ВС, 26 июня 2022 | В Нижнем Тагиле:+8.7°C

«Просто не Нижний Тагил, а Чикаго!» Две книги, изданные в Нижнем Тагиле – настоящий подарок всем, кто интересуется историей родного города

Писатель Борис Телков и издатель Алексей Хлопотов были гостями утреннего шоу «Полный подъем» на «Экорадио». Ведущие эфира – Ольга Рыжих и Евгений Шевченко

Евгений: И у нас в гостях гости!

Ольга: Да, внезапно у нас в гостях гости. Я начну с того, что я в руках держу две книги, на них указано, что написал их Борис Телков — автор тагильский, и он сидит, между прочим, справа от меня.

Евгений: Это ведь очень известный тагильский писатель?

Ольга: Да! А еще правее от меня сидит товарищ, который издал эти книги. Зовут его Алексей Хлопотов, он краевед.

Евгений: Здравствуйте!

Алексей: Здравствуйте Ольга, здравствуйте Евгений, здравствуйте все наши дорогие тагильчане, кто нас сейчас слышит.

Ольга: Давайте поговорим о книгах. Книги, которые я держу в руках, небольшого формата, такого любопытного. Называется одна «Блестки», а другая «Человеки». Вот так сразу и не поймешь, о чем они. Кто расскажет? Борис показывает пальцем на Алексея.

Евгений: Мне кажется по названию, что «Человеки» — это о людях, а «Блестки»…

Ольга: О блестках!

Евгений: Об остальном!

 Алексей: Блестки — это о тех, кто блестит. Какие-то занимательные факты, события из жизни нашего города, опять же, завязано все на людях, потому что историю города делают люди. Это цикл небольших очерков, собрание различных фактов о жизни наших людей, тагильчан, тех, кто, так или иначе, был связан с Нижним Тагилом, начиная от времен его основания до практически наших дней.

Ольга: То есть это такая краеведческая литература.

Алексей: Я бы сказал, литературно-краеведческая, потому что Борис у нас, прежде всего, литератор, он не является профессиональным историком, но литературно обработал эти интересные факты, чтобы это хорошо читалось, хорошо воспринималось, хорошо запоминалось.

Ольга: То есть это не сухой учебник истории?

Алексей: Конечно! Мы старались делать так, чтобы это было интересно, занимательно и увлекательно. Насколько я знаю, кто уже читал эти книги, читают безотрывно всю ночь, а потом с больной головой выходят на работу.

Ольга: А для кого они? Кто целевая аудитория, кому будет интересно?

Алексей: Прежде всего, мы старались, чтобы эти книги были интересны не только краеведам или тем, кто непосредственно занимается историей Тагила. В принципе, эти книги мы рассчитывали, во-первых, на молодежь, чтобы молодежь знала, в каком городе она живет, чтобы для молодежи были какие-то примеры, смотрели, как развивалось все в нашем городе. Ну и, соответственно, еще и для гостей города, потому что наш город привлекает все больше и больше внимания. По различным причинам у нас такой имидж, что у нас какое-то там отсталое захолустье, абсолютное бескультурье. Это не так! Мы –  тагильчане с вами и знаем, что наш город достаточно интеллигентен, в нем богатые исторические корни, богатое наследие. Фактически, Нижний Тагил — одна из столиц Урала, хотя она официально не признана, у нас есть там Екатеринбург, есть Челябинск, есть Пермь, но Нижний Тагил по своей значимости стоит с этими городами на одном месте.

Ольга: Вы говорите, что для молодежи предназначены эти книги. А молодежь разве читает книги? Мы же в Интернете, мы же по социальным сетям.

Алексей: Надо заставлять! Сидят в социальных сетях, в Интернете, но опять же проблема — много буковок. То есть получается, что абсолютно не читают, абсолютно необразованные люди в большей массе. Это, конечно, большая проблема, проблема, в первую очередь, идет от недостатков нашего современного образования. Если в пору моего детства нас начинали приучать к книгам с детского сада и с первого класса школы, как-то погружали в этот мир, то сейчас в этом плане существуют большие проблемы, требования стали намного более мягкие, поэтому общий фонд образовательный у нашей молодежи начинает снижаться. Но мы стараемся сделать такую интересную, познавательную литературу, интересные книги, чтобы люди захотели их прочитать, поэтому нужно заставлять читать, хотя бы таким образом: какими-то заманухами, в том числе и названиями.

Борис: В качестве заманухи я могу рассказать одну историю, которая вошла в эту книгу. Газета не «Тагильский рабочий», а просто «Рабочий», 26 год, статья, в которой автор возмущается тем, что в Тагиле страшные пробки — это в 26-м году. Просто, говорит, не Нижний Тагил, а Чикаго! Там, говорит, за минуту проезжают две-три машины, они летят со скоростью 50 км/ч, куда деваться бедному пешеходу!

Евгений: Вот это пробки, да!

Борис: Так что лето нынешнее — время пробок, но бывают и такие пробки! Или еще, пока мы сидели, слушали новости, которые вы рассказывали, там был репортаж о ночной торговле пивом. Так вот, те же газеты поведали мне, что  был своеобразный рекордсмен в 1926 году по попаданию в вытрезвитель — это был житель Верхней Салды, который попал в вытрезвитель 826 раз. Как говорится, это какие причудливые формы принимает алкоголизм! Это из Верхней Салды надо попасть в Нижний Тагил! Учтите, милиция в то время была немногочисленная!

Алексей: Успеть подраться, попасться на глаза!

Борис: Причем милиция достаточно лояльна была, это были другие времена!

Ольга: Борис! У меня в руках книга «Блестки» и здесь эпиграф: «История повторяется, потому что не хватает историков с фантазией»  — Станислав Ежи Лец.

Борис: На себя намекал, что у меня фантазия есть!

Ольга: А история разве терпит такое вольное обращение с собой?

Борис: История терпит всё, все это знают. Для Дюма это вообще был гвоздь, на который можно повесить любой пиджак. Как бы Дюма не ругали, мы знаем и любим Францию скорее по Дюма, чем по историкам. Это раз. Во-вторых, любой исторический факт является для меня трамплином, то есть я узнал факт – это повод для размышления, изложения каких-то своих мыслей. Для краеведа важно «когда, что во сколько», докопаться до этого.

Алексей: Зачастую, оттолкнувшись от каких-то занимательных вещей, это побуждает действительно более глубоко заглянуть в историю, узнать, что же действительно там было: прав ли автор, или он позволил себе что-то поднаврать. Это один из таких побудительных мотивов, чтобы начать изучать историю.

Борис: Да, допустим, для меня важно художественно подать какие-то исторические факты, чтобы люди действительно заинтересовались историей, начали глубже интересоваться ей. В Тагиле сюжетов немерено. Я не одну книгу написал, именно художественные, даже пьесы писал по истории Тагила. Мы с Алексеем являемся патриотами города, и в прошлом году я попал в шорт–листы международной премии по драматургии, и мне было очень приятно  среди таких городов, как Париж, Вена, видеть Нижний Тагил.

Евгений: У нас есть на проводе радиослушатель.

Радиослушатель: Алло, здравствуйте!

Евгений: Да, здравствуйте!

Радиослушатель: Меня зовут Дмитрий, Шалфей! Скажите, сколько получают краеведы?

Алексей: Сколько они тратят!!! Профессии такой нет! Это абсолютно наше хобби. Скажем, Борис — профессиональный писатель, он издает журнал «Макар», то есть у него свое дело и, соответственно, свой заработок, я являюсь директором, главным редактором издательства, то есть у меня свое направление. Краеведение — это хобби, никто на этом денег не делает!

Ольга: А господин Иванов, который пишет книги и потом…

Алексей: Это же тоже не зарплата, скажем так! Сколько заработает, столько и получит.

Евгений: И еще один вопрос, Дмитрий, вы на проводе?

Радиослушатель: Не хотите ли вы написать книгу о тротуарах Тагилстроя? Они вообще в ужасном состоянии.

Алексей: Об этом газеты пишут!

Ольга: Борис, у вас промелькнуло слово «патриот», слово такое неоднозначное, на мой взгляд, сейчас. Что вы вкладываете в это понятие? Сейчас вокруг очень модно «патриотическое воспитание молодежи»…

Борис: Я не люблю, когда ругают мой город. Я сам могу его ругать, но другим мы не дадим. Недавно была ругательная статья, где сплошной негатив, назвали Нижний Тагил центром русского системного хаоса!

Ольга: Почему?

Борис: Там долго объяснять, но мне это было обидно, я написал ответ по поводу этой статьи. На всякое посягательство, кто с мечом придет, так сказать, мы будем защищать свой город.

Ольга: У второй книги «Человеки» эпиграф  Иммануила Канта: «Из такого кривого полена, как человек, ничего прямого не выстругаешь».

Борис: Это про всех нас, включая и Канта тоже.

Ольга: Вы согласны с ним, что ничего не выстругать?

Борис: Конечно, это и не надо, это и неинтересно, потому что всякое прямое направление однозначно, там все ясно!

Ольга: Не интересно! Понятно!

Женя: Расскажите, откуда можно черпать информацию об истории нашего города? Сложно, мне кажется, найти. Где вообще можно почитать?

Борис: У нас гигантская библиотека, архив, музей, по-моему, там до сих пор можно откопать много интересных сведений, которые малоизвестны, особенно в архиве.

Ольга: Но на это ведь нужно очень много времени!

Борис: На любое дело нужно очень много времени!

Алексей: Если хотите откопать факты по–быстрому, то покупайте и читайте наши книги.

Ольга: Кстати, их можно купить в магазинах?

 Алексей: Да, конечно, в магазинах «Тагилкнига», в киоске «Тагилка», магазин «Сударушка» на Первомайской.

 Евгений: А не расходятся они дальше по области, допустим, в Екатеринбурге?

Алексей: Расходятся! У нас есть в Екатеринбурге свой представитель и, в принципе, вскоре мы завезем книги в некоторые екатеринбургские магазины. Но проблема в том, что сейчас книготорговля — это крупные сетевые магазины, они имеют свои корни в Москве, соответственно, централизованно у них идет снабжение, попасть в эти магазины очень сложно, но, опять же, для облегчения, для доступности, сейчас у нас разработан Интернет-магазин, скоро будет работать по Екатеринбургу и Тагилу. Скорее всего, даже будет бесплатная курьерская доставка. Во всяком случае, планируем!

Ольга: Из беседы за эфиром я узнала, что самые популярные продаваемые книги — это книги по краеведению и детективы.

Евгений: В частности, в нашем городе, да? Я так понимаю.

Ольга: Вообще, это всем интересно. В книгах, которые лежат у нас на столе «Человеки» и «Блестки» Бориса Телкова, есть ли какие-то разоблачения, сенсации, детективные моменты?

Алексей: Разоблачений и сенсаций как таковых здесь нет, но есть масса занимательных фактов, которые будут интересны. О некоторых фактах люди знают, о некоторых — нет. Вот пример интересный: объявление в газете «Тагильский рабочий», конец 20-х годов, по-моему: «Потерялся револьвер, номер такой-то, прошу вернуть за вознаграждение 15 рублев».

Ольга: Это, кстати, большая сумма на тот момент?

 Борис: Велосипед стоил 100 рублей.

Ольга: За копейки просто!

Борис: За велосипед можно 6 пистолетов!

Евгений: Револьверы чаще попадались, чем велосипеды!

 Борис: Люди после гражданской войны затоварились.

Ольга: Сейчас, мне кажется, не представить такого объявления: «За 100 рублей верните ружье или автомат». Кстати о велосипедах. Известна же легенда, что велосипед у нас изобрели в городе. Вы разделяете это?

Алексей: Интересна эта легенда, ее в одно время родили, потом ее разоблачали, с ней боролись, потом снова возрождали. На самом деле, скорее всего, это действительно так. Был такой товарищ Артамонов, одно время даже говорили, что не было такого человека, на самом деле он был. Достался он Демидовым по наследству, так сказать, от Строгановых. Действительно, был талантливый механик. Тут нужно работать с архивами! Дело в том, что сейчас ситуация такая: в Нижнем Тагиле сохранились архивы, начиная от Революции, то есть от 1917 года и по наши дни. Дореволюционные архивы, которые были в нашем городе, еще в 70-е годы, когда шла волна укрупнения, архивы были переданы в Свердловск. Они до сих пор находятся там. Но самое интересное то, что, опять же, до революции Екатеринбург был обычным уездным городом, а входил он в Пермскую губернию, соответственно, основной массив материалов по истории находится в пермском архиве. Пермским краеведам до Екатеринбурга, тем более до Тагила дела практически нет. Этот массив документации лежит невостребованным, большей частью даже не разобранный. Есть такая проблема.

Ольга: То есть узнать точно, изобретал ли Артамонов велосипед…

Алексей: Надо искать там, потому что, во-первых, владения Строгановых были именно в Пермском крае, оттуда он появился уже здесь в Тагиле, концы, скорее всего, там, в пермских архивах. Другое дело, что нужны люди, которые ехали бы в Пермь и сидели бы там безвылазно, обрабатывали.

Ольга: Получается, что до сих пор есть место каким-то историческим сенсациям, я думала, что все уже известно давно.

Алексей: Действительно, можно найти много неизвестного, опять же, за последнее время было создано очень много легенд, которые не соответствуют действительности. Информация со временем искажалась. Допустим, известна у нас легенда о Ермаке. По легендам, там, где останавливался Ермак, прошла целая серия раскопок. Результаты этих раскопок очень неоднозначны, очень сложно представить, даже если взять численность дружины Ермака по минимуму, там полтысячи человек, что на этом маленьком клочке земли могла даже несколько недель сидеть эта дружина. На самом деле, все объясняется достаточно просто. Мы читаем мемуары, путевые заметки Гмелина. Гмелин  — это человек из плеяды немецких академиков, который в 18 веке совершал путешествие, в том числе по Уралу, в том числе по нашему краю. По результатам путешествия он написал книгу, естественно, он немец, она на немецком языке, но при этом он очень нелестно отозвался о нашем российском правительстве: отношение к народам — ханты-манси, вогулам и прочее. Соответственно, эту книгу у нас запретили, ее не переводили. Дошло до того, что Гмелин просто сбежал из России. Интересный факт, что одним из поручителей был Ломоносов, пришлось из своего кармана отдать деньги за то, что Гмелин сбежал. Гмелин, когда узнал это, из Германии деньги переслал Ломоносову. И самое интересное, что вплоть до последнего времени эта книга на русский язык не переводилась, хотя она была выкуплена российским правительством, в конце концов, есть в наших центральных архивах оригинал этой рукописи. Но совершенно недавно соликамские краеведы решили заняться переводом, перевести ту часть книги, которая касается Соликамска. Очень интересные факты оказались, и они стали переводить дальше по Среднему Уралу, причем они сделали очень хорошо, что весь перевод выложили в Интернет, это сейчас есть в Интернете. И вот читаем, что Гмелин пишет по Тагилу: он нигде не упоминает о стоянке Ермака, хотя это место интересно само по себе, но описывает дорогу из Тагила на Уральский завод, и дает четкие координаты нахождения мастерской по выделке кож. Эти координаты с точностью совпадают с тем местом, где сейчас археологи говорят была стоянка Ермака. Опять же, что нашли наши археологи? Они нашли какую-то кузню, какие-то куски металла. Вот это совпадает все.  Вопрос интерпретации. Пожалуйста, готовая сенсация.

 Борис: Нужен писатель с воображением.

Ольга: Чтобы из этого сделать хорошую историю!

Алексей: Интересны случаи с демидовским серебром, чеканкой денег. В принципе, сейчас также проведены раскопки на острове Сосновый на Черноисточинском пруду, это от нас очень рядом, по идее, все наше. Они действительно выявили наличие печей, шлак, остатки серебра, анализ показал, что да, это серебро. Фактически установлено, что там чеканили деньги. Это не Невьянская башня, а это было там. Нужно уже интерпретировать и развивать эту тему, то есть для чего, как чеканилось.

Ольга: Почему именно там!

 Алексей: Как эти деньги легализовались, почему именно там. То есть очень интересная история.

Ольга: Опять нужен писатель с воображением, который создаст детектив на эту тему.

Алексей: По сути, получается детектив.

Евгений: И напоследок еще вопрос от нашего радиослушателя, каким бы он странным не показался: «Существует ли конкуренция среди краеведов?».

 Алексей: Конкуренции нет, но есть некая ревность, каждый хочет сделать какое-то свое открытие, привнести какой-то свой вклад, поэтому некоторые пытаются где-то попридержать свой материал, где-то издать сам, чтобы как-то прославиться, а так как большинство источников все-таки недоступны, кто-то натыкается и начинается ревность: я первый это нашел.

Ольга: А так бывает, что ты не прав, это выдумки.

 Алексей: Конечно! Когда у Бориса вышла первая книга, по-моему в 2000 году, «Тагильский криуль»,  то его обвинили в краеведческом хулиганстве.

Борис: Мнгоуважаемая Татьяна Константиновна Гуськова — профессор, доктор наук, подарила мне книгу и написала:»Борис Николаевич, не отнимайте хлеб у краеведов».

Ольга: Отнимайте, читать интереснее!


DxJpvGtVNTI

mBCv9IOD9WE

Поделиться в соц. сетях
Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter
Система Orphus

6 комментариев

  1. Шалфей, ты ****** лезешь со своими тротуарами везде! :devil:

  2. БАРБУДОС.
    «Борис: Я не люблю, когда ругают мой город. Я сам могу его ругать, но другим мы не дадим.»
    Борис, да Вы просто Пушкин!

  3. БАРБУДОС.
    Алексей, Вы вводите в заблуждение? Журнал «Макар» ведь не продаётся, как он может быть «делом»? А Борис, по-видимому, просто где-то работает. Например, в каком-нибудь техникуме?

  4. Алексей Хлопотов.
    У журнала «Макар» есть учредители, которые финансируют издание, что подразумевает в том числе оплату труда творческого коллектива и его руководителя.
    А вообще, практически ни один журнал сейчас не существует от продажи тиража. Эти продажи лишь частично компенсируют затраты на полиграфию. Журналы живут либо за счет средств учредителя (как в нашем случае) либо за счет рекламы.

    • БАРБУДОС.
      Благодарю за ответ. А, вообще, «Макар» представляет интерес для всех имеющих отношение к образованию, зря он не продаётся. А у Бориса Николаевича мне были очень интересны рассказы, скажем так, по истории Валегиного Бора.
      Алексей, а Вы с Сергеем Ивановичем Хлопотовым не в родственных отношениях?

  5. Алексей Хлопотов.
    В близких нет, в далеких — да. :biggrin: Все Хлопотовы в Тагиле так или иначе родственники — идут от одного корня. Притом, появились на этой земле еще до Демидовых. В 2003году у нас в издательстве «Медиапринт» выходила очень хорошая книга, которая сразу стала бестселлером — «Тагильские фамилии». Там очень хорошая поколеная роспись. Хотя содержит некоторые ошибки, но не значительные. А вот очерк получился «однобоким» — его автор — Надежда Ивановна — сестра Сергея Ивановича любила «пиарить» исключительно свою родовую ветвь…

Оставить комментарий или два