder: 
:sick: