СБ, 15 декабря 2018 | В Нижнем Тагиле:-11.3°C

«Когда впервые видишь человеческий череп – в шоке, а потом привыкаешь». Тагильские поисковики вернулись с международной Вахты Памяти

Руководитель поискового отряда «Соболь» Александра Ванюкова и Афанасий Сардарян – поисковик с пятилетним стажем были сегодня гостями прямого эфира на Экорадио. С ними беседовал Саша Есенин.

Накануне отряд вернулся из Кривого Рога. Что вы там делали?

Александра: Впервые за пятнадцатилетнюю историю «Соболя» мы проводили международную поисковую экспедицию, Вахту Памяти «Память жива» в нашем городе-побратиме с нашими коллегами из Кривого Рога.

По Тагил-ТВ мы смотрели специальные выпуски о том, как вы искали тех, кто погиб десятилетия назад. Вы туда приехали, и с чего все началось?

Началось все не в день нашего приезда, а ровно год назад, когда Вячеслав Викторович Погудин спросил нас, почему мы ни разу не были в нашем городе-побратиме Кривом Роге. Там тоже шли бои кровопролитные, когда освобождали город зимой 1944 года. И мы задумались над этим вопросом, списались с нашими коллегами из Кривого Рога. И уже осенью  прошлого года в Центральном архиве министерства обороны, где мы работаем ежегодно, мы уже целенаправленно готовили эту экспедицию. Поднимали документы боевых частей, которые воевали под Кривым Рогом, чтобы обеспечить фронт работ этой международной Вахты Памяти.

А что именно вы искали в архивах?

 Мы искали журналы боевых действий, боевые донесения карты боев на тот период именно под Кривым Рогом.

Я так представляю поисковый отряд: это люди, которые переворачивают землю, ищут останки, занимаются перезахоронением. Но чтобы в архивах работать – это же человек должен быть не только с руками, но и с головой.

 Конечно! Ну и вообще, как можно пойти неизвестно куда и что-то найти? Нужно подготовиться и знать, где искать, как искать и кого искать.

Вы этой работой занимаетесь уже больше 10 лет…

В этом году «Соболю» исполняется 15 лет – у нас юбилей.

Вот! Я еще в школе учился, и мои одноклассницы были в «Соболе».

А почему ты не ходил?

А я в «Гранит» ходил – это военно-патриотический клуб! Александра, кто сегодня вам помогает?

Помогают как и прежде многие предприятия Нижнего Тагила, за что им огромное спасибо! Без них мы бы не справились. В этом году огромную помощь оказала администрация города. Впрочем, как и в прошлые годы. Но в этом году – особенно, за что я хочу поблагодарить Сергея Константиновича Носова. Без него не состоялась бы эта экспедиция.

Это была долгая и сложная работа. Каков итог?

В международной Вахте Памяти участвовали не только поисковики «Соболя», но и поисковые отряды Кривого Рога и Днепропетровской области. Организация их называется «Поиск-Днепр» В поисковом лагере порядка 60-ти человек постоянно находилось. Местные там постепенно менялись, а мы были постоянно – всю экспедицию. Работали мы совместно. Мы перемешали всех участников Вахты Памяти, разделили на четыре группы…

А сколько наших было?

Тагильчан было 22 человека.

Ого. Это не исторический максимум по числу участников?

Бывало и больше!

22 человека приехали на место и с чего начали?

Обычно все начинается с установки лагеря, но надо отдать должное нашим коллегам – они оказались настолько радушными хозяевами, что когда мы приехали, лагерь уже стоял. Стояла полевая кухня, в которой нам готовил настоящий профессиональный повар – мы впервые были освобождены от дежурства. Нам оставалось только поставить свои палатки – и всё.

А девчонки с вами тоже ездят?

У нас много девочек. В этом году семь девочек выезжало.

Но это же не женское дело – в земле ковыряться!

Я бы как раз поспорила с этим! Девочки очень тщательно и аккуратно работают – иногда лучше мальчишек.

Что искали и что нашли?

Александра: Конечно, мы искали бойцов советской армии. Это самое главное в нашей работе. А нашли… Про первую находку пусть Афанасий расскажет.

Афанасий: Первая находка – это немецкий карабин. Это было для нас очень интересно!

Александра: Вообще это очень редкая находка. Он был абсолютно в идеальном состоянии. Даже дерево не сгнило.

Это в болоте было?

Нет, это было в поле. В Кривом Роге все в полях. Там все пашется и сеется. В феврале 1944 года освободили город от фашистов, а летом уже стали сеять и пахать, потому что страну кормить надо было.

Нужны какие-то особые климатические условия, чтобы все хорошо сохранилось?

Вот такая благодатная почва там. Очень многие находки в очень хорошем состоянии.

А куда находки потом отправляются? Тот же немецкий карабин – он где?

Пока это все хранится у «Поиск-Днепра», но к осени они передадут все в криворожский краеведческий музей. Об этом у нас была специальная договоренность. К сожалению, домой мы почти ничего привезти не могли – таковы законы Украины. Все, что старше 50 лет считается исторической ценностью и вывозу из страны не подлежит. А мы законопослушные.

А наши законы лояльнее?

С определенным оформлением документов. Есть целая система. В музеи мы конечно много экспонатов увозим.

 Вопрос к Афанасию: какие чувства ты испытываешь, когда достаешь из земли останки людей – человеческие кости?

Афанасий: Это большая честь – бойца поднять! Он отдал свою жизнь за нас. Благодаря им мы сегодня ходим по этой земле.

Это чувство гордости – я согласен. А с человеческой точки зрения? Есть страх прикоснуться к костям?

Афанасий: Страха нет. Такие археологические раскопки – это не страшно.

А ты помнишь свои ощущения, когда впервые увидел человеческий череп?

 Афанасий: Пять лет уже прошло – я не помню, честно говоря. Но помню, что был в шоке, а потом привык, и стало нормально.

Александра, кроме карабина, что еще нашли?

На второй день мы обнаружили останки советского солдата. Всего мы там работали 15 дней и за это время поисковики «Соболя» подняли из земли останки 13 воинов. Криворожане удивились – они поднимают примерно такое количество бойцов за два месяца. Там сложная почва, трудно работать. Очень жарко, земля сильно пересушена. Очень сложно верхний слой даже пробить. Поэтому времени на подъем одного солдата у нас обычно намного больше уходило, чем в других регионах.

А как вы отличаете советского солдата от немецкого?

По личным вещам, которые при нем остались.

Вы 13 солдат подняли – это все наши бойцы или и немецкие были.

Были и немецкие, но их не так много.

А с немцами что? Их не поднимаете?

 Тоже поднимаем. Наших солдат мы торжественно перезахораниваем. А их передаем немецкой стороне. У «Народного союза Германии» есть представители в России, в Украине, есть сборные кладбища. И там они уже действуют по своим алгоритмам. У войск вермахта был очень четко организован учет, поэтому они очень легко определяют, кто и где у них находится. Если родственники не выражают желания вывезти останки в Германию, то их хоронят на сборных кладбищах. На Украине такое есть и в России.

А в Германии есть такие как вы поисковые организации? Или у них не стоит задача найти всех погибших?

У них много лет существует организация, она, кстати, общественно-государственная – «Народный союз по охране памяти павших». Но у них первоочередная задача – уход за захоронениями. За захоронениями немцев на территориях, где они погибали и, надо отдать им должное, за захоронениями советских солдат на территории Германии. Они поддерживают в прекрасном состоянии наши захоронения. Но в последние годы благодаря нашим ребятам и в Германии стали появляться настоящие поисковики. В прошлом году впервые прошла международная Вахта Памяти на территории Германии. И этой весной сборная команда поисковиков из разных регионов России работала в Германии.

А есть ли такие истории, что сначала поисковики работают в официальных отрядах, а потом, набравшись опыта, уходят в черные копатели?

Нет. Тут, скорее, обратный путь. Официальному поисковому движению в России весной этого года исполнилось 25 лет. А в некоторых регионах, например, в Белгороде уже отметили 45-летние. Новгородская и Липецкая области – там организации уже много лет работают. А в остальных регионах можно сказать, что все начиналось с мародеров. И очень много черных копателей постепенно все-таки стали настоящими поисковиками. А на Украине всеукраинской организации «Поиск» исполнилось всего два года. Они еще в начале этого пути. И вот там много людей, которых может быть и не стоит называть черными копателями, но они интересовались стариной и ходили с металлоискателями и лопатами – покапывали. А сейчас они пришли в поисковые отряды.

На Украине больше возможностей что-то найти? Там много ожесточенных боев было во время Великой Отечественной войны.

У нас тоже много регионов, где шли ожесточенные сражения. Но в плане находок мы были приятно удивлены. Там в последние годы не было так развито поисковое движение. Все-таки в России уже многое сделано, поэтому намного реже попадаются такие интересные находки.

А какие самые крупные у вас находки были? Танки, самолеты находили?

Поднимали и самолет, и танк. Кстати, очень неблагодарное дело. В Белгородской области под Прохоровкой в деревне Виноградовка поднимали самолет – советский бомбардировщик. Выдолбили в мелу яму порядка 5 метров глубиной, потому что он штопором врезался в землю. Авиационные пулеметы были узлами завязаны. Сила удара была такая.

То есть своими силами – вы девушка и школьники – выкапывали самолет? А что вам за это будет?

Да ничего. Спасибо! Благодарность.

А поисковики получают какие-то деньги за свою работу?

Нет. Это общественное движение. Абсолютно добровольное. К сожалению, таково законодательство и отношение властей к этому вопросу. Даже в законе РФ «Об увековечении памяти погибших» написано, что поисковые работы проводят уполномоченные общественные организации.

Не смотря на то, что это серьезный труд и ответственность, для школьников и студентов, которые этим занимаются, не предусмотрено никакой оплаты?!

Чтобы это было постоянно – у нас такого счастья никогда не было. Но вот в последние несколько лет мы участвуем в конкурсе на субсидии от администрации Нижнего Тагила. И огромное спасибо, что нас не забывают, мы выходим победителями и какие-то суммы получаем. Но, к сожалению, их не хватает. Потому что мы год от года пользуемся железнодорожным транспортом, чтобы куда-то выехать. А железная дорога год от года цены увеличивает. В этом плане мы позавидовали украинским поисковикам – два года всего всеукраинской организации, которую, кстати, возглавляет криворожанин, депутат криворожской думы, продюсер Ярослав Жилкин. У него все руководители отрядов получают зарплату. В этом плане мы позавидовали. А они завидовали нам, потому что у нас очень много молодежи в поисковых отрядах. А, к примеру, средний возраст в днепропетровской поисковой организации – 50 лет.

Ну, в таком возрасте много уже, наверное, не накопаешь. Поэтому у них все дольше получается? Поэтому два месяца тратится на то, что наши делают за две недели?

Нет. Там среди поисковиков очень много ветеранов боевых действий. Там ребята, которые Афганистан прошли, Чечню еще в нашу общую историю.

А как к вам можно попасть?

Афанасий: К нам приходят все, у кого есть желание этим заниматься.

Афанасий, а ты как узнал об отряде и как попал в «Соболь»?

 Поисковый отряд «Соболь» пригласил нас на свою выставку. Мне понравилось, я пришел и записался.

За 5 лет ты, Афанасий, как-то успел зарекомендовать себя в отряде?

Александра: Афанасий скромничает, конечно, но я скажу, что он хорошо себя зарекомендовал с первых экспедиций.

Молодой человек уже краснеет, но Вы продолжайте Александра. 

Скажу больше, что он уже даже династию организовал. Сейчас в нашем отряде еще два младших брата Афанасия занимаются. Они учатся в школе № 65, а Афанасий – уже ее выпускник. С кадетскими классами этой школы мы много-много лет дружим.

Школьники составляют основу «Соболя»?

Не только школьники, но и студенты техникумов, училищ и высших учебных заведений города. Чаще всего ребята начинают заниматься со школы, а дальше уже они не уходят из отряда, даже став взрослыми. Но когда начинаешь работать, сложнее подгадать отпуск к экспедиции, чтобы тебя отпустили во время Вахты. Но такие ребята в течение года отряду помогают, в мероприятиях участвуют. На сегодня в «Соболе» выросло порядка 170 воспитанников. Осенью мы будем пытаться собраться, насколько это возможно.

А на десятилетие собирались?

Да. Ребята приезжали из Питера, из Перми… География у нас большая. Сейчас кто-то живет в Краснодарском крае, кто-то служит в спецназе.

Но истоки – в школах Нижнего Тагила? В 65 в основном?

За историю отряда из многих заведений у нас были поисковики. В первые годы много ребят было из педагогического колледжа вагонского, из 21 кадетской школы. На одной школе мы не зацикливаемся. Мы вообще специально ребят не набирали, не давали никакие объявления. Люди узнают о нашей работе и приходят сами.

А какой должен быть характер у кандидата? Какие качества ценятся?

Вообще у нас есть ограничение – возраст. Мы берем ребят с 13 лет. В 13 лет они начинают у нас заниматься, в 14 лет впервые выезжают в экспедиции. Такова установка. Более юным будет психологически сложно работать с тем, с чем мы работаем. Вид останков – это непростая психологическая ситуация для подростка. С 14 лет мы начинаем выезжать в поисковые экспедиции, а верхний возраст не ограничен.

Но перед этим – год учебы?

Да, год теоретических занятий – их огромное количество. Ребята должны знать историю Великой Отечественной, но в первую очередь – техника безопасности при работе с взрывоопасными предметами. Мы находим все, что угодно. Только за эту экспедицию было найдено около тысячи взрывоопасных предметов. Это и мины, и снаряды, и авиабомбы неразорвавшиеся. Только при нас украинская служба разминирования проводила три подрыва – уничтожала боеприпасы, найденные нами. Такова система работы. Если мы такие вещи находим, мы, естественно, не прикасаемся к ним. Мы знаем, как выглядят мины, снаряды артиллерийские, прошедшие ствол орудия, но не разорвавшиеся. Есть там определенные тонкости, по которым мы это определяем. Мы обозначаем место находки. Ребята знают, что в первую очередь нужно воткнуть флажок или палочку с намотанной туалетной бумагой и, предупредив старшего, отойти на 200 метров. В этой зоне никого не должно быть.

Афанасий, а ты видел, как все это взрывают?

Афанасий: В этом году – да. Я видел, как в Украине взрывают. Мы нашли очень много взрывоопасных предметов.

А что это? Мины, гранаты?

Очень много всего разного.

И при вас подрывники фейерверк устроили?

Афанасий: Да. Впервые за 5 лет я такое увидел.

Александра: И ты начинаешь понимать, как тогда было страшно. Это тут их свезли в одно место и специально обученные люди подрывали их так, чтобы это вреда никому не причинило. А в войну это было на каждом сантиметре войны.

Александра, а вы где-то отчеты, фотоотчеты публикуете? Есть ли это все в Интернете? Или можно к вам прийти? Устраиваете ли вы фотовыставки?

Мы базируемся по адресу Красногвардейская, 13, здание ДОСААФ на набережной пруда. Там есть наш офис, за что спасибо ДОСААФ. Много лет «Соболь» живет там безвозмездно. И там есть место, где хранятся экспонаты, привезенные нами с мест боев. Там есть стенды. А вообще у нас в соцсети ВКонтакте есть группа «Поисковый отряд «Соболь», где мы выкладываем фотографии с мероприятий и из экспедиций. Там очень много наших друзей-коллег из других регионов. А по четвергам в 17 часов у нас сборы. Можно прийти и записаться. Мы много в последние годы говорим о патриотическом воспитании. А вот это и есть самое настоящее патриотическое воспитание. Не пустые слова, а когда они в своих рука это все держат, пропускают через себя, общаются с родственниками, когда передают им останки солдат – лучшего патриотического воспитания и быть не может.

Это и есть любовь к Родине и ее истории. А когда у вас следующая экспедиция?

Сейчас все силы у нас брошены на подготовку к юбилею. 1 ноября мы планируем (и уже с Сергеем Константиновичем обсуждали эту дату) громко отметить наш юбилей. Собрать максимально возможное количество наших выпускников. А следующая экспедиция… Мы будем продолжать совместную работу с нашими друзьями из города-побратима Кривого Рога. Сейчас мы обсуждаем такой вариант: проводить экспедиции через год. Год на Украине, год в России. Сейчас мы решаем, где пройдет совместная международная экспедиция на территории России.

Украинцы к нам приедут?

Им очень хотелось бы поработать у нас. Им интересен наш опыт. Потому что у нас его побольше.

 

Вместе с поисковиками «Соболя» в эту экспедицию ездила съемочная группа Тагил-ТВ. Вот серия их репортажей оттуда.

Видео взято из официальной группы «Вконтакте»  телеканала Тагил-Тв.

Поделиться в соц. сетях
Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter
Система Orphus

8 комментариев

  1. Издержки хобби: но нельзя, нельзя привыкать к черепам, нельзя.
    Это чьи-то оборвавшиеся жизни. Делаете большое дело, а говорите НЕ ДУМАЯ!

    Ответить
  2. посмотрели все серии проекта. офигеть!!! ребята, вы молодцы.

    Ответить
  3. Ребята делают большое дело.
    Респект им!

    Ответить
  4. Спасибо, вам, ребята! А ещё, если есть возможность, приходите в каждую школу и просто рассказывайте детям о вашей работе. О том, для чего это нужно, и как мы до конца жизни своей обязаны этим бойцам. Чтоб не говорили школьники потом, что это американцы войну выиграли (я подобное слышу уже не только от поколения 90-х, но и от УЧИТЕЛЕЙ!).

    Ответить
    • а учителям бы стоило пользоваться этими фильмами на уроках истории, чтобы она стала реальной, близкой. и приглашать этих ребят, чтобы они рассказали, как это важно и, в принципе, просто уметь находить данные, пользоваться архивами, самостоятельно думать.

      Ответить
  5. Почему ведущего так интересует вопрос зарплаты? Неужели сегодня мы способны делать благие дела только за деньги? Вот, пока живут этим люди, пока считают это долгом и честью, они настоящие, живо в них всё человеческое. Помогать надо, не спорю, дорогу оплачивать (не у всех есть возможность ездить за свой счёт), на тот же лагерь палаточный деньги выделять. Но заниматься в отряд школьники приходят по зову сердца, а не за зарплату. Не бывает платного патриотизма, извините.

    Ответить
  6. Спасибо, уважаемый Анонимус за добрые слова и поддержку! Вы совершенно правы, наш труд возможен только по зову сердца!

    Ответить
  7. Руководитель «Соболя» Александра Ванюкова

    Ответить

Оставить комментарий или два

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:angel: 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:devil: 
:bomb: 
:bravo: 
:drink: 
:wonder: 
:sick: