ВТ, 12 декабря 2017 | В Нижнем Тагиле:-20.8°C

Фундамент многопрофильной больницы уже устарел – проект нужно менять

Об этом в эфире Экорадио заявил депутат Государственной Думы Российской Федерации, член комитета по охране здоровья Александр Петров. Парламентарий был нашим гостем 18 июня. Мы обсудили с Александром Петровичем судьбу проекта детской многопрофильной больницы в Нижнем Тагиле, проблемы и перспективы системы здравоохранения в России.

DSC_0277

Здравствуйте, Александр Петрович.

Добрый день, земляки! Добрый день, Нижний Тагил!

Поставьте здравоохранению в России диагноз. Пациент скорее жив, чем мертв? Или скорее мёртв, чем жив? Мы к нашему эфиру собирали вопросы от наших слушателей и читателей. По их мнению, наверное, мёртв. Вы как считаете?

У нас в России и на Урале особенно мы очень редко хвалим кого-либо. Только на похоронах. Если он совсем помрёт, то народ тогда его хвалить будет. А когда ругают – значит, есть развитие, есть проблемы, есть вопросы. Я хорошо помню 1992-93 годы. Вспомните, как пациенты шприцы, бинты, простыни приносили в больницу. Сегодня ситуация кое в чём поменялась, и это нужно тоже признать. Нельзя огульно всех ругать. Нельзя огульно ругать наших врачей, медсестёр – они стараются и работают. Да, есть вопросы, есть жалобы по грубому обращению, но в целом по здравоохранению мы имеем то, что имеем. Здравоохранение – это отражение уровня развития экономики страны. И сегодня я здесь как раз для того, чтобы заниматься решением вопросов здравоохранения. Решать их вместе с нашими руководителями, вместе с главврачами, вместе с теми, кто определяет, куда направлять деньги.

Каждый год мы говорим, что в здравоохранении сложно. Действительно сложно! Но если посмотреть, то чуточку лучше в чём-то. Есть вопросы, которые на самом деле больные. Особенно в этом году. Не секрет, и мы должны это признавать, мы виноваты в том, что достаточно большие деньги ушли на вооружение. Но надо подумать, почему мы выделили деньги на новые танки?! Очень сложная международная ситуация. Я никогда не голосовал за увеличение военных расходов. В этом году впервые проголосовал – я осознавал, что это значит.

Деньги на оборону ушли из медицины?

Они ушли из многих статей. И не увеличились расходы на здравоохранение. Обычно каждый год на здравоохранение добавлялось. И это сказывается на конкретных примерах, в том числе у нас здесь в городе. Выросли показатели смертности населения на 7% по-моему. Это очень большая цифра. Кроме того, у нас увеличилось снова количество жалоб. Мы вроде бы чего-то достигли, развивались, закупали новое оборудование, что-то модернизировали, но в то же время в этом году мы смотрим, что ситуация у нас опять стала меняться не в самую лучшую сторону. Нужно в здравоохранение вкладывать, вкладывать и вкладывать. Но второй вопрос – эффективно вкладывать.

Если говорить о Нижнем Тагиле, то надо признать, что появился центр ортопедии и травматологии. В Тагиле никогда таких операций не делали. И есть пациенты, которые скажут, что им помогли. Это высокотехнологичные операции, которые делали раньше за рубежом. И есть пациенты, которые скажут, что у нас есть классный международного уровня диализный центр! И это тоже хороший пример. Он тоже недавно открылся. Если человеку плохо, и ему помогли, он просто скажет спасибо врачу и всё, а вот если не помогли… И это правильно! У нас люди стали больше внимания обращать на своё здоровье. Стали требовательнее относиться к власти на счёт своего здоровья. Это абсолютно правильные вопросы. А в Тагиле они вдвойне важны. Например, мы сегодня обсуждали с главой (мэром Сергеем Носовым — прим. ред.), что вплотную сейчас будут решаться вопросы улучшения качества воды. Будут очистные сооружения модернизироваться. Они здесь важны. Вода, еда и воздух – три составляющие здоровья нашей нации. Поэтому надо смотреть комплексно. Безусловно, я считаю, что пациент скорее жив, чем мёртв!

Александр Петрович, мы сегодня с вами с точки зрения пациентов поговорим о медицине. Пока же давайте с точки зрения медработников обсудим. Вы же встречались с руководителями лечебных учреждений Нижнего Тагила. Они как видят ситуацию сегодня?

На самом деле ситуация, как мы всегда говорим, сложная. Руководители тоже говорят, что сложная. Хотя увеличилась зарплата у врачей, это не секрет. За последние два года она увеличилась. Недостаточно увеличилась, но она увеличилась! Мы сейчас должны думать, как увеличить зарплаты медсёстрам, и особенно меня волнуют нянечки, которые обеспечивают постоянный уход за пациентами. Нам нужно дальше думать, как увеличить зарплаты этому среднему и младшему медицинскому персоналу.

У нас на сайте есть по этому поводу вопрос: «Когда поднимут зарплату среднему медперсоналу? То, что пишут в прессе, – чушь полная. За май, отработав 2,5 ставки, я получила 20500. А если я буду работать на одну ставку, то как прожить на 10 тысяч? Поднимите зарплату, чтобы люди шли работать и снижалась нагрузка. Тогда повысится качество». Вот такое мнение.

Обеспеченность медицинскими кадрами по Нижнему Тагилу примерно 70%. Но по показателям она 100% — это как раз за счёт тех, кто работает на двух ставках. На 2016 год у нас есть в прогнозе увеличение на 10-15%. Сколько процентов мы сможем добиться как комитет по охране здоровья, пока я не могу сказать. Но минимального повышения на 10% мы всё равно добьёмся. Хотя этой медсестре нужно поклониться в ноги за то, что она на две ставки работает в больнице и не бросила эту работу.

Можно ли сказать, что недостаточные зарплаты в отрасли – это главная проблема медицины в России?

Есть несколько вопросов. Мы сегодня, как мне кажется, не до конца правильно определяем стратегию развития здравоохранения. Первичная профилактика и первичная медицинская помощь – это главное, куда мы должны направлять свои усилия. Высокотехнологичная помощь очень важна. И федеральные деньги идут прежде всего на высокотехнологичные центры. Тот же перинатальный центр. Прелесть! Хороший перинатальный центр. С хорошими показателями по рождаемости. И осложнений там минимум.

Но в то же время у нас закрываются сельские фельдшерско-акушерские пункты. Мы не развиваем первичную помощь по общеврачебным практикам. У нас сокращается количество приемов у участковых врачей. Дефицит участковых врачей очень высокий. Проблем на самом деле хватает. Я бы очень хотел всем сегодня увеличить зарплату и проголосовать за это. Но сегодня у нас в бюджете огромный дефицит сложился, и это не секрет. Мы под жёсткими санкциями находимся. У нас уменьшается производство. А требования людей растут. Я не уверен, что будет увеличиваться зарплата врачей дальше.

Прежде чем перейти к конкретным вопросам наших читателей, я хочу задать футуристический вопрос. С вашей точки зрения, какой будет медицина в России, к примеру, через 10 лет?

10 лет – очень маленький срок для технологического изменения в здравоохранении. Это огромная отрасль, которая требует на себя не 2,4% бюджета, а в 2-3 раза больше. Мы считали, сколько нужно денег, чтобы отремонтировать все больницы, закупить новое оборудование. У нас получилось больше годового бюджета, то есть 50 лет. Я думаю, этого не будет, конечно. Столько денег невозможно выделить. И множество внешнеэкономических факторов влияет на это.

Но за 10 лет чего я хочу добиться? Я хочу показать, как это можно сделать на примере двух детских поликлиник в Нижнем Тагиле. Мы вместе с врачами будем этого добиваться. Самое главное, на мой взгляд, это квалификация медперсонала. Это раз. Мы должны создать систему непрерывного обучения – уровень квалификации мы должны повышать непрерывно, чтобы они могли оказывать высококвалифицированную помощь. Второе – должна работать телемедицина, когда эксперты в определённых областях могли бы с пациентом по интернету общаться и оказывать консультативную помощь врачу. Следующий момент – мы должны создать диагностические экспресс-лаборатории по разным направлениям. И это реальность за 10 лет. Чтобы мы могли быстро ставить диагнозы.

Не секрет, что сейчас люди ездят, к примеру, в Таиланд и привозят совершенно новые вирусы, которые вообще определить не могут. И у нас есть сложные случаи. Сейчас у нас девочка лежит в коме третью неделю – в Гонконг съездила. С этим нужно быть очень осторожными.

Кроме того, по первичной медицинской помощи нам нужно заниматься «скорой помощью». У нас это тоже большая проблема. И какой отрасли здравоохранения ни коснёшься, проблем много. Можно материть тех, кто этой темой занимается, можно говорить всякие нехорошие слова, но моя задача как депутата и задача врачей – просто работать. И стараться сделать лучше.

Я вас приглашаю на рабочие встречи по тому, как мы будем модернизировать детские поликлиники. Потому что дети определяют будущее нашей нации. Мы должны заниматься вопросами их здоровья системно. У нас такой опыт уже есть по Екатеринбургу. Сейчас мы его будем внедрять в Нижнем Тагиле. По системе обучения, по модернизации оборудования, по мощной клинической лаборатории, по дневному стационару для деток. Для того чтобы мамам было удобно, нужно женскую консультацию. И сделать это возможно в ближайшие годы, для того чтобы эта система была комплексная.

Александр Петрович, вы говорите о модернизации каких-то уже существующих поликлиник?

Вопрос хороший! Вот по детской многопрофильной больнице – её нет ещё. Есть только фундамент.

Это многострадальная тема для Нижнего Тагила…

И я её хорошо знаю. Вынужден был вникнуть. Но сегодня нужно хорошо подумать над тем, куда необходимо вкладывать деньги. Четыре миллиарда рублей – примерная стоимость этой детской многопрофильной больницы. В стены мы должны вложить? Или мы должны понять, сколько стен надо? Может быть меньше? И тогда вложиться больше в оборудование, в обучение врачей? Логистику выстроить по медицине.

А вы как считаете?

На мой взгляд, в том виде, в котором она есть… Она была спроектирована 20 лет назад. Там этих технологий не было. Лаборатории там – по 10 лаборантов. А сейчас один экспресс-комбайн это делает. Там нужно серьёзное перепроектирование. Скорее всего, даже фундаменты не подойдут. Хотя мы сегодня с мэром эту тему сегодня обсуждали. И может быть нужно сделать межмуниципальный клинический центр детства. И вместить туда ещё и совершенно другие направления. Надо советоваться и со специалистами-врачами, нужно смотреть статистику, и мы приглашаем к этому разговору ещё и министра здравоохранения. Но в любом случае вопрос этого долгостроя надо решать. Надо пригласить депутатов, разъяснить это всё и вместе заниматься. Потому что дальше тянуть нельзя – это просто позор для нас всех. Разговоров куча, надо всё-таки вопрос сдвинуть.

Александр Петрович, вы предлагаете пригласить депутатов посмотреть. Вы имеете в виду депутатов Госдумы?

Я хочу сказать, что нельзя на муниципальные деньги строить такой объект. Невозможно! Здесь должны работать депутаты Федерального Собрания – Государственная Дума и члены комитета по охране здоровья. И здесь должны поддержать депутаты региональные. Потому что региональное софинансирование. Нужно хорошую работу провести среди тех, кто будет принимать решения по бюджетам. Заявки муниципалитет пишет. Я вижу, что это уже боль мэра.

Вы уже обсуждали с региональными коллегами этот вопрос? Они готовы поддержать?

Мы неоднократно обсуждали перепроектирование. Изменение медицинского задания было где-то примерно год назад. И буквально месяц назад я обсуждал этот вопрос с министром здравоохранения Свердловской области. Есть разные варианты. А нам нужно прийти компромиссу и консенсусу. Но главное нужно построить, чтобы детки в нормальных условиях могли получать квалифицированное лечение. У меня лично у самого было несколько случаев, когда я вынужден был в ручном режиме вмешиваться, помогать, забирать их из наших нижнетагильских больниц, вывозить их в Екатеринбург, чтобы провести быструю диагностику и пролечить. К сожалению, не вся система работает.

В вопросах от наших читателей есть много нареканий на медицину в Нижнем Тагиле. И люди в большинстве своём сходятся во мнении, что гораздо проще попасть к областным врачам, чем к медикам Нижнего Тагила.

Я очень сожалею, если это так. И второе: мы будем заниматься образовательными программами. Но сегодня врач больше заполняет бумаги, чем работает с пациентами. Нормативы никакие по работе врача! У нас сегодня не утверждены федеральные тарифы, у нас сегодня не утверждены по многим направлениям клинико-статистические группы. Это то, за что потом из фонда медицинского страхования больница может получить деньги. Много проблем. И сегодня, скажу ещё раз, нам нужно врачам и медсёстрам поклониться в ноги – в большинстве своём это люди, которые бескорыстно работают в здравоохранении, помогают людям. В конце концов, они нас лечат. Я же не с Луны упал – я точно так же здесь лечусь.

Соглашусь с людьми, которые говорят, что сильно не хватает медицинских кадров Нижнему Тагилу. А новые платные центры не решают вопрос. Даже за деньги у тебя нет гарантии, что ты вовремя пройдёшь какое-то обследование. Потому что и там сегодня тоже очереди. Это один вопрос. А другой момент – сегодня система работает так, что человек выкладывает деньги дважды: один раз, когда из его зарплаты вычитают энную сумму на медобслуживание, а второй раз человек открывает кошелёк, когда, не получив причитающуюся бесплатную помощь, он отправляется в платную клинику.

Я думаю, что человек, прежде всего, недоволен уровнем и качеством оказываемой услуги. Услугу оказать можно. Он встанет в очередь, через месяц он дождётся УЗИ… Но человек-то сегодня болеет. Вот эта проблема базовая, когда мы должны государственные услуги, которые гарантированы, оказывать бесплатно и вовремя. Не хватает врачей, не хватает оборудования. Оборудование не всегда обслуживается. Не хватает денег на обслуживание. Если спросить главного врача, то он скажет, что у него нет денег по этой статье. Главному врачу не хватает денег даже на пожарные мероприятия. Но завтра может прийти пожарный, и больницу вообще закроют, потому что она не соответствует требованиям.

Много таких вопросов. И люди правы, когда требуют качественную услугу и вовремя. И не хотят, но вынуждены заплатить за неё ещё раз. Всё-таки нам нужно быть честными – проблем в здравоохранении больше, чем бы хотелось. Это проблемы не только Нижнего Тагила. Это проблема всей России. И своим коллегам я говорю – давайте приезжать в регионы. Вот там истина, там соль земли. Только в регионах мы можем понять, как закон написан, как он реализуется.

Неисполнение закона идёт массовое. И не только из-за отсутствия денег. Масса факторов. Каждый день я сталкиваюсь с этими ситуациями. Сердцу больно. Особенно много вопросов у меня есть по детям. Я отвечаю за вопрос по орфанным заболеваниям – это редкие заболевания. Когда каждый день ты читаешь по 5-6 писем, к вечеру ты сам, кажется, болеешь этими заболеваниями. Всё что можешь – ты делаешь. Но сердце болит. Точно так же оно болит за Нижний Тагил. И со своей стороны я могу сказать только одно – я буду работать над этой темой. Я её не брошу. Я буду заниматься детскими заболеваниями, нефрологией. Кроме того, я буду заниматься обеспеченностью детскими садами Нижнего Тагила. Вместе с исполнительной властью у нас с вами очень внятная исполнительная власть в городе, и мы много проблем сможем порешать. И я скажу, что новые объекты здравоохранения в Нижем Тагиле ещё будут.

Крик о помощи от жителей посёлка Старатель: «Уже не первый год просим вернуть в детскую поликлинику лабораторию – просто издевательство посылать зимой грудничков или больных деток на анализы в город».

Я удивлён, что до сих пор не сделан пункт приёма анализов. Клинические лаборатории возвращать в такие посёлки как Старатель – невозможно. Сегодня это диагностические комбайны – крайне сложные установки и они не нужны в каждом посёлке. Но нужно, и это будет правильно, делать центры приёма анализов. А потом эти анализы перевозить в лабораторию и по интернету пересылать результат.

И это реально?

Это не просто реально, мы обязаны это делать. Мы должны вписать на ближайший год это в программу и обеспечить аналитической частью. Как можно лечить, если нет анализов на руках? А если человек уедет с анализами и получит их только через неделю – мы опять теряем время. То золотое время, когда человек только что заболел и его можно достаточно быстро вылечить. А потом мы лечим осложнения и опять расходы.

Поэтому вопрос по лаборатории на Старателе я беру на контроль. Будем считать это запросом депутату. Я обязательно буду этим вопросом заниматься. По Старателю, как и по другим пунктам. У нас есть мощная диагностическая лаборатория, мы обязательно подключим, и будем заниматься.

Ещё вопрос с сайта: «Почему в женской консультации Дзержинского района не дают положенных бесплатных рецептов на дорогостоящие препараты беременным? И почему там же дают направления мужьям беременных на платные анализы?» Наш читатель подозревает, что здесь есть некий сговор.

Не думаю, что там есть сговор. По мужчинам всё на самом деле сложнее. Мужчина может пройти через другую систему ОМС — диспансеризацию. Но вот по самой маме – если бы она дала мне свой телефон и задала мне конкретный вопрос по дорогостоящим лекарствам – я бы разобрался. Это абсолютно неправильно, если ей не выписали эти бесплатные лекарства. Я готов включаться и разбираться по этому конкретному вопросу. И обеспечить необходимыми лекарствами эту маму. Потому что это должны и обязаны делать.

К сожалению, вопрос был задан анонимно. Но я прошу автора оставить контакты в редакции: либо позвоните нам в будний день по телефону 96-00-20, либо по электронке vsenovostint@gmail.com. Мы передадим все данные Александру Петровичу.

Давайте вообще сделаем на сайте простую вещь – если люди обращаются – сделайте, пожалуйста, ссылку на мой электронный адрес: apetrov@duma.gov.ru – у нас автоматически сразу идёт регистрация. Не думайте, что Москва – это далеко. На самом деле в Москве я работаю две недели в месяц, а две недели я здесь – Нижний Тагил, Екатеринбург, Новоуральск. Поэтому могу точечные вопросы, которые заданы или будут появляться, порешать. Достаточно много вопросов удаётся решать. Не все, но много.

У нас как раз очень много вопросов поступило таких точечных, по конкретным лечебным учреждениям.

Вот по этим вопросам давайте так и сделаем – если будут фамилия, имя и хотя бы телефон для контакта – мы сможем вместе сформулировать вопрос и отреагировать на него. Иногда достаточно одного звонка главному врачу, потому что может быть элементарный недосмотр. Медики – они же тоже люди. Бывает устают, бывает плохое настроение… Но давайте взаимно улыбнёмся и поздравим их с Днём медика. И скажем спасибо! Я думаю, это самое лучшее. Никто другой к нам не приедет и не будет нас лечить. Это наши уральцы, которые здесь будут заниматься.

Мы сейчас стимулируем по Нижнему Тагилу серьёзную федеральную программу. Это приобретение жилья для молодых семей, для определённых категорий по определённой цене. По Тагилу – 35 тысяч рублей за квадратный метр. Причем, с субсидиями, с пролонгированными периодами рассрочки платежа. Не только для медиков, но для всех бюджетников эта программа будет приоритетной. Можно будет получить жильё, жить и работать.

То есть эта программа поможет решать проблему с кадрами в медицине?

По Нижнему Тагилу очень большая цифра из федерального бюджета на строительство этого целевого жилья, социального жилья. Здесь удастся сдвинуть ещё одну проблему – дефицита кадров. Мы обязательно по подготовке кадров будем дальше заниматься. У нас в Нижнем Тагиле по штатному расписанию примерно половины врачей не хватает, и врачи вынуждены работать по две ставки.

Вы упомянули об улыбке навстречу врачу. У нас в комментариях есть любопытное предложение – сделайте систему оценки пациентами приёмов – как в Сбербанке, к примеру. Пусть премия медиков зависит от этих результатов. Как вам?

Здесь две проблемы. С одной стороны, велика ли премия у врача? А с другой стороны хорошая идея, но нужно придумать что-то такое простое, чтобы не получилось так, что кто-то из врачей ещё дополнительно занимается учётом, этой бумажной работой, чтобы посчитать, кому дать премию, кому не дать, у кого сколько улыбок. Но сама идея правильная. И я врачей призываю – улыбайтесь пациентам, пожалуйста! Им иногда ваша улыбка – лечение, которое дороже всяких лекарств.

Говорят, что доброе слово и улыбка доктора тоже лечат, это правда.

Я вам могу привести пример. Детская поликлиника №1 в Екатеринбурге. Построена Уральским фармкластером. 124 рабочих места медика. 6 кандидатов наук в поликлинике детской на 450 приёмов деток в сутки. Поликлиника работает по системе ОМС – для детей полностью бесплатно. Люди улыбаются. Врачи и медсёстры улыбаются. И детям очень нравится – там оценки очень высокие. Надо нам этот опыт перенимать и постепенно мы будем его внедрять.
Что нужно сделать, чтобы в Нижнем Тагиле это случилось?

