ВС, 22 октября 2017 | В Нижнем Тагиле:-1.6°C

Юрий Сысоев: «На «АпАРТе» пошёл только ради монолога Ричарда III»

Эфир «Экорадио» от 14 ноября 2013.

У нас в гостях замечательные люди. С ними можно встретиться случайно в магазине, в кафе. Но своих героев город должен знать в лицо. Это Екатерина и Юрий Сысоевы – актёры драматического театра. Главный вопрос, друзья, — это «АпАРТе». Закончилась эта нервотрёпка, все актёры выдохнули. Юра, к тебе как к обладателю приза зрительских симпатий, вопрос – как тебе конкурс в этом году?

Юра: Здорово! Он намного подрос по сравнению с другими конкурсами, стал сильнее, стала лучше организация конкурса. Ну и уровень чуть повыше.  И здорово, что первый это был конкурс, где были театры из других городов. А то мы всегда варились в своей кастрюльке, как пельмешки.

А сейчас солянка получилась?

Юра: Ну, солянка – не солянка… Хотелось бы больше – и Екатеринбург видеть, и Каменск-Уральский, и ближние города, где есть театры.

А почему они, кстати, не поехали?

Юра: Это вопрос не ко мне!

А ваши коллеги из Ирбита, из Серова что показали? Вообще, они достойно выступили?

Юра: Достойно! Хорошие ребята. В Серове вообще довольно-таки сильный театр. Мы ездили туда в июле. Там была лаборатория современной немецкой пьесы. И я маленечко позавидовал им: по сравнению с нашим театром… У нас такого не делается. Они собрали ребят молодых, режиссёров из Москвы, Санкт-Петербурга, Германии (точно город не помню). И за пять дней они должны были сделать разные спектакли, как бы заявки на спектакли.  И были очень хорошие работы, достойные Москвы и Питера. Этого у нас, можно сказать, нет. Есть попытки, но… Таких фестивалей, таких лабораторий нет.

Недавно в нашем театре стартовал проект «Другая сцена»

Юра: Это замечательный проект!

Давай о нём подробнее расскажем, потому что мы говорили об этом в новостях, но это было не так ярко, не так многогранно… Юра, что такое «Другая сцена»?

Юра: «Другая сцена» — это попытка сделать то, что не покажешь на большой сцене, эксперимент другими словами. Это то,  на что придёт не каждый зритель, и не каждый поймёт. Нельзя назвать это элитарным, потому что это не для особо избранных. Приходят все, зацепляет единицы. А тех, кого зацепило, те уже не отцепятся. Это как спектакль «Сальто Морале». Половина зала уходила, половина зала оставалась. Половина говорила, что это не искусство, половина говорила, что это лучший спектакль в нижнетагильской драме вообще. И это и есть момент поиска, творчества. Не может всё всем нравиться.  Всем почти нравятся комедии Рэя Куни. И то некоторые говорят: «Нуууу, иногда пошловато, но, в принципе, хорошо». Но хохочут все. Это «Очень женатый таксист», «Он, она, окно, покойник», «Клинический случай».  У нас вообще драматический театр имени Рэя Куни. Это мы так иногда между собой, когда играем Куни, шутим.  «Другая сцена» — это попытка вырваться за эти рамки, если у тебя есть что сказать. Я могу, допустим, не имея режиссёрского образования, прийти и сказать: «У меня есть идея!  Я хочу её сделать!» Я походил, подумал и мне, пожалуйста, дадут возможность. И придут люди, посмотрят мою идею и скажут: «Ну…  я не знаю. Куда он лезет без режиссёрского образования!» А другие скажут: «А что, вполне даже интересно. Можно даже в следующий раз будет прийти и посмотреть, что он придумал».

Получается, «Другая сцена» — это больше для актёров, это самореализация?

Юра: Да. Но не только для актёров. Есть в нашем театре режиссёр – Татьяна Захарова. Она тоже видит всё по-своему, весь этот театр. Театр может быть любой. Пришёл человек один, сел на сцену и начал рассказывать монолог про свою жизнь – это уже театр.  Ничего нет, нет декораций, просто чёрный кабинет.  Может быть вот такой, как «Русский секрет» был когда-то спектакль, когда это как клоунада, даже не фарс, а уличные представления, Петрушки. Это не на мой, если честно, вкус.  А вот «Сальто Морале» — когда мы первый раз окунулись в такой театр, когда это всё через пластику и не так, как все привыкли… Мы сначала, когда начали репетировать, для нас это было не совсем понятно. Поэтому «Другая сцена» не только для актёров, но и для режиссёров тоже – попробовать то, что тебе не дадут сделать на большой сцене.

А дала ли «Другая сцена» возможность тагильским актёрам более качественно подготовиться к «АпАРТе»?

Юра: Не знаю, не знаю. Те, кто на этот раз участвовал в «Другой сцене», в спектакле «Стеклянный зверинец», они не участвовали в «АпАРТе». Был Данька Зинеев, который, в принципе, сначала проявил желание, а потом у него были какие-то проблемы и дела, и он не смог участвовать. А мы в этом году ещё не участвовали в «Другой Сцене», у нас ещё всё впереди.

У вас какая-то своя идея?

Юра: Есть, но получится ли она, реализуется ли, увидит ли её зритель – я не знаю. У нас уже не первый год эта идея есть. Это Маяковский, «Облако в штанах». Я, допустим, читаю, а потом мы прерываемся и читаем переписку Лили Брик с Маяковским. Это очень откровенная переписка, очень для взрослых. Люди пишут от любви, о чувствах, но так откровенно! Вроде бы, думаешь: «О! Лиля Брик! О! Маяковский!» А они там так иногда завернут, что ой-ой-ой.

А что мешает вам реализовать?

Юра: Лень! (смеются).  Всяких дел много. Репетиции тут, репетиции там. Всё откладываешь и откладываешь. Надо просто взяться… Как в «Ревизоре» сказал городничий: «Я давно вам об этом сказать хотел, да всё чем-то был развлечён». Так и мы.

Может быть, поэтому и не приехали на «АпАРТе» из некоторых других городов? Кому-то лень, кому-то некогда…

Юра: Может быть занятость, и потом, не каждый же человек… Хотя, актёр должен же всегда доказывать, что он актёр. Поэтому, если бояться… А вот почему у нас Молодёжный театр не заявился? Как так?! Молодёжный театр и не заявляет себя на конкурс молодых артистов!

Это бойкот или что?

Юра: Не знаю. Если бы я был в Молодёжном театре, я бы, наверное, сказал. Там своя политика, своя атмосфера. Там… Молодёжный театр.

А были работы на «АпАРТе»,  про которые ты мог, не задумываясь, сказать: «Этот парень выступил достойно!»?

Юра: Работы достойные все. Все, кто вышел на сцену, уже молодцы. Потому что есть те, кто мог выйти и не вышел, не будем говорить, по каким причинам.  А эти люди вышли и уже достойны похвалы. Были, конечно, достойные работы. Серов заслуженно увёз победу. Лена Курбатова очень сильная артистка, показала себя очень хорошо. И наш театр – были хорошие работы, и монологи были интересные, и песни были. Ирина Цветкова – своя песня, своя музыка. Это можно только похвалить. Плохих работ не было, это точно. Все показали себя достойно. Катя, что я всё болтаю и болтаю? Скажи, как по-твоему?

Катя: По-моему…  Я всегда за Юру. И я всегда больше волнуюсь за него, если мы вместе участвуем.

Юра: Да, это правда. Она всегда говорит мне: «Я так хотела, чтобы ты победил!» Все пять «АпАРТе» так было.

Катя: Лена Курбатова победила – она, на самом деле, очень достойная девочка.

Юра: Серов, как я уже говорил, очень сильный театр.  И привёз достойных конкурсантов.  Я не знаю только,  почему мало – их двое было. Я знаю серовских ребят, мы с ними дружим, хорошо общаемся с этим театром. Там молодёжь сильная в принципе, её там много. Там нет стариков, у них, наоборот, беда.  А молодёжь там достойная. Но, я думаю, на следующее «АпАРТе» они привезут всю свою братию. И всё-таки, подарок замечательный – поездка в Москву, в Звенигород, на летнюю школу. Это, ребята, просто сказка какая-то! Я этим летом там был.

Потому ты и не старался победить?

Юра: Нет, я очень хотел туда второй раз попасть. Это феерия.

А что там происходит?

Юра: Это месяц в Москве. Тебе дают мастер-классы лучшие режиссёры России, зарубежья. Это очень мало россиян. В основном, это люди из-за рубежа, русскоговорящие. Они объединяются на месяц в разные проекты и выпускают несколько спектаклей.  В этот раз вышло пять спектаклей. Это сказка для актёра. Это просто мега! Это если бы вас отправили на вашу любимую радиостанцию, к вашим любимым ди-джеям на месяц практиковаться. Это здорово. За это стоило биться, стоило ломать копья.

У меня друзья, которые выходили в понедельник вечером из театра, делились на два лагеря. Одни говорили что бесподобен был наш Лёша Портнов, другие – что Юра Сысоев. Как ты оцениваешь Лёшино выступление?

Юра: Это интересное было выступление. Он показал себя совершенно со своей стороны. Это Лёха Портнов. Он вот решил побалдеть, решил приколоться, решил сделать так. И сделал. Я открою секрет, почему я стал участвовать в этом «АпАРТе», в пятом. Я, если честно, уже не очень хотел. Но когда Игорь Булыгин нас в первый раз собрал, а нас с Наташей он собрал как ведущих, мы должны были ведущими быть вдвоём, и встал вопрос о роли в мечте. И вот я так сижу, а я уже ведущий, сижу и думаю: «А что бы я хотел сыграть?» И когда-то, когда серовский театр приезжал сюда на гастроли и показал Ричарда III, Я увидел Ричарда III в исполнении Петра Незлученко – это один из самых сильных артистов серовской драмы. И я очень сильно загорелся. Я понял, что эта роль – мечта моя. И мало того, она на меня ложится. И я думаю: «А что сидеть? Я же потом себе локти искусаю, что не участвую!» Я поднимаю руку и говорю: «Игорь Николаевич, а мне ещё не поздно вернуться в строй?».  «Нет, не поздно». И я пошёл на «АпАРТе» только ради монолога в этот раз. Если в прошлый раз я пошёл ради песни, которую я посвятил своей маме, то в это «АпАРТе» только ради монолога Ричарда III. Поэтому и Лёха – он захотел сделать так, и карты в руки – делай!

А сколько, кстати, конкурсов «АпАРТе» ты уже выигрывал?

Юра: Первый самый выиграл я в 2007.  И два раза получил зрительские симпатии – в 2011 и в 2013. Кто-то подходит т говорит – поздравляю со вторым местом. Я не считаю, что это второе место. Потому что вы выходите в эфир чтобы вас слушали, а мы – чтобы нас смотрели, мы работаем для обычного зрителя, а не для какого-то там профессионального жюри. И потом, театр — это же очень субъективно, точно так же как кино, как музыка, как любое искусство. Ты можешь говорить: «Сальвадор Дали – это просто фантастика!» Я говорю: «Да какая это фантастика!» Хотя, Сальвадор Дали мне очень нравится, давай возьмём кого-то другого. Вот, Стаса Михайлова! Ты скажешь: «Стас Михайлов – это мой кумир, особенно когда у него не застёгнуты две пуговки на рубашке!» Поэтому, так и здесь. Нам сразу же сказали, и, в принципе, мы это сами понимаем. Это не значит, что Лена – лучшая артистка, а мы все ниже и хуже. Нисколечки. Просто, может быть, на этот момент она была лучше подготовлена, чем мы. Может быть, просто вот так вот звёзды сошлись. Всё искусство субъективно.  Так же поступают люди в театральный. Ко мне недавно , я работаю в школе, подошла мама моего студийца, который ходит в театральную студию ко мне. И спросила: «Он хотел бы поступить в театральный. Что бы вы посоветовали?» Я говорю: «Не опускать рук, если он не поступит». Потому что ты приезжаешь, сидит какой-то дяденька или тётенька, ты ему показал всё, что можешь. И не нужно забывать про то, что мы все волнуемся. Мы, когда не волнуемся, можем сделать одно, а когда волнуемся, можем вообще ничего не сделать. Поэтому, сейчас соскочу немножко с темы, я ненавижу кастинги. Ненавижу волноваться, это волнение мне мешает. А когда я выхожу на сцену на премьере, это волнение мне помогает.

Плюс ещё, у дяденьки, может быть, день не задался.

Юра: Да! И вот он на тебя посмотрел. Пришёл, допустим, я – вот такой ушастый, невысокого роста, лысый. Он посмотрел и сказал: «Не, не, не. Ну, что вы, я не знаю». А другой скажет: «О-о-о-о! Это ко мне!» И не забываем, что каждый мастер набирает  уже под какой-то спектакль, который он сделает на свой вкус. И подходит ли этот человек, или не подходит – там очень много критериев. Но это не значит, что он бесталанный.  А если ты пришёл с мыслями, что сейчас я возьму этот рубеж, а не получилось, и ты опустил руки, вот это хуже. Это, на самом деле, серьёзная проблема для каждого абитуриента, и не только театрального. Но у театрального больше. Тут самолюбие у каждого артиста, даже начинающего, даже того, который не стал ещё артистом, всё равно есть. Есть амбиции. Самое главное – не опускать руки, а ехать и пробиваться, если тебе хочется.

А ты с первого раза поступил?

Юра: Нет, конечно, что вы. Я сначала поступал в екатеринбургский театральный, не поступил. Но в это же лето поступил сюда, к нам, в Нижний Тагил. Здесь только открылось отделение, мы были самым первым набором.

Это в педакадемии?

Юра: Нет, это было тогда училище музыкальное, потом это стало училище искусств,  а теперь колледж искусств. А после я уже закончил институт, тот же самый екатеринбургский, куда уже взяли.

Юра, Катя, как вообще вы встретились? Ваша семья образовалась в стенах театра?

Юра: Конечно же, во всём виноват театр! И колледж искусств. Катя была студенткой, а нас попросили со студентами поработать. Вот мы и поработали.

Катя: Наш набор был третьим после Юриного.

Юра: Да, мы выпустились, а они ещё только впустились.

А в Нижнем Тагиле есть ещё семейные пары театралов?

Юра: У нас Игорь Николаевич Булыгин и Марианна Булыгина, чета Каратаевых, Дунаевы – там уже клан артистов, Швендыхи.

 

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter
Система Orphus

1 комментарий

  1. Интересно конечно пишут

    Ответить

Оставить комментарий или два

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:angel