ВТ, 27 февраля 2024 | В Нижнем Тагиле:-3.4°C

1418 дней города красного неба. Январь 1944 года: громкий процесс над убийцами, новая система школьных оценок и день рождения Бажова

За 1418 дней, которые длилась Великая Отечественная война, вышло 1066 номеров газеты «Тагильский рабочий». На долгое время она стала едва ли не единственным источником информации для тысяч жителей Нижнего Тагила, мощным оружием мобилизации и пропаганды. Нам стало любопытно узнать, как жил тыловой город в 1941-1945 годах, и попытаться рассмотреть за газетными строками жизнь обычного человека. Об этом исторический спецпроект ИА «Все новости» – «1418 дней города красного неба». Все публикации читайте здесь. Этот выпуск – о январе 1944 года: тагильчане празднуют Новый год, в школах вводят пятибалльную систему оценок, проходит трибунал над жестокими убийцами семейной пары. Материал для вас готовил Владимир Вахрутдинов.

Несмотря на тяготы военных лет, Новый год в стране советов неизменно отмечали шумно и широко. В клубах проводили балы и ёлки, играли спектакли и давали концерты. Вот, например, в центральный клуб имени Горького на праздник приехал джазовый оркестр 10-го гвардейского Уральского добровольческого танкового корпуса. За два отделения для лучших молодых стахановцев и комсомольцев музыканты исполнили и эстрадную программу, и военные композиции. Балы с участием оркестра продолжались несколько дней, каждый раз танцы продолжались до самого утра.

В клубе Ново-Тагильского металлургического завода в эти дни давали концерт, а после — танцы под джаз, духовой оркестр и баян. Новогодние вечера в центральном клубе Тагилстроя открывали артисты Ленинградского Нового театра и джаз-оркестр под руководством Б. Эстер. Госцирк начинал праздничное представление парадом-прологом с участием всей труппы. Все каникулы здесь проводят ёлки с участием Деда Мороза, клоунов, эксцентриков, жонглеров, акробатов, дрессированных животных.

Бесчисленное множество новогодних утренников — для детей солдат, отправившихся на фронт. Малышей детсада №3 на ёлке встречал Дед Мороз: «высокий, румяный, с окладистой белой бородой, в ярком пунцовом тулупе, мягких валеночках и пестрых варежках». Детские сердца замерли в ожидании чуда и подарков, под музыку Моцарта, Штрауса и Оффенбаха начинается представление:

«По мановению руки деда-мороза дверь раскрывается, и дети, чуть дыша, на цыпочках входят в зал. Красавица-елка, блестящая, изумительная, широко раскинув ветви, притягивает взоры ребят. Дети с изумлением осматриваются, сегодня они не узнают комнаты их обычных игр. Это дворец зимы, дом деда-мороза. Сверху, тихо кружась, летят пушистые «снежинки», стекла окон покрыты «снежными узорами», в глубине зала среди зеленых елок белеет ледяной домик», – описывают праздничное убранство зала корреспонденты «Тагильского рабочего».

Здесь всё, как в нашем детстве. Главный новогодний волшебник поднимает на руки малышей, рассматривает вместе с ними игрушки и просит ёлку: «Зажгись!». А после — бесконечные хороводы, стихи о зиме, о зайчике, о папе-летчике, о брате-танкисте и о новогоднем Деде Морозе. Подарки из большого волшебного сундука вручают зайчики — там сладости, приготовленные фронтовиками. Дед Мороз прощается до будущего года, звучит «радостно-звонкая детская песня»:

«Мы весело пляшем, мы звонко поем,
И песенку нашу мы Сталину шлем!
Хорошо нам жить в родном краю
Крепко мы любим родину свою!»

В январе в Нижнем Тагиле подводят итоги ушедшего года — о достижениях отчитывается секретарь горкома ВКП(б) Колышев. Промышленность города в целом выдала на 786 млн рублей продукции больше, чем в 1942 году. Ширилось капитальное строительство — организации сдали объектов на 312 миллионов рублей. Построены две мартеновские печи, две коксовых батареи, два котла, турбогенератор, цех магнитной сепарации, цех доменных припасов.

Росла производительность труда: в целом по городу она увеличилась на 23-24%, а на отдельных предприятиях — на 28%. Этому способствовало повышение квалификации кадров, совершенствование технологий производства, внедрение поточности, лучшей организации производственных процессов.

Что касается тагильских заводов, то высокогорские горняки выдали сверх плана 65000 тонн руды и агломерата. Коксовики внесли в сталинский фонд победы 24 000 тонн кокса, выжженного сверх задания. Доменщики Ново-Тагильского завода и завода имени Куйбышева выплавили выше годового плана 95 000 тонн чугуна. Сталеплавильщики и прокатчики тоже выдали сотни тонн металла сверх плана, машиностроительные заводы досрочно завершили годовые программы, увеличив выпуск боевой продукции. Успешно справились с заданиями местная, пищевая и лёгкая промышленность.

Нижний Тагил начал готовиться к 26-й годовщине Красной Армии и Военно-Морского флота, отмечаемой 23 февраля. По этому случаю ко всем рабочим, работницам и интеллигенции обратился общегородской слёт стахановцев. Заводы Тагила, говорится в письме, дали стране множество «богатырей труда»: горняк Степан Еременко выполнил за год 62 месячные нормы, выдающиеся рекорды продемонстрировали кузнец Коваленко, бригадир Бревнова, токарь Петьков, резьбовщица Юрченко, машинист Романцев, сталевар Шалимов, горновой Фокин и сотни других «искусных мастеров и ударников».

Стахановцы призвали объявить социалистическое соревнование в честь важной даты за досрочное выполнение государственных планов, за лучшую работу промышленности, за создание мощного сталинского фонда победы. И взяли обязательство: на каждом предприятии, в цехе, бригаде повысить производительность труда как минимум на 25%. Активно рационализировать производство, внедрять поточные линии и механизацию ручного труда. Ко дню Красной Армии на предприятиях Тагила намеревались создать 1000 стахановских школ, 50 школ мастеров социалистического труда, привлечь к учёбе тысячи молодых работников, а ещё сэкономить стране 12 000 тонн кокса и топлива и 1 450 000 киловатт-часов электроэнергии.

А главное обещание — сдать к 23 февраля доменную печь на Ново-Тагильском металлургическом заводе. К началу января на главной стройке Нижнего Тагила завершили монтаж кожуха печи, огнеупорную кладку лещади горна, шахты, всех трех кауперов. Продолжается кладка насадок в кауперах. Монтируются скиповый подъемник, засыпной аппарат, газопроводы, водопроводные коммуникации и другое оборудование.

«Но до пуска доменной печи предстоит выполнить еще очень большой объем работ. Требуется вынуть 20000 кубометров земли, уложить 1000 кубометров кирпича, смонтировать 1300 кубометров деревянных конструкций, 1700 тонн металлических конструкций и оборудования. Кроме того, необходимо смонтировать санитарно-техническое оборудование, провести электромонтаж, смонтировать автоматику, установить контрольно-измерительные приборы и тому подобное», – говорится в одном из январских номеров городской газеты.

Сотни людей ежедневно работает на стройке, но объемы огромные, и своими силами в срок не справиться. На подмогу съезжаются комсомольцы из предприятий и организаций города. Почти ежедневно девушки и юноши выходят на субботники, приближая сдачу домны.

На селе 1943 год был сложным, но без достижений никак: в пригородах освободили от леса и кустарников 3000 гектаров целины, её тут же засеяли. Звеньевая колхоза «Победа» Анастасия Вахрушева получала с гектара 100 пудов пшеницы, 800 центнеров капусты. Мастер Василий Синягин с одной рамы парника снимал по 22 кг овощей при норме в 12 кг. Телятница совхоза «Тагил» Елизавета Лыбина помогла вырастить 130 телят, ни один из них не умер.

Большинство колхозов обеспечили себя семенами зерновых, хуже ситуация в подсобных хозяйствах, где семян хватает лишь на 77%. Неважно идут дела с подготовкой посадочного материала. В колхозах имени Сталина и «Третий решающий год пятилетки» еще не приступали к очистке семян. В совхозе №2 нужно отсортировать 120 тонн зерна, а там в сутки очищают только одну тонну, рискуя затянуть работу до мая. Десятки мелких хозяйств ещё не проверили, какими семенами будут сеять поля.

Возник дефицит картофеля на посадку: в холодное и дождливое лето 1943 года часть урожая погибла от фитофторы. Но и с тем, что есть, аграрии работают плохо: они не следят, как сохранился за зиму посадочный материал. Медленно идёт вывоз навоза на поля: удобрено только 40% площадей. Колхозникам поручили организовать ежедневный сбор золы для удобрения посевов.

И если большинство хозяйств заслужило только критику, то колхозники Лаи удостоились самых высоких оценок. В прошлом году здесь на 360 тысяч рублей построили зерносклад, два овощехранилища, скотный двор, омшанник, засолочный пункт. На поля вывезли 400 тонн навоза. С утра слышен стук в ремонтной мастерской: приводят в порядок инвентарь и машины. Слаженно трудится весь коллектив:

«Телятница Дуся Витюнина недаром является участницей городской сельскохозяйственной выставки. В течение года она вырастила 40 телят без единого случая падежа. Уважением пользуются здесь имена трудолюбивых колхозниц Александры Дядюшкиной, Минодоры Бородиной. Благодаря хорошему уходу за овцами, Минодора настригла за год с каждой овцы по 2 килограмма 650 граммов шерсти. Самоотверженно работает водовоз Татьяна Нефедьева. Она одна заменяла двух мужчин, ранее работавших на этом деле, бесперебойно обеспечивает водой 7 пунктов. Такой труд каждого в отдельности человека в конечном итоге дает хорошие результаты. Колхоз нынче впервые за ряд лет полностью рассчитался с государством по молоку и в декабре сдал в счет 1944 года около 5 тонн молока».

А в школах 1944 год начинается с очередной реформы. Ещё свежи в памяти переход на раздельное обучение и введение правил поведения школьников,  теперь новшества добрались и до оценок. До последнего времени единой системы оценок не было. Учеников могли оценивать по 10-, 12-балльной системе или использовать словесные оценки: «отлично», «хорошо», «посредственно», «плохо», «очень плохо». Постановлением Совнаркома была введена привычная для нас пятибалльная система «в целях более четкой и точной оценки успеваемости и поведения учащихся, повышения требовательности к качеству их знаний». Теперь уровень знаний стали определять только цифровым значениями: 5, 4, 3, 2, 1. Помимо этого, впервые с дореволюционного времени в школы вернули серебряные и золотые медали за особые успехи в учёбе.

Дошкольную систему образования в 1943 году пополнили 10 детсадов, в них ходят 800 детей. Сейчас на весь Нижний Тагил 80 садиков, местами обеспечено 8400 ребят. А до войны было почти вдвое меньше — 48, которые посещали 3300 дошкольников. Но и этого по понятным причинам недостаточно — особенно велика потребность в новых детсадах в Сталинском районе, при Ново-Тагильском, Коксохимическом заводах.

Что ещё происходило в январе 1944 года в Нижнем Тагиле:

– В клубах, школах, учебных заведениях города началось разучивание нового государственного гимна. Джаз-оркестр клуба Ново-Тагильского металлургического завода первый раз исполнил мелодию Александрова на городском партсобрании.

– В здании на улице Челюскинцев открыли детский сад-санаторий для малышей, подверженных туберкулёзу. Для дошкольников подготовлено усиленное питание и улучшенное медицинское обслуживание. Санаторий рассчитан на 75 коек, смена длится два месяца.

– На городском пруду прошли соревнования среди молодых лыжников на призы газеты «Тагильский рабочий». На дорожку в девятый раз вышли физкультурники заводов, строек и железнодорожного транспорта. Несколькими днями позже прошёл 15-летний лыжный поход для школьников.

– Высокогорскому железному руднику вручили знамя Государственного Комитета Обороны за достигнутые в декабре успехи. Коллектив пообещал удержать звание лучшего рудника СССР на протяжении всего 1944 года.

– На руднике заработала также электроремонтная мастерская. Здесь не только приводят в порядок оборудование, но дают вторую жизнь перегоревшим лампочкам. Специалисты готовятся принимать заказы на восстановление от других предприятий и населения.

– В горно-металлургическом техникуме приступили к защите выпускных дипломов. Из 21 студента защитили проекты 16 человек. Семь — с оценкой «отлично». В 1943 году число студентов возросло почти на 600 человек, техникум дал стране более 30 молодых сталеваров, прокатчиков, электромехаников, горняков и геологов. В ближайшее время будет выпущено еще 190 техников.

– В Нижнем Тагиле отмечают 65 лет со дня рождения нашего земляка, писателя Павла Бажова. За время войны он написал книги новых сказов – «Ключ-камень», «Уральские сказы о немцах» и «Живинка в деле». Они уже поступают в городские библиотеки.

  • 1/2

     

  • 2/2

     

Повседневной жизни Нижнего Тагила в военных выпусках «Тагильского рабочего» уделяется не так много полос. А вот заметка о сохранении исторических зданий и вовсе выглядит несколько неожиданно. Авторы указывают, что знаковые тагильские дома находятся в беспризорном состоянии, а властям до них дела нет (а что-то изменилось в 21 веке?).

Корреспонденты перечисляют ещё сохранившиеся на тот момент памятники архитектуры: дом крепостных Ефима и Мирона Черепановых, дом Худояровых, здание музея, вторая Советская больница, наблюдательная вышка на Лисьей горе. Появляются и новые исторические объекты, например, конспиративная квартира коммуниста Якова Свердлова, дом №144 по Большегальянской улице, где проходила первая уральская областная конференция большевиков в 1904 году, дом, где работала подпольная типография большевиков.

«Исторические памятники находятся в беспризорном состоянии. Мемориальных досок на домах нет, охрана памятников не организована. Отдел городского совета, возглавляемый т. Бушиным, и местный музей краеведения (заведующая т. Грушина) относятся к этому делу непозволительно равнодушно. Все мероприятия по охране памятников – пока только в разговорах руководителей и в ссылках друг на друга. Четыре месяца тому назад исполком горсовета специальным решением указал, какие меры должны быть приняты для обеспечения сохранности памятников истории, археологии в архитектуры. Нужно было только умелое руководство и своевременный контроль за выполнением решения исполкома. Но этого не проявили ни т. Бушин, ни работники краеведческого музея» – констатируют в «Тагильском рабочем».

Январь 1944 года запомнился также громким процессом над убийцами семейной пары Токаревых. Судебная коллегия заседала в переполненном клубе посёлка Дзержинского района. На скамье подсудимых — обвиняемые в жестокой расправе Косарев и Чемаев, а также их пособники Кармацкий, Первушин, Мешакин, Плис и Матвеева.

По версии следствия, Косарев и Чемаев знали, что продавец магазина №3 Токарева после работы уносит с собой для наклейки отоваренные хлебные талоны. Первую попытку ограбить работницу они предприняли 3 декабря, вторую — 5 декабря. Но каждый раз неудачно. Вечером 11 декабря, прихватив с собой ломики, они вновь отправились на дело. Преступники вышли на дорогу, по которой Токарева с мужем возвращалась домой. Поравнявшись с жертвами, Чемаев трижды ударил мужчину ломиком по голове, а Косарев забил металлическим предметом женщину. Токарев скончался на месте, его супруга спустя три дня умерла в больнице, не приходя в сознание.

Забрав сумку, бандиты скрылись. Талоны при помощи подельников продавали на рынке или обменивали на хлеб. Реализовать все пособникам не удалось — обвиняемых задержала милиция.

На суде слово дали гособвинителю, городскому прокурору Елменкину. Он заявил, что на основании материалов предварительного следствия, медицинской экспертизы, вещевого анализа, допросов подсудимых и свидетелей картина преступления ясна. И вина обвиняемых целиком доказана.

«Сейчас перед вами стоит задача решить судьбу этих презренных убийц, этих подлых и наглых врагов советского народа, – обратился он к судьям. – Вы должны помнить, что преступление совершено не в обычное время, а в период отечественной войны, когда народ советского тыла ставит выше всего самоотверженный труд».

Косарева и Чемаева приговорили к высшей мере наказания — расстрелу с конфискацией имущества. Остальным назначили лишение свободы на сроки от 3 до 6 лет.

В следующем выпуске мы окунёмся в историю февраля 1944 года. Ждём от вас обратную связь и пожелания. Почта для писем: [email protected].

Благодарим за поддержку при подготовке проекта Центральную городскую библиотеку Нижнего Тагила, городской исторический архив, музей-заповедник “Горнозаводской Урал”.

Поделиться в соц. сетях
Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter
Система Orphus