ПН, 11 декабря 2017 | В Нижнем Тагиле:-11.1°C

Введенская церковь

Церковь Введения Богородицы во Храм или, как её чаще называют, Введенская церковь, появилась в Нижнетагильском заводском посёлке намного раньше, чем Входо-Иерусалимская. Поставили её на горке вблизи железоделательного завода вскоре после того, как тот дал первый чугун. Церковь была однокупольная, деревянная и маленькая. Да и местоположение её было не совсем удачным – близость завода многократно увеличивала риск возникновения пожара.
В 1738 году Прокофий Демидов, приезжавший по заданию отца на тагильские заводы, в письме Акинфию писал: «…зодчего того, что церкву столь близко к заводу поставил, следовало батожьём бить, как последнего варнака… …а до сего дня не сгорела оная благодаря одной милости Божьей».
Акинфий и сам подумывал о переносе церкви, но осуществить замысел не успел.

Унаследовавший тагильские заводы Никита Акинфиевич подошёл к задумкам отца иначе. В 1764 году он начинает строить Входо-Иерусалимскую церковь – более просторную, величественную, и, главное, каменную. Как только в новом храме стало возможно вести службу, старую Введенскую церковь разобрали и перенесли на восточную окраину посёлка, где она более 60 лет прослужила в качестве кладбищенской.
Однако со временем посёлок разросся, население его увеличилось, и единственная на тот момент Входо-Иерусалимская церковь стала для прихожан тесной. Вопрос о постройке ещё одного храма, что называется, назрел.

ТИ_126_001Введенская церковь (фото 1914 г.)

Официально новую Введенскую церковь начали строить в 1833 году.
Однако история её создания началась на несколько лет раньше, когда Демидовы познакомились с петербургским архитектором Егором Ивановичем Диммертом. Диммерт, окончивший в 1809 году с отличием Академию Художеств, считался тогда одним из самых модных архитекторов столицы. Именно его проект будущего храма и был выбран для постройки в Нижнетагильском заводе. Надо сказать, строительство могло начаться и раньше, но Диммерт не мог курировать постройку лично, как того изначально требовали Павел и Анатолий Демидовы, из-за большой занятости на проектах в Петербурге. В конце концов, братья передали выкупленный проект «своему» архитектору — А. П. Чеботареву, под руководством которого и была начата стройка.

Как писал в своём донесении Павлу Николаевичу Демидову один из управляющих, «работные со светлой надеждой и облегчением приняли весть о начале строительства». Впрочем, среди рабочих было весьма популярно и другое мнение: «Нагрешили крепко, видать, Демидовы – вот теперь и замаливают грехи…» Когда через два года была заложена ещё и Выйско-Никольская церковь, то эта версия стала в народе основной.
Однако главная причина столь масштабного церковного строительства была иной. В тот период на Урале активизировались старообрядческие общины. В самом Нижнетагильском посёлке в те годы действовали четыре старообрядческих часовни, не считая домовых молельных. Власти, как светские, так и церковные, не раз указывали Демидовым на сложившуюся ситуацию, и требовали принятия мер «по обузданию раскольников».

Новую церковь строили три года на средства Павла и Анатолия Демидовых.
Чугунную плитку для пола храма изготавливали в мастерских Фёдора Звездина под его личным присмотром; над резьбой для иконостасов работали тагильские резчики Тихон Трифонов и Иван Шаньгин совместно с золотарём Ларионом Синюковым. Часть икон для Введенской церкви была написана Павлом Веденецким, часть – тагильским иконописцем Григорием Абрамовым, а часть – Павлом и Василием Худояровыми. Были среди икон и произведения итальянских мастеров из флорентийской коллекции Николая Никитича Демидова. Колокола отливали в Тагиле и в Гатчине.
К сожалению, до наших дней сохранились всего две картины, украшавшие некогда Введенскую церковь, а о внутреннем убранстве храма мы можем судить по немногим фотографиям, которые сохранилась в частных собраниях. Почти всё богатое убранство церкви было утрачено в смутные годы Гражданской войны и последующем периоде воинствующего атеизма.

ТИ_126_002Левый престол алтаря Введенской церкви (фото 20-х г. ХХ в.)

В 1892 году Введенская церковь перестраивается. Руководить работами пригласили архитектора Сергея Сергеевича Козлова, уроженца Верхнетагильского завода, выпускника екатеринбургского Строительного училища. В результате перестройки церковь стала просторнее внутри и красивее снаружи. В храм было проведено электричество, была устроена подсветка икон, в подвале были установлены три мощных (на то время) калорифера. Для внутренней и наружной отделки церкви был приглашён известный «малярных работ мастер» Александр Мухачёв.

ТИ_126_003Икона «Сошествие Святого духа» (фото 20-х г. ХХ в.)

Введенская церковь была первым храмом, который встречался на пути приезжавших в заводской посёлок купцов. По обычаю, приезжие коммерсанты молились и за успех в предстоящих делах, и за успешное завершение торговых сделок, и, как водится, щедро жертвовали храму…

ТИ_126_004Введенская церковь (фото 20-х г. ХХ в.)

В конце XIX – начале ХХ веков при церкви Введения Богородицы во Храм были построены ещё два здания. В одном из них расположилась «богадельня престарелых и увечных лиц», во втором – церковно-приходская и воскресная школы. По злой иронии судьбы из всего комплекса построек Введенской церкви именно эти два здания сохранились до наших дней. В 1927 году в помещения богадельни въехал Нижнетагильский ОГПУ, и впоследствии здание передавалось «по наследству» КГБ и ФСБ. А в здании церковно-приходской школы разместился ГорОНО. Сейчас на месте церкви находится дом 63-А на улице Карла Маркса.

ТИ_126_000 ТИ_126_005

После Октябрьской революции и Гражданской войны храм действовал ещё несколько лет.
В 1923 году была зарегистрирована Введенская община, которая заключила договор с местными Советами об аренде здания церкви. Община с первых дней зарекомендовала себя, как деятельная общественная организация. Она организовала несколько крёстных ходов, устраивала молитвенные собрания, принимала активное участие в съездах религиозных обществ. Власти посматривали на деятельность общины с раздражением, и при первой возможности ставили палки в колёса. Так, в июне 1924 года Введенский храм подал прошение в Уездный исполком с просьбой созвать съезд духовенства и мирян с целью создания епархии, независимой от обновленцев. Но власти отказали в этом прошении, справедливо предполагая, что съезд может сплотить верующих разных течений. В январе 1925-го общине Введенской церкви был запрещён традиционный колокольный звон в честь Новолетия.
Тем временем, на деятельность Введенской общины обратило внимание руководство Уральской области: активность верующих масс не вписывалась в идеологическую концепцию первого в мире государства рабочих и крестьян. И хотя прямого указания на закрытие церквей генеральная линия партии большевиков в те годы ещё не содержала, с религиозным сознанием народа уже начинали бороться всеми доступными средствами.
23 августа 1925 года в Введенскую церковь нагрянула внезапная ревизия, которая установила, что в имуществе церкви, переданном общине по договору, не достает напрестольного креста, ковра, а «…в украшениях Чаши и Евангелия отсутствует более 10 драгоценных камней». И спустя два дня договор между общиной и администрацией города был расторгнут. Община ещё не раз пыталась возобновить договор с властями об аренде здания храма, но всякий раз получала отказ. Несколько позднее церковь передали в аренду другой общине…

Почти сразу после вполне законного (в рамках существующего тогда законодательства) изъятия здания церкви у общины, в местной газете, на собраниях и митингах на предприятиях зазвучали предложения о будущем использовании храма. Кто-то предлагал открыть в его стенах кинотеатр, кто-то требовал предоставить здание под рабочий клуб или под библиотеку. Поступали и другие предложения: театр, дворец культуры, музей, картинная галерея. Дискуссии продолжались около двух лет. В 1927-м одно из строений бывшей церкви занял ОГПУ, другое передали городскому отделу народного образования. Что касается помещения самой церкви, то у исполкома не было ни средств, ни возможностей содержать такое большое здание, и «пойти навстречу пожеланиям трудящихся» городские власти не могли.

ТИ_126_006

Ещё несколько лет храм действовал.
В 1931 году храм закрыли, затем, спустя некоторое время, открыли, но в феврале 1933-го закрыли окончательно. Оставшееся церковное имущество передали по описи в Выйско-Казанскую церковь. Вопрос о судьбе самого здания ещё не раз поднимался на заседаниях городского Совета, выносился в вышестоящие инстанции, но в 1936 году, в разгар антицерковной истерии, Введенская церковь была разрушена.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter
Система Orphus

6 комментариев

  1. :good:

    Ответить
  2. Задняя стена гаража, расположенного между К. Маркса и Ломоносова в р-не дома 63 представляет из себя остаток стены церковного здания. Видны красные конструкции кирпичных арок. Любой желающий, зайдя между 63 и 63А и повернув голову направо может эти остатки увидеть.

    Ответить
  3. Напрасно рузрушили,надо отмаливать тысячи душ погибших трудоармейцев и спецпереселенцев сложивших свои головы в лихие годы.

    Ответить
    • Отмаливай. Кто не даёт?

      Ответить
    • Азарич

      Стена действительно есть своя стена плача. Можете ходить и отмаливать грехи трудармейцев

      Ответить
  4. Очень жалко, что этого храма больше нет.

    Ответить

Оставить комментарий или два

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:angel: 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:devil: 
:bomb: 
:bravo: 
:drink: 
:wonder: 
:sick: