ПТ, 15 января 2021 | В Нижнем Тагиле:-11.1°C

Ливанов считает профессию учителя «крайне перспективной». Согласны ли студенты НТГСПА и молодые специалисты?

Министр образования РФ Дмитрий Ливанов отметил тенденцию повышения престижа профессии педагога. По его мнению, причины в том, что, во-первых, существенно увеличилась зарплата учителей, и, во-вторых, «в прошлом году уже достаточно серьезно повысился балл ЕГЭ для педагогических вузов, с тройками поступить не получится». Об этом он рассказал изданию «Коммерсант – Власть».

«Мы сейчас уже можем сказать, что в ближайшее десятилетие профессия учителя, педагога будет крайне перспективна, и видим это и по конкурсам в педагогические вузы, и по интересу молодых людей к такому профессиональному выбору», — отметил министр.

Мы опросили студентов НТГСПА, выпускников и старшеклассников, которые готовятся поступать в педагогический вуз, о престижности профессии учителя, трудностях, с которыми сталкиваются молодые педагоги, и причинах, по которым выпускники педвуза не хотят идти работать в школу.

DSCN5724

Часть студентов старейшего вуза Нижнего Тагила привлекает не перспектива работать в школе, а возможность бесплатно получить высшее образование. Но есть и сознательные – в учительских буднях их привлекает работа с детьми и творческая составляющая.

Но большинство опрошенных с министром образования не согласно. По их мнению, о непрестижности профессии педагога свидетельствуют низкие зарплаты и неблагодарность со стороны государства и общества. «Профессия не престижная, так как люди и их труд не ценится государством и обществом», — считает студент первого курса Алексей. В школу он идти не собирается, а в вуз поступил, чтобы «банально откосить от армии».

 

Но не все студенты попали в педакадемию случайно. Второкурсница Мария – из династии учителей, но пока не знает, будет ли продолжать семейную традицию. «На педпрактике мне не очень нравится, очень много условностей и бумажной работы. Сейчас дети и родители считают, что педагог отвечает за всё, а они могут ничего не делать для их же образования», — возмущается студентка.

Но старшеклассницу Ирину, которая планирует стать педагогом, сложности нее пугают. «Быть учителем престижно, потому что профессия очень ответственная, и специалисты в этой области востребованы в наши дни», — уверена девушка.

 

Выпускница 2011 года Мария хотела работать в СМИ. В школу молодого специалиста привели зарплата и длительный отпуск. Преподаёт она уже третий год, хотя после окончания обучения даже не взяла подъёмные 20 тысяч рублей – не была уверена, что сможет отработать в школе три года.

«Работа нравится, так как требует творческого подхода, но слишком много выматывающей работы с бумагами. Зарплата вполне устраивает, но хотелось бы больше. В больших городах очень большие требования к молодым специалистам, поэтому не смогла устроиться в Екатеринбурге, но в маленьких городах и деревнях всех берут с радостью, учителей не хватает». По её мнению, учитель – профессия хоть и не престижная, но востребованная.

 

В НТГСПА в этом году поступили 690 человек. На дневном отделении будут учиться 386 студентов. Из них 220 на бюджете и 166 на контракте. На заочном отделении 207 первокурсников подписали контракт и 97 прошли конкурс на бюджет.

Самый высокий конкурс на бюджетные места оказался на специальности «Русский язык и литература» — 8,3 человека на место. На втором месте факультет безопасности жизнедеятельности. Здесь за одно бюджетное  место боролись 8 человек. Физико-математический и факультет социальной работы показали одинаковые результаты – 4,6 выпускников на бюджетное место. В целом в России конкурс в педагогических вузах составил 5,9 человек на место. Проходной балл в НТГСПА — 62,96. Проходные баллы в вузы по РФ в среднем не превышают 64-х. Это немного ниже, чем в прошлом году.

Поделиться в соц. сетях
Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter
Система Orphus

6 комментариев

  1. «крайне перспективная» значит в речи интеллигентнейшего министра сразу 2 вещи: очень перспективная и совершенно неперспективная. Вот догадаться бы, что он имел в виду, а уже потом бы и ответить крайне прямо.

  2. Слишком далеко гражданин Ливанов от народа.
    Учитель сейчас даже элементарно не знает, в чего ждать от рабочих условий и как они изменятся.
    Это сраное министерство образования уже запарило своими реформами.
    То подушевое финансирование.
    С этого года опять почасовое.
    Отчеты то такие, то сякие. Количество бумаг, которые нужно заполнять растет год от года.
    Может быть вы там в вашем министерстве не знаете, что залог любого успешного развития это прежде всего стабильность.
    Или вас подослали враги, чтобы вы со своими бессмысленными реформами развалили систему образования.

    Про зарплату учителя даже слышать смешно.
    Поинтересуйтесь, какая зарплата у учителя, у которого одна ставка?
    Чтобы заработать приемлемую зарплату учителя вынуждены брать по 1,5-2 ставки, если повезет и есть столько часов преподавания. Вынуждены вести кружки, методобъединения и прочей непрофильной фигней заниматься.

    Ливанов пусть паработает пару месяцев обычным учителем в обычной школе, на ставке и сделает выводы.

  3. «Эффективно ли закрывать неэффективные вузы?
    26 июля 2014, 19:38

    Письмо с просьбой прекратить набор абитуриентов в свои филиалы получили три екатеринбургских вуза. После того как появился список неэффективных вузов, резко уменьшилось количество абитуриентов, желающих туда поступить. Фото Сергей Доля.

    С сентября прошлого года более двухсот российских вузов, которые Рособрнадзор признал неэффективными, лишились своих лицензий на право ведения образовательной деятельности. В числе потенциальных претендентов ещё тысяча высших образовательных учреждений, не прошедших последнюю проверку качеством (полный перечень можно найти на официальном сайте Минобрнауки РФ). Больше всего претензий к филиалам крупных вузов, требования к которым предъявляют такие же, как и к их прародителям. Такой конкуренции они зачастую не выдерживают, и их предлагают ликвидировать. Но для многих небольших городов подобные отделения — единственный способ удержать молодёжь на малой родине.
    Перед началом нынешней приёмной кампании министр образования и науки России Дмитрий Ливанов рекомендовал 60 российским вузам прекратить набор абитуриентов в свои филиалы. Подчёркиваем, рекомендовал. Если раньше Минобрнауки признавало высшее учебное заведение неэффективным и нуждающимся в реорганизации, то исполнение этого предписания было обязательным. Теперь же ведомство будет только лишь выявлять вузы, которым необходимо повысить свою эффективность.
    Право закрывать их, объединять с другими или оставлять всё, как есть, отныне — переходит учредителю (ректорату главного вуза). Однако две недели назад Дмитрий Ливанов выступил с очередным заявлением о том, что филиалы могут работать лишь в том случае, если в них ведётся образовательная деятельность на таком же уровне, что и в головном корпусе.
    Иначе подобные отделения непременно стоит закрыть. Также министр предупредил, что если неэффективные филиалы не будут закрыты, то ректоров могут вновь не назначить на их пост. В общем, свободы столько, что не продохнуть.
    Филиал УрФУ в городе Невьянске — один из тех, куда Минобрнауки порекомендовало прекратить набор абитуриентов в нынешнем году. Несмотря на это, руководство вуза решило рекомендацию проигнорировать. Но слухи о неэффективности невьянского отделения быстро разошлись по городу и ближайшим населённым пунктам, тем самым нанеся удар по репутации образовательного учреждения.
    — Количество абитуриентов, подавших документы, по сравнению с прошлым годом снизилось в три раза, — рассказывает директор филиала Любовь Замятина. — Мы не то отделение, которое рационально закрывать. У нас 80 процентов специальностей — технические. На местных предприятиях трудятся одни наши выпускники: и в качестве руководителей, и в качестве работников. Если прикрыть филиал, то в городе наступит кадровый голод. Из мегаполисов к нам всё равно никто не поедет, а потенциальные кадры, наоборот, будут утекать.
    Предприятий, где необходимы рабочие руки, в Невьянске действительно хватает. Из крупных: машиностроительный завод, завод по производству сухих строительных смесей. Также в скором времени обещают построить птицефабрику и кирпичный завод. В общем, для выпускников местного отделения УрФУ работа всегда находится, и они пока не стремятся уезжать с родины.
    — Это очень удобно, когда под рукой есть образовательный центр, где рабочие могут повысить свою квалификацию или полностью переучиться, — рассказывает представитель завода по производству сухих строительных смесей Юлия Михайлова. — Очень многие сотрудники нашего предприятия именно так и делают: работают и попутно учатся. Та же ситуация с молодыми студентами: некоторых мы брали на практику, присматривались, если не ленивый, то устраивали к себе.
    В топ-60 попали и другие филиалы УрФУ: в Серове, Ноябрьске, Красноуральске. Там тоже преимущественно готовят технарей для местного производства и тоже разводят руками, отвечая на вопрос: откуда будут браться рабочие кадры?
    — Я окончил невьянский филиал в прошлом году, — рассказывает программист Александр Крутиков. — Почему его пытаются ликвидировать, не понимаю. У меня много знакомых, которые учились в главном корпусе УрФУ в Екатеринбурге на той же специальности, что и я. Особенного отличия в знаниях я не вижу. Всё же зависит от студента, а не от преподавателя и оборудования. Если человек хочет учиться и развиваться, то сможет достигнуть желаемого и в ПТУ.
    Действительно, получить рабочую профессию можно и в средних специальных образовательных учреждениях, которые пока никто не трогает и неэффективными не признаёт. Но что делать с гуманитарным образованием? Учебных заведений этого профиля в чёрном списке навалом. Откуда, к примеру, возьмутся учителя в школах Каменска-Уральского, если филиал УрГПУ в этом городе к 2017 году могут закрыть? Приедут из Екатеринбурга? Сомнительно.
    – В Екатеринбурге, да и других крупных городах уровень жизни выше. Молодёжь оттуда обычно не возвращается, — объясняет директор филиала УрГПУ в Каменске-Уральском Юлия Коган. — В моногородах сейчас очень остро стоит вопрос молодых кадров. Старший персонал стареет, а смены практически нет. Наш филиал и создавался с целью удержания молодёжи в городе. Большинство наших студентов — выпускники местного педагогического колледжа, которые начинают работать и одновременно получают высшее образование. Есть и выпускники школ, но их не так много. Это те дети, которые точно намерены остаться в городе, или чьи родители не в силах содержать их в Екатеринбурге.
    Редакция «НЭ» решила найти нескольких студентов екатеринбургского УрГПУ, которые поступили сюда из небольших областных городов, и спросить, собираются ли они по окончании университета вернуться на малую родину и преподавать в местных школах?
    — Когда я ехала сюда из Артёмовского, я так и планировала, — отвечает будущий преподаватель русского языка и литературы Анастасия Сазонова. — Но, прожив три года в Екатеринбурге, возвращаться уже совсем не хочется. К хорошему быстро привыкаешь. Тем более у меня здесь молодой человек, и он точно обратно не отпустит.
    Подобное мнение выразили и остальные студенты: Анастасия Аныгина из Волчанска уже нашла себе рабочее место в уральской столице, а ивдельчанин Александр Чирков учителем вообще быть передумал и теперь мечтает о собственном бизнесе. Получается, что Артёмовский, Волчанск и Ивдель уже лишились трёх потенциальных педагогов.
    В СССР существовала практика работы по распределению, то есть выпускник вуза был обязан два-три года отработать там, куда его отправляла специальная комиссия, и только после этого мог сменить работу. Дефицита рабочих кадров на периферии не было. Сегодня у молодёжи полная свобода выбора. И способов удержать их в родных городах становится всё меньше.»

    Александр Пономарёв, Областная газета.

  4. «Работать педагогом станет безопасней?
    19 июля 2014, 17:42

    Современная школа и та, что была описана в произведении Алексея Иванова «Географ глобус пропил» ещё в 90-е, не сильно отличаются (кадр из экранизации произведения)

    Учителя, по большому счёту, никак не защищены от нападок учеников: оскорбления, насмешки, обвинения в адрес педагогов школьникам, в силу их возраста, попросту сходят с рук — пальчиком по-грозят, родителей в школу вызовут — и продолжай издеваться дальше. Педагогические коллективы твердят о проблеме уже не первый год, но почему-то реальные пути её разрешения власти стали искать только сейчас.
    Ужесточить наказание за неподобающее отношение к учителям предложил заместитель главы комитета Госдумы по образованию Виктор Шудегов. В своём законопроекте депутат предлагает приравнять публичное оскорбление в отношении педработника при исполнении им профессиональных обязанностей к оскорблению в отношении представителя власти. А это, детишки, уже не административная, а уголовная ответственность (статья 319 УК РФ). И если вдруг какой-нибудь условный 14-летний Серёжа позволяет себе прямо во время урока отпустить крепкое словцо в адрес своего педагога, то пусть он будет заранее готов к исправительным работам на срок от шести месяцев до одного года. Ну а его родителям пора бы начинать копить на штраф солидных размеров.
    – На данный момент педработники не обладают специальным статусом в случае, если против них будет совершено противоправное деяние, так что разницы между учителями и обычными людьми на данный момент нет, — поясняет адвокат Иван Кадочников. — Закон в этом случае говорит следующее: с 14 лет ребёнка можно привлечь к уголовной ответственности за нанесение тяжкого вреда здоровью. С 16 – за нанесение лёгкого и среднего вреда. А оскорбления не так давно перевели в разряд административной ответственности.
    Бригада «пятнадцатисуточников» из провинившихся подростков получилась бы действительно внушительной. Вот, например, типичный кандидат — старшеклассник одной из школ в Курганской области. На видео, которое до сих пор можно посмотреть на Ютьюбе в разделе «приколы», видно, как ученик, заняв место преподавателя и закинув ноги на стол, сидит и оскорбляет женщину-педагога, которая старше его в несколько раз. С мата он переходит к угрозам и обещает своей учительнице «посадить её на кол». Женщина, в свою очередь, лишь изредка замахивается на хулигана журналом, но не больше. Ребёнок же. Нельзя. Посадят. И таких «приколов» на различных видеохостингах сотни. А сколько подобного «юмора» миновало Всемирную сеть? Макаренко и не снилось.
    КСТАТИ
    По результатам опроса, проведённого порталом superjob, за введение уголовного наказания за оскорбление учителей проголосовал 51 процент российских граждан, против — 31 процент. Всего в опросе приняли участие 1600 человек.
    – У меня по натуре очень мягкий характер, который не годится для современной школы, — рассказывает выпускница УрГПУ, преподаватель русского языка и литературы 25-летняя Наталья Михайловна. — После университета я проработала по специальности два года, и больше не смогла. В средней школе, где я преподавала, меня постоянно терроризировал один старшеклассник. Замечания по поводу поведения на уроке на него не действовали. Спустя два месяца он вообще «послал» меня в грубой форме только за то, что я поинтересовалась, когда он начнёт сдавать домашние задания. После этого оскорбления с его стороны стали обычным делом. Спустя год ситуация усугубилась — он начал распускать руки: мог схватить меня за одежду, облапать…
    Наталья сбилась со счёта, сколько докладных написала на этого хулигана, сколько раз вызывала его родителей, которые постоянно обещали разобраться в ситуации и наказать своего отпрыска, сколько бесед с ним проводили инспекторы по делам несовершеннолетних. Бесполезно.
    – Можно, конечно, говорить, что я плохой учитель и не сумела правильно поставить себя перед учениками, но, поверьте, все педагоги сталкиваются с подобными проблемами. Просто, кто-то находит в себе силы, чтобы не обращать на них внимания, а кто-то не выдерживает, — поясняет бывшая учительница. — Но сложно приходится не только педагогам, но и тем ученикам, которые приходят в школу за знаниями, а не за самоутверждением. Я считаю, нельзя воспитывать вместе агрессивных, неуспевающих и хороших учеников, потому что в классе всегда пытаются командовать первые.
    В педагогических вузах, конечно, есть специальные занятия, на которых студентов учат, как правильно общаться с учениками, завоёвывать авторитет. Но это лишь теория. Как показывает практика, в полевых условиях рекомендации нередко дают осечку.
    – Подростки в силу возраста горят желанием самоутвердиться в глазах сверстников, — рассказывает кандидат психологических наук, доцент кафедры педагогики и психологии детства Марина Бывшева. — Некоторые для этого используют педагогов. Они пытаются сравнять свой авторитет в классе с авторитетом учителя, даже стать выше его. Подобные выпады в сторону старших — это игра на публику. За таким поведением, например, может стоять непростая ситуация в семье. Тут уже необходимо в каждом случае разбираться индивидуально.
    – Бывают ситуации, когда один и тот же хулиган ведёт себя смирно на уроках одного преподавателя и совершенно иначе — у другого. Почему? — интересуюсь я.
    – Многое всё равно зависит от того, как педагог себя преподносит, — отвечает Марина Валерьевна. — Во-первых, необходимо держать дистанцию и не допускать панибратства с учениками. Во-вторых, учитель должен владеть своим предметом и, что очень важно, уметь доступно и интересно объяснять. Сейчас обозначилась проблема старших кадров, которые в профессии свыше 20 лет. Дети меняются, и, например, классический метод преподавания себя изживает. Чтобы удержать внимание ребёнка, нужно прибегать к современным приёмам – вроде цветных презентаций, видеороликов, наглядных примеров. Педагогические коллективы приходится переучивать, как всё это делается.
    КСТАТИ
    По статистике последних лет, 84 процента поступивших в медицинские вузы набрали на ЕГЭ больше 70 баллов, еще 16 процентов — от 56 до 70, меньше 55 баллов нет ни у кого. В педагогических университетах ситуация обратная: 90 процентов получили на едином экзамене от 56 до 70 баллов, еще 10 процентов — не более 55, а больше 70 не получил никто.
    Опытных педагогов можно научить создавать презентации, искать дополнительную информацию в Интернете и не бояться, что они всё бросят и уйдут. С молодым поколением учителей всё намного сложнее. В педагоги, по статистике, идут не самые сильные выпускники школ. Некоторые выбирают этот вуз не из любви к профессии, а из-за возможности получить высшее образование. Да и кому нужна такая профессия, где тебя могут безнаказанно оскорбить и унизить.»

    Александр Пономарёв, Областная газета.

  5. Беда в России всегда — «голова». А беда потому, что лезут наверх кто попало — амбиции свои удовлетворить — комплекс Наполеона. Поэтому ни о какой стабильности говорить не приходиться. ИБД полнейшее — приняли одну реформу — не понравилась, а давайте другую попробуем, третью, пятую, десятую. Страдают, конечно рядовые учителя, школьники, родители. Ввести, действительно, практику: каждый министр и еже с ними по году (если б выдержали) отработали непосредственно на тех местах, куда они свои «хотелки» спускают. Или зарплаты рядовых работников получали. Думаю, эффективнее работа министерств и ведомств бы была.

  6. Не, я бы пошла сейчас работать в школе, более того им сейчас прилично подняли зарплату до 70.000 рублей. Раньше все копейки получали, а сейчас столичные учителя иномарки покупают.

Оставить комментарий или два