ЧТ, 30 июня 2022 | В Нижнем Тагиле:+13.4°C

Вывозили картофель с полей на танках, с огородов убирали урожай и заборы. Как выживали в Тагиле в годы войны

Весной 2022 года вышла книга историка Марины Гонцовой «Повседневная жизнь населения Нижнего Тагила в годы Великой Отечественной войны». 22 июня, в День памяти и скорби, мы вспоминаем, как изменилась жизнь обычных тагильчан с началом боевых действий.

Как правило, исследования краеведов и историков о Нижнем Тагиле в годы войны касаются работы предприятий. В этом контексте лишь вкраплениями рассматриваются вопросы повседневного быта. Работ, полностью посвященных жизни города, раньше не было, рассказала ИА «Все новости» автор книги, кандидат исторических наук Марина Гонцова.

В исследовании автор воссоздает бытовую сторону жизни тылового города в военное время: как люди выживали в условиях тотальной нехватки продовольствия, какое жилье у них было, что продавали в магазинах, как горожане встретили эвакуированных и о чем писали в письмах в газету. Книгу издали на благотворительные средства ЕВРАЗа, экземпляры исследования получили городские библиотеки и школы.

«Такие исследования очень сложны тем, что у повседневности нет чётких границ и её изучение требует привлечения огромного массива архивных документов. Мне приходилось по крупицам из воспоминаний, документов, материалов интервью извлекать необходимый материал, который позволил соткать ткань повседневной жизни города в военное время, — говорит Гонцова.

Рабочие на уборке капусты в колхозе «Победа» Балакинского сельского совета. 1942 год. Фото предоставлено Нижнетагильским музеем-заповедником «Горнозаводской Урал»

В книге собрана россыпь задокументированных бытовых деталей и подробностей военного времени в тылу, ярких цитат. Например, от голода людей спасали огороды, и, по воспоминаниям, в конце каждого военного лета приходилось вместе с овощами убирать деревянные заборы. Иначе к весне они постепенно исчезали — в холода на растопку буржуек шли любые деревянные конструкции. Сами посадки тоже маскировали: картофель прятали за рядами менее ценной свеклы.

Также тагильчане в беседах с автором книги вспоминали, что из-за ограниченности топлива и воды в городских банях в общих помывочных иногда мылись сразу мужчины, женщины и дети.

В войну в Нижнем Тагиле из местного сырья и отходов производств наладили производство одежды, посуды, бытовых принадлежностей (например, из отходов мясокомбината делали зубные щетки). Но в розничную торговлю мало что попадало – почти всё отправлялось на нужды фронта. Вещи можно было выменять, стихийные рынки образовывались как при официальных колхозных рынках, так и на предприятиях (правда, обменивали чаще продукты).

Цех изделий Нижнетагильского завода пластмасс №767. Изготовление массовыхизделий прессованием. Нижний Тагил. 1943 год. Авторы: Берланд Ж. Г. и Тонг И. М. Фото предоставлено Нижнетагильским музеем-заповедником «Горнозаводской Урал»

К началу войны в Нижнем Тагиле было 194 тысячи человек. При этом еще в середине 20-х в городе насчитывалось всего 38 тысяч жителей. Строительство жилья не поспевало за стремительным ростом населения, с продовольственным снабжением тоже было сложно. Война обострила эти проблемы.

«Жили мы в полукаменном доме на углу улиц Комсомольской и Дзержинского. В квартире, где мы обитали, было четыре комнаты. Одну занимали торговые работники, мать с дочерью, другую — Дурымановы — мать с двумя детьми. В нашей комнате жили четверо — мать, отец и я с сестрой. Четвертая комната временно пустовала. Во время войны, в начале 1942 года, туда поселили четыре разные семьи».
Из воспоминаний Н. И. Манакова по архиву Марины Гонцовой.

«В годы войны чувство голода не испытывал, возможно потому, что не представлял себе, что такое чувство сытости. Недостаточное питание нередко восполнялось за счет продуктовых отбросов из помойных ям – сказывался опыт, приобретенный в довоенное время».
Из воспоминаний краеведа Ивана Коверды по архиву Марины Гонцовой

Самые большие продуктовые пайки в войну были у рабочих промышленных предприятий (не считая сотрудников НКВД, партийных руководителей и так далее). Им полагалось в месяц примерно 2 килограмма мяса и рыбы, 1,5 килограмма круп и макарон. Кроме того, ежедневно давали, в зависимости от категории рабочего, от 600 до 1000 граммов хлеба. При этом работать приходилось на износ, по 11 часов в день. А дома многих ждал неустроенный быт.

«Ох, как горько жить, и неужели никто из власти не вмешается и не положит конец нашей невыносимой жизни и мы погибнем и не увидим своих папу и маму, как горько, горько жить, и не знаешь, почему тебя считают за врага, и мы совсем раздеты и холодно у нас в общежитиях, а они (начальник — прим. автора) все одеты, на нас получают и все себе берут. Хотя бы эта горькая правда дошла до настоящей нашей советской власти… Прямо придется написать в Москву, а то больше терпеть нет силы и невозможно темно и холодно, хоть не приходи общежития, а живи в цехе».
Из письма молодых рабочих завода №76.

К. Смазнов (слесарь), бригадир слесарей Уральского танкового завода им. Коминтерна №183, и слесарь Т. Щукин на рабочем месте. Нижний Тагил. 1943 год. Фото Ж. Г. Берланд и И. М. Тонг. Коллекция кинофотодокументов Нижнетагильского музея-заповедника «Горнозаводской Урал»

За первые полгода население города увеличилось на 60 тысяч человек – в город приехали эвакуированные с территорий, занятых немецкими войсками. Тагильчане приняли их тепло. Многие из них были спецпереселенцами (раскулаченными крестьянами, направленными на Урал строить заводы — прим. ВН) и сами не так давно вынуждены были покинуть родные места и налаживать быт на новом месте.

«Уральцы принимали украинцев в свои дома как родных братьев, как близких дорогих людей, делясь с ними всем, что имели».
Из воспоминаний академика Евгения Патона.

Отдельного упоминания заслуживают случаи, когда люди брали на себя ответственность, принимали нестандартные решения, которые хотя бы ситуативно могли решить повседневные проблемы жителей города.

Например, УТЗ в условиях нехватки техники вывозил картофель с полей на танках. Подобная же история описана в главе про питание, где прибывшие в Тагил в эвакуацию руководители Харьковского паровозостроительного завода, видя тяжёлое положение с питанием, отправили телеграмму в Харьков с просьбой в каждый эшелон с оборудованием включать один вагон с деталями Ходукина. Никто не знал, что это за детали, но считали их очень важными и необходимыми. Опечатанные вагоны с надписью «Детали Ходукина» не проверяли. Ходукин был работником отдела питания, и в опечатанных вагонах в нарушение запрета на перевоз продовольствия находились продукты питания.

По мнению историка, важно собрать и сохранить основные сведения о быте тагильчан в военные годы в одном исследовании. Это хорошая основа для того, чтобы в дальнейшем дополнить эту картину человеческими историями, судьбами и эмоциями.

«Без этого фундамента воспоминания будут набором ярких пятен», — считает Гонцова.

  • 1/3

    Дети военнослужащих в группе детского сада Ленинского района. Сняты в два ряда, сидящими на стульчиках. Нижний Тагил. 1942 год. Фото предоставлено Нижнетагильским музеем-заповедником "Горнозаводской Урал" 

  • 2/3

    Младшая группа детского сада-интерната №23, дети военнослужащих, на прогулке. Сняты катающимися на санках с ледяной горки. Нижний Тагил. 1944 год. Фото предоставлено Нижнетагильским музеем-заповедником "Горнозаводской Урал"  

  • 3/3

    Куликова И.М., жена фронтовика. 1941-45 гг. Фото предоставлено Нижнетагильским музеем-заповедником "Горнозаводской Урал" 

Благодарим за подготовку материала историка Марину Гонцову и музей-заповедник «Горнозаводской Урал»

Поделиться в соц. сетях
Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter
Система Orphus