ВТ, 21 ноября 2017 | В Нижнем Тагиле:+2.4°C

Dura lex… (окончание)

В разработанной Демидовым системе «домашнего» судопроизводства из области ее компетенции были исключены лишь самые тяжкие уголовные преступления и те, что затрагивали интересы лиц, проживавших за пределами заводских поселков. Инструкции предписывали передавать такие дела и обвиняемых в совершении такого рода преступлений в Екатеринбургскую канцелярию Главного правления заводов. В этом случае, забота о высланных в Екатеринбург обвиняемых возлагалась на екатеринбургского стряпчего Нижнетагильской конторы. А его главная задача состояла вовсе не в том, чтобы совершился справедливый суд и преступник получил заслуженное наказание, а в том, чтобы свести к минимуму срок отсутствия обвиняемого на заводах. «Попечение» заводовладельца выражалось в требовании к стряпчему ходатайствовать по таким делам в местных инстанциях, «и не стоять за ценой, случись такая нужда».

Инстанций таких в ту пору было две: Контора судных и земских дел в Екатеринбурге и Кунгуре. Эти конторы осуществляли суд над всеми мастеровыми и работными людьми, приписными крестьянами «в делах персональных и земских, то есть в долгах, брани, увечье, грабеже и тому подобных распрях», а также производили сыск беглых. В этих двух Конторах расследовались дела о беглых, оседавших на Нижнетагильских заводах, по их приказу в заводские поселки высылались солдатские команды для поимки беглецов. Ещё одной инстанцией, куда демидовские стряпчие регулярно «доносили» взятки, была Верхотурская нижняя расправа – судебный орган низшего уровня. Верхотурская нижняя расправа состояла из «расправного судьи» и восьми заседателей. Судья назначался губернатором, а заседатели выбирались из крестьян или обывателей. Но, как и в случае с мирскими выборными, в заседатели не попадали представители бедных слоёв населения.

Административно-полицейские функции охраны «благочестия, порядка и добронравия» в границах уезда осуществлял Верхотурский нижний земский суд. В обязанности представителей этого органа входило предварительное следствие на местах по мелким уголовным делам, надзор за уплатой податей и сборов, руководство борьбы с пожарами и эпидемиями, надзор за тем, чтобы «в уезде никто беглых людей не принимал, не держал и не укрывал». В теории, если жалобщика не устраивало демидовское «домашнее» судопроизводство, он мог обратиться в уезд и «передоверить» своё дело уездным чиновникам. Однако, на практике, таких случаев было крайне мало: заводчане не без основания полагали, что за «вынос сора из избы» демидовские приказчики станут относиться к ним излишне придирчиво. Демидовы напрямую не запрещали жителям завода обращаться в уездные судебные органы, а за каждый подобный случай спрашивали с приказчиков, «обременяя штрафами за нерадивость».

Большую часть рассматривавшихся в Главной заводской конторе дел составляли имущественные споры. Но документы, обнаруженные в Государственном архиве Свердловской области, говорят, что заводской администрации приходилось заниматься не только дележом спорного имущества. В виду того, что охране труда на демидовских заводах не уделялось должного внимания, смертность в результате несчастных случаев на производстве в середине XVIII – начале XIX вв. была весьма высока, в результате чего в заводских посёлках росло число сирот и детей из семей, лишившихся единственного кормильца. По «мирским» обычаям таких детей могли брать на воспитание другие семьи с правом усыновления, наделяя пасынка или падчерицу правом наследования части своего имущества.
В соответствии с демидовским «домашним правилом», заводской житель, захотевший усыновить приемного ребенка и сделать его наследником части своего имущества, должен был обратиться в Нижнетагильскую контору с соответствующим прошением. Решение этого вопроса передавалось на усмотрение приказчиков. Согласно «правилу», Главная заводская контора должна была также выступать в роли «опекунского начальства» по отношению к малолетним наследникам умершего заводчанина. Приказчики конторы вместе с мирским правлением назначали опекунов, которые могли осуществлять надзор за тем, как распоряжается имуществом умершего его вдова, и в случае её расточительства, контора и опекуны могли передать право распоряжаться имуществом другим лицам до совершеннолетия наследников.

Также заводовладелец оставлял за собой право вмешиваться и в брачно-семейные отношения. С середины XVIII века владельцы Нижнетагильских заводов запрещали своим работным выдавать дочерей замуж «в посторонние места», то есть вне заводских посёлков. А виновных в нарушении этого запрета ждало суровое наказание: при Никите Акинфиевиче Демидове — тюрьма и батоги, а при Николае Никитиче – штрафы и перевод в «поддоменные» на неопределённый срок. Вмешательство заводской администрации в вопросы брака работных было запрещено только тогда, когда заводами стали управлять Аврора Карловна и Андрей Николаевич Карамзин.

В перечне «вин», за которые работные и мастеровые подвергались различным наказаниям, наряду с традиционными проступками, такими как «упущение по заводским работам, утрата заводских вещей, неповиновение к начальникам, потаенное похищение чужой вещи», на заводах Демидова существовали и уникальные для того периода «статьи»: «за учинение пьянства и чрезмерное питие вина», «за отказ отдачи отрока в школьное обучение», «за учинение побоев детям», «за допущение пожара». И наказания за эти проступки были вполне серьёзными – перевод на нижеоплачиваемую работу и даже выселение «за заводской предел».

Сказать, что «домашние правила» Демидовых противоречили существующему законодательству, было нельзя: вдохновение для свого «законотворчества» заводчики черпали из уже действовавших на территории Российской империи законов и правил. В частности, «домашнее» судопроизводство во многом было позаимствовано из Проекта Горного положения 1806 года…

К издержкам «домашнего» законодательства и судопроизводства на демидовских заводах можно отнести взятки, которые выдавались горным и земским чиновникам, повадившимся наезжать на заводы с проверками. Взятки преподносились как деньгами, так и вещами. Весьма популярным в конце XVIII века стал вид взяток, связанный с оплатой «харчевания и дорожных издержек», а также оплатой покупок чиновниками вещей в других городах. Правило не скупиться на подношения «ревизорам разным» завёл ещё Никита Акинфиевич Демидов, а Николай Никитич даже составил «табель», где было довольно подробно расписано какому чиновнику, за что и сколько следовало «доносить».
Взятки давались не только ревизорам.
Ещё большие суммы расходовали Демидовы на подкуп судей при рассмотрении дел, касающиеся беглых. «Приказные расходы» (отдельная статья расходов в демидовской бухгалтерии, заведённая специально для учёта взяток и «презентов») с конца XVIII века и до середины века XIX возросли, в среднем, с 600 до 10 000 рублей в год. Николай Никитич Демидов лично инструктировал своих приказчиков, как использовать деньги «к полезному окончанию дел без дальних последствиев». И, как следствие, в 1780 — 1850 гг. практически все дела, касающиеся возврата беглых или оставления чужих беглых на демидовских заводах, решались в пользу Демидовых.

Первыми, кто решился на послабление «домашних правил» на заводах Нижнетагильского округа, была Аврора Карловна Демидова-Карамзина, которая взялась управлять заводами до наступления совершеннолетия сына Павла.

Аврора Карловна Карамзина (худ. Гау В. И.,1860 г.)

Первым делом «финляндская Венера» отменила запрет на браки с выходцами из «посторонних мест». Были отменены некоторые штрафы и большинство штрафных работ. Кроме этого, Аврора вернула запрет на использование детского труда на заводах и рудниках, отменённый ещё в 1799 г. царским указом. Она запретила принимать на работу подростков младше 14 лет, а для подростков, не достигших 16 лет, были определены лёгкие виды работ. Позднее Павел Павлович увеличил возрастной ценз для подростков при приёме на работу на один год, а Елим Павлович – ещё на год. Были увеличены оклады работающим женщинам и подросткам, которые при Николае Никитиче и при Павле Николаевиче были существенно ниже окладов мужчин. За период с 1846 по 1854 годы, когда заводами занимались Аврора Карловна и Андрей Николаевич Карамзин, были изменены или упорядочены и многие положения «домашних правил» в области судопроизводства. Управлявший заводами А. Н. Карамзин держал под личным контролем все вопросы, связанные с соблюдением российского законодательства, и все противоречия между ними и «домашними правилами» решал в пользу первых…

Следующий удар по демидовскому «законодательству» нанёс Указ об отмене крепостного права, и последовавшие за ним подзаконные акты, в частности «Дополнительные правила о приписанных к частным горным заводам людях…» от 19 февраля 1861 г.
Но это тема отдельного разговора…

На старом уральском заводе (худ. Иогансон Б. В.,1937 г.)

При подготовке материала использованы следующие источники:
• Кафеигауз Б. Б. «История хозяйства Демидовых в XVIII—XIX вв.: Опыт исследования по истории уральской металлургии». М.; Л., 1949.
• Петровская И. Ф. «Поместно-вотчинные архивные фонды XVIII — первой половины XIX в.»: (дисс. к.и.н.) Л., 1955;
• Маханек К. С. «Организация управления крепостными крестьянами в вотчинных имениях Урала», Свердловск, 1960.
• Мухин В. В. «Уральская горнозаводская вотчина Всеволожских в первой половине XIX в.»: (дисс. к.и.н.), Пермь, 1966
• Чернявская Т. А. «Горнозаводское хозяйство Лазаревых в крепостную эпоху»: (дисс. к.и.н.), Свердловск, 1968;
• Мельчакова О. А. «Организация судопроизводства в Нижнетагильском Горнозаводском хозяйстве во второй половине XVIII – начале XIX вв.», Екб., 2005
• Рабцевин В. В. «Крестьянская община в системе местного управления Западной Сибири (1775 — 1825 гг.)//Крестьянская община в Сибири XVII — начала XX в.», Новосибирск, 1977.
• ГАСО. Ф. 102. Оп. 1. Д. 17, Д. 74, Д. 75
• ГАСО. Ф. 643. Оп. 1. Д. 381
• ГАСО. Ф. 620. Оп. 1. Д. 7.
• ПСЗ-1. СПб., 1830. Т.15. № 11185; Т. 28. № 1460.
• РГАДА. Ф. 1267. Оп. 7. Д. 327.
и др.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter
Система Orphus

8 комментариев

  1. мы вот с даукаевым думаем может переименовать хк спутник(всё равно мы на дне турнирной таблицы и не летаем на первых местах),в ХК Работяга,может и дело пойдёт.Ваше мнение?

    Ответить
    • Чё, чувак, в психушку интернет провели? :bye:

      Ответить
    • Назовите клуб «Вороны». И со смыслом, и таинственно, и всем ясно, что вы не птички, никаких претензий поэтому не принимаете.

      Ответить
  2. :good:

    Ответить
    • луркоеп — 13-летка? Ты отрасти еще на метр, потом луркать будешь, драный корешок.

      Ответить
      • убейся ап стену, клован :negative:

        Ответить
  3. Вся наша система построена на эксплуатации трудоспособного человека,вознаграждая его обещаниями о скорой лучшей жизни,и копеечными подачками. Как только работник теряет работоспособность о нем быстро забывают . Все производство России нацелено на ВВП ,в то время как экономика страны находиться в ужасном состоянии. Стыдливо переписанная история ,умалчивает о миллионах жертв ВОВ ,и послевоенного голода. Хочеться надеяться что в новом 2016году мы будем жить лучше,на зависть всем мировым врагам. С настапающим всех. Господь с нами.

    Ответить
  4. Спасибо! И — с наступающим!

    Ответить

Оставить комментарий или два

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:angel: 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:devil: 
:bomb: 
:bravo: 
:drink: 
:wonder: 
:sick: