ВТ, 1 декабря 2020 | В Нижнем Тагиле:-10.2°C

Шанс на реванш. Почему эпидемия коронавируса может вернуть нас в до-пенициллиновую эпоху

Антибиотики можно без преувеличения назвать одним из главных достижений медицины. Они помогают справляться с множеством болезней. Но почему же из-за паники вокруг эпидемии коронавируса мы рискуем оказаться в ситуации аналогичной той, когда антибиотики ещё не были изобретены?

В клетке и без клетки
Значительная часть инфекционных заболеваний, с которыми сталкивается человечество, вызывается двумя типами агентов: это бактерии и вирусы. Это принципиально разные микроорганизмы.

Вирусы считаются неклеточной формой жизни — их тела состоят из молекул белка и генетического материала. Но эта простота и примитивность обманчива. Медицина к 21 веку может назвать единицы вирусных заболеваний, против которых разработано этиологическое лечение — лечение, направленное на уничтожение возбудителя. Чего не скажешь о бактериях.

Бактерии — это микроорганизмы, тела которых представляют собой клетки. Мельчайшие одноклеточные живые существа окружают нас повсюду, и даже находятся внутри человеческого организма, например, в кишечнике. Часть из них безобидна. Некоторые могут вызывать заболевания только при определённых условиях. А некоторые откровенно опасны для человека. Туберкулёз, дифтерия, сибирская язва, гонорея — все эти разрушительные заболевания вызываются бактериями. И сколько людей умерло от них за всю историю существования человечества! А если вспомнить о многочисленных войнах — многие выжившие на полях сражений умирали после в лазаретах. И виной этому часто тоже были бактерии — лекарство от заражения крови врачи искали веками.

Плесень против бактерий
Предвестником победы над бактериальными инфекциями стал голландец Антони ван Левенгук, который считается первооткрывателем этих микроорганизмов. Он разглядел их в свой микроскоп в 1676 году. Так люди узнали, что мир вокруг нас населён гораздо гуще, чем кажется.

Но прорыв в медицине, связанный с лечением бактериальных инфекций, случился намного позже — только к концу 19 века ученые и врачи начали исследовать методы убийства бактерий и выделять вещества, которые могут в этом помочь. Особыми свойствами в этом отношении обладает зелёная плесень. Ряд видных учёных того времени экспериментирует с лечением гнойных ран плесенью и пишет работы об относительных успехах такого способа.

В 1928 году микробиолог Александр Флеминг обнаружил, что гриб Penicillium notatum не дал вырасти культуре стафилококка. И смог выделить из него пенициллин. После этого, в конце первой половины 20 века, началась золотая эра антибиотиков — было открыто большинство применяемых сейчас классов этих препаратов.

Смертность снизилась многократно. Чтобы понять, насколько важны антибиотики в современной медицине, вдумайтесь в эту цифру: до их изобретения в США каждая третья смерть приходилась на долю бактериальных инфекций.

Как это работает?
Важно понимать, что антибиотики эффективны исключительно против бактерий, но абсолютно бесполезны при борьбе с вирусными инфекциями. Всё дело в механизме работы.

У антибиотиков их два. Первый — препарат разрушает клеточную стенку бактерии (при этом клетки человеческого организма остаются целыми). Бактерия — клеточная форма жизни, нет клетки — соответственно, нет возможности существовать. Второй механизм — антибиотик не даёт работать механизму формирования белка, специфического только для бактерий — они перестают расти и размножаться, жалкие остатки от внедрившейся колонии умирают сами или при помощи иммунитета. Болезнь побеждена.

Заметьте, оба пути абсолютно не применимы для вирусов — у них нет ни клеточной стенки, ни специфических бактериальных белков.

Эпоха резистентности
До сих пор могло показаться, что история борьбы с бактериальными инфекциями — это история череды безоговорочных побед науки над окружающим миром. Но это не совсем так.

В середине 20 века открытие всё новых и новых классов антибиотиков ещё продолжалось, наука была на подъёме. И уже тогда выяснилось, что один из самых распространённых микроорганизмов — золотистый стафилококк — вдруг перестал погибать от воздействия пенициллина.

Выяснилось, что бактерии с течением времени могут приобретать резистентность — устойчивость к воздействию антибиотиков. Это свойство именно бактерий, а не инфицированного ими организма. Не человек становится невосприимчив к принимаемому им антибиотику, а бактерии. Считается, что значительный вклад в приобретение резистентности вносит генетика — по каким-то причинам выжившее под действием препарата поколение бактерий “запоминает” медикамент и не погибает, сталкиваясь с ним снова. И эта информация передаётся по наследству в генетическом материале.

В 21 веке стало понятно, что эйфория от победы над бактериями не вечна. Резистентность становится проблемой медицины, по-настоящему столкнуться с которой лицом к лицу ещё предстоит следующим поколениям врачей. Но уже сейчас в практике встречаются пациенты с казалось бы банальными заболеваниями, при этом вызвавшие их бактерии резистентны к большинству антибиотиков. В ход в таких случаях идут так называемые антибиотики резерва — препараты, которые под запретом в широком использовании, чтобы был запас на случай, когда бактерии массово адаптируются и начнут побеждать. Пока что этот резерв есть.

“Устойчивость к антибиотикам возрастает до угрожающе высоких уровней во всем мире. Новые механизмы устойчивости появляются и распространяются повсюду, угрожая нашей способности лечить распространенные инфекционные заболевания. Все больше инфекций – например пневмонию, туберкулез, заражение крови, гонорею, заболевания пищевого происхождения – становится труднее, а иногда и невозможно лечить из-за снижения эффективности антибиотиков”, — это сообщение Всемирной организации здравоохранения датировано 31 июля 2020 года.

Во всём мире выработаны стандарты рациональной антибиотикотерапии, которая призвана уменьшить выработку резистентности бактериями. К грамотным принципам приёма антибиотиков относятся их применение только по назначению и полным курсом. Сразу вспоминается излюбленное российское “что-то я кашляю, наверное, нужен антибиотик, чтобы хуже не стало” и “попил пару таблеток раз в три дня и всё прошло”. Оба этих подхода противоречат принципам рациональной антибиотикотерапии — приём этих препаратов не способен предотвратить бактериальную инфекцию, а только вылечить её, если она уже есть.

“Устойчивость к антибиотикам набирает темпы из-за их неправильного и чрезмерного использования, — пишет ВОЗ, — Там, где антибиотики для лечения людей или животных можно приобрести без рецепта, возникновение и распространение устойчивости усугубляются. Аналогичным образом, в тех странах, где нет стандартных лечебных рекомендаций, антибиотики часто назначаются врачами и ветеринарами избыточно и используются населением сверх меры”.

Антибиотики и COVID-19
На фоне всемирной озабоченности усилением резистентности бактерий к противомикробным препаратам в Россию пришла эпидемия коронавируса. Пациенты и врачи в панике ищут любую возможность избежать тяжёлого течения заболевания, хотя на данный момент мировой медицине не известен этот способ. В ход в России идут… антибиотики.

Роль сыграло и то, что в начале эпидемии препарат азитромицин всерьёз исследовался как потенциально способный помочь в борьбе с вирусом. Но во всём мире от этого отказались. В России же амбулаторным пациентам с лёгким течением респираторно-вирусной инфекции широко назначают азитромицин, а иногда и не только его. Сплошь и рядом без показаний назначаются комбинации нескольких антибиотиков, хотя в клинических рекомендациях чётко прописано назначение этих препаратов только при доказанной бактериальной инфекции — в том числе, чтобы не выработать резистентность. Статистика из красной зоны коронавирусных больниц говорит, что подтверждённая бактериальная инфекция обнаруживается только у трети пациентов с коронавирусной пневмонией — как правило это тяжёлые пациенты, лежащие на ИВЛ далеко не один день. И нет практического смысла в назначении комбинации антибиотиков с первого дня заболевания, когда кругом бушует вирусная инфекция.

Ведь эпидемия рано или поздно пройдёт, а бактерии останутся… И великолепный препарат азитромицин, необходимый для лечения доказанных бактериальных инфекций дыхательных путей, скорее всего, можно будет просто выбросить.

До эпохи COVID-19 учёные делали прогноз, что к 2050 году смертность от антибиотикорезистентных форм бактерий превысит смертность от рака. Эпидемия коронавируса, а точнее бесконтрольное применение антибиотиков паникующими врачами и пациентами, ускорит наступление этого мрачного факта.

17 октября 2020 года российские врачи, эксперты основных профильных научных обществ, составили совместное обращение к врачебному сообществу. Оно называется “О применении антибактериальной терапии у пациентов с новой коронавирусной инфекцией COVID-19”. В нём пугающая статистика — 90% пациентов с COVID-19 получают антибиотики, в том числе их комбинации. Большинство этих пациентов болеют не тяжело, лечатся на дому и не нуждаются в такой терапии. Ведь антибактериальные препараты не активны в отношении вирусов, в том числе и COVID-19 и никак не помогают справиться с поражением лёгких при коронавирусе.

“Вне всякого сомнения, сложившаяся ситуация будет способствовать значительному росту антимикробной резистентности и иметь серьёзные неблагоприятные последствия в будущем. Необоснованная антибактериальная терапия приводит к ряду нежелательных явлений, которые могут значительно ухудшить состояние пациента, а порой и привести к жизнеугрожающим последствиям”, — предупреждает обращение.

Эпилог

“В отсутствие неотложных мер на нас начнет надвигаться пост-антибиотическая эра, когда распространенные инфекции и незначительные травмы вновь могут стать смертельными”, — говорится в заявлении ВОЗ от 31 июля 2020 года.

Поделиться в соц. сетях
Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter
Система Orphus