Мы подписываем соглашение о сотрудничестве между Уральским фармкластером и нашим здравоохранением – эти поликлиники областного подчинения. И приедут люди, которые будут это внедрять. Для детей, мамочек и пап это всё будет бесплатно. Это система обязательного медицинского страхования за счёт фонда Обязательного медицинского страхования. Никаких излишних платежей не будет.

Нужно провести реконструкцию детских поликлиник. Заменить неработающее оборудование. Нужно в рамках существующих стандартов изменить подход стратегический. Мы это обязательно сделаем. Опыт есть. Мы хотим использовать для контроля Общественный совет, совет родителей использовать, мы сегодня это с городской думой проговаривали. Это не связано с моими депутатскими обязанностями, хотя как депутат я это делаю. Это связано с моим желанием это сделать. Я кроме слов и разговоров привык заниматься делом. Я сам отсюда, и в Тагиле я лично занимался строительством диализного центра. И парни, надо сказать, вложили 120 миллионов, без копейки бюджетных денег диализную клинику построили. И ни один пациент там ни копейки не платит. Оплата идёт из Фонда ОМС.

Вот так же поликлиники надо построить. Если больница светлая, отремонтированная, с хорошим настроением врачи и пациенты, значит, всё правильно. И пациент должен быть главным. Будем над этим вопросом работать, отчитываться перед жителями, показывать жителям, чтобы все были уверены, что мы правильно идём и нам можно доверить вот такие сложные отрасли по управлению.

19 июня Госдума рассмотрит во втором чтении проект закона о государственно-частном партнёрстве. Если он будет принят, чем это поможет здравоохранению Свердловской области и Нижнего Тагила в частности?

Я надеюсь, что тогда кто-то из частного бизнеса скажет: «Ребята, разрешите мне получить в концессию, например, взрослую поликлинику или какое-то направление». Концессия означает, что он обязуется инвестировать столько-то денег в ремонт, в закупку оборудования, в переподготовку кадров и лечить по стандартам медицинским бесплатно для населения. Если он этого не исполняет, с ним расторгается договор, и он уходит оттуда. Там достаточно жёсткие условия для частного бизнеса. Но кто хочет – тот попробует здравоохранение. К сожалению, пока примеров очень мало, и желающие в очередь не выстраиваются.

А бизнесу чем это интересно?

Государство очень сложные ставит условия для возможности вхождения в такие отрасли, как здравоохранение, образование, строительство дорог. Здесь фактически государство меняет свою функцию – оно контролирует услугу или построенный объект и оплачивает по определённым тарифам, а частник берёт на себя все расходы. Если бы нашёлся частный инвестор на детскую многопрофильную больницу в Нижнем Тагиле, который готов заплатить за стены 4 миллиарда, потом обучить врачей, купить медоборудование…

Так сделал Тетюхин. Вот это яркий пример государственно-частного партнёрства. Он сделал всё сам, государство даёт ему квоты, он лечит, проводит операции, государство проверяет качество и платит ему по тарифу. Конечно, там нужно ещё много вопросов решать. Ему не хватает этих квот. Ему нужно, чтобы операции шли практически круглосуточно. Но ведь это пример! У нас пример государственно-частного партнёрства – диализная клиника в Нижнем Тагиле. И другие примеры есть. Нам только нужно научиться отбирать правильных партнёров из частного бизнеса. Надо это затвердить законом. Сегодня нет этого закона. Все проводят в виде пилотных проектов как эксперименты. Но прокуратура тут же приходит и говорит, что всё неправильно. Так что должен быть закон, должны быть единые правила игры для всех.

Мы, например, столкнулись в Москве со случаем, когда вечером клиника была государственной, а утром стала частной. Инвестор ни копейки за год не вложил, но говорит, что должен через 7 лет это сделать. Кто-то ему так подписал. Вот таких документов не должно быть. Вот это конкретный пример из плохих, который говорит, как не надо делать. В итоге закон вышел очень жёстким для частников. Их будет не много, но часть всё-таки придёт. Ведь стоматология у нас ушла… Но нам нельзя отпускать в платные услуги целую отрасль! Мы должны всё-таки обеспечить людям государственные стандарты лечения. Сегодня, к сожалению, наши обязательства не всегда подкрепляются деньгами, которые должны прийти на это лечение.

Сегодня отрасль здравоохранения находится в сложном состоянии. И ситуация в Нижнем Тагиле и в Свердловской области в целом одинаковая. Всегда было сложно, но в разное время решаются разные вопросы. Если раньше мы, ещё раз повторюсь, вынуждены были с собой в больницу шприцы приносить, то теперь этим обеспечены. Список жизненно важных лекарств сегодня обеспечен. Раньше спрашивали, где купить инсулин, сегодня мы его обеспечили. И так шаг за шагом задачи решаются. Можно кричать на митингах, что этого нет или другого нет, но я предпочитаю просто утром вставать и идти на работу. Делать своё дело. А то, что кто-то спасибо не сказал или обматерил тебя, – то это его выбор. Но ты-то должен делать своё дело и делать для людей лучше. Мой лозунг простой – делай, что можешь, и не думай о том, что будет.

Александр Петрович, накануне вы побывали в Доме ребёнка при нижнетагильской женской колонии №6. Вы там были вместе с Уполномоченной по правам человека в Свердловской области Татьяной Мерзляковой. Зачем вы туда ездили и что увидели?

Для меня было очень важно посетить дом ребёнка при колонии, потому что там дети фактически находятся за решёткой вместе с мамами. Это двойная проблема. Мне надо было увидеть своими глазами всё, пощупать руками, поговорить с воспитателями и медиками Дома ребёнка, с мамами, посмотреть, как обслуживающий персонал работает, какие у них зарплаты. Там тоже много проблем. Зарплата санитарочки – 15 тысяч. Она с детьми занимается, у неё стаж около 30 лет. Там тоже нужно заниматься изменением структуры в бюджете, чтобы мы увеличивали зарплату. Это первое. А второе – они меня, мужчину, увидели, для них это было чудо, мне кажется. Они мужчин, конечно, видят, но очень редко. Это проблема. Дети в 3 года уезжают в детский дом, а 80 процентов формирования личности приходится как раз на первые 3 года жизни, и мы получаем настолько искривлённую психологически личность… А потом мы эту личность выпускаем в общество. Какой человек вырастет?

Почему мамочки рожают в тюрьме? Мне сказали, что так осуждённые женщины хотят облегчить себе жизнь. Им разрешают видеться с детьми всего 4 часа в сутки. Мама несёт наказание, но ребёнок-то почему тоже несёт наказание вместе с ней? И нам нужно понимать, какая система должна быть выстроена? Мы по этому поводу проведём в Госдуме круглый стол. Детки хорошие там, маленькие, например, два года. Они разные там, как наши дети. Но воспитатели обычных детей называют уличными – это те, кто со свободы — а эти вот здесь. У воспитателей даже есть свои понятия по этим детям. Мне грустно, что 110 детей в колонии №6 находятся в таких условиях. Медик постоянно следит, питание хорошее, воспитатели есть, но сама среда, сама атмосфера не дают возможности ребёнку вырасти полноценным гражданином. Нам необходимо над этим думать. Должны психологи, эксперты нам сказать, как правильно выстроить эту систему.

Может быть, нам нужно пойти на очень жестокие шаги. Мамочка получила наказание – может быть, нужно ребёнка отдать в другую семью. Он должен расти в семье, а не в таких условиях. Он не должен отбывать срок вместе с мамой. Как это сделать? У меня нет решения. Но оставляя всё так, как есть, мы коверкаем судьбы детей. Мамочки-то сами себе всё исковеркали. К тому же там есть дети больные. Есть двухнедельный ребёнок с циррозом печени. Зачем мамочка-наркоманка так поступила? Он появился на свет, он не виноват. У нас нет ответов на эти вопросы, но мы должны их обязательно искать. Мы должны серьёзно проработать этот вопрос, других депутатов в другие регионы в Дома ребёнка отправить и провести круглый стол, чтобы найти юридически выверенное решение. Хотя бы на шаг сдвинуть и изменить жизнь этих детей.

Александр Петрович, накануне Дня медицинского работника поздравляю вас с этим праздником. Ведь вы принимаете законы, напрямую влияющие на ситуацию в российском здравоохранении. Надеюсь, что российская медицина будет шаг за шагом приближаться к лучшим мировым стандартам. И надеюсь, что мы скоро начнём с улыбками приходить в больницы, чтобы просто, к примеру, поздороваться с любимым доктором.

Спасибо за поздравление! Действительно, я больше 20 лет в здравоохранении. А когда-то давным-давно в советское время я был сельским учителем. Почему сельскому учителю дал Бог задачу создать уральский инсулин? Сегодня из бактерий мы научились делать уральский инсулин. Мы обеспечили лекарственную безопасность и выполнили поручение президента. Я помню, 7 лет назад мусульманам давали свиной инсулин – вообще не было инсулина. Многим его не хватало. Я хочу поздравить наших пациентов с Днём медика. Те, кто постоянно лечится – пациенты со сложными заболеваниями – это мужественные люди. Это и их праздник тоже. Поздравьте, пожалуйста, своих врачей, медсестёр, особенно санитарок, у которых низкая зарплата, но они служат своему делу из любви к ближним. С праздником всех, доброго здоровья! Не болейте! Но если есть вопросы – без крика, без эмоций давайте вместе их решать. Я готов приходить в эфир и обсуждать проблемы. А личные вопросы я готов обсуждать в частном порядке.

Более 30 вопросов, реплик, мнений поступило к этой встрече от наших читателей. Все вопросы, поступившие к эфиру, мы передали Александру Петровичу. Вы можете задать депутату вопросы напрямую по телефону 8-912-046-17-57 или по почте apetrov@duma.gov.ru.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter
Система Orphus

19 комментариев

  1. Блин, похоже не видать нам детской многопрофильной больницы

    Ответить
  2. А сто скоро выборы? Соловьем просто заливается человек… Конкретики нет совсем((

    Ответить
  3. а чо с новой поликлиникой на вагонке то? загадка так и остаётся покрытой мраком — для кого она и когда ужо?

    Ответить
  4. как только написали тут что не дают бесплатных рецептов в вагонской ЖК, так мне сразу дали ДВА! На полгода вперёд запаслась дармовым йодным препаратом (хотя рожать через месяц)))

    Ответить
  5. Йод на родах зачем? Интоксицируешься.

    Ответить
    • врачи на участке прописывают. всю беременность пью. только за свои кровные покупала всю дорогу…

      Ответить
      • Ох, сделают тебя эти «фершалы» бывшей мамой на раз-два, не дай то Б-г и святая Б-родица.
        Ей йод не прописывали, а какого замечательного мальчика родила 6 января, а!

        Ответить
        • вот что бывает, когда пальцы чешутся написать хоть что-нибудь, а мозг атрофированный ничего вразумительного не выдаёт.

          Ответить
          • Не пей чернил, не закусывая. Истина в последней инстанции выскреблась. И свысока заканчивай говорить с почтеннейшей публикой. Ты никто, раз Аноним. Усекай! :yes:

            Ответить
            • Это ты аноним, а не я. читать научись, умник.

              Ответить
              • Трудно человеку понять, что его с пары слов дальше никто не читает, хоть он и Антоним.
                Обидно ему и досадно. Хамит от сенсорного голода. простим? да как два пальца. :-)

                Ответить
                • сам с собой поговорил и полегчало. ага?

  6. Зачем нам больницы, на пороге пиндосы и гейропа, жаждущие завоевать Великую Роиссю и уничтожить царя батюшку.

    Ответить
    • Азарич

      Как зачем? Раненых пленных складировать куда?

      Ответить
      • Ирэн

        :good: радуете всегда, Азарич, изящными комментариями :yes:

        Ответить
        • Азарич

          Опять эти глаза
          Строгают как фреза
          Опять всю ночь не спать
          Похвалу переживать

          Ответить
  7. плачут, денег нет, а зачем тогда отчет о том , что минздрав у нас лучший в мире и по новым инновационным технологиям, вы же сами отчитываетесь, путину напрямую напишите -думаю сил не хватит и мужества.

    Ответить
  8. Хотя мы сегодня с мэром эту тему сегодня обсуждали. :mail:

    Ответить
  9. Хотите узнать реальные зарплаты тех же врачей — зайдите на сайт Нижнетагильского центра занятости и посмотрите в какие больницы и на какие зарплаты нужны врачи и медсестры. И не нужно никакой ложной статистики, которой пользуется власть

    Ответить

Оставить комментарий или два

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:angel: 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:devil: 
:bomb: 
:bravo: 
:drink: 
:wonder: 
:sick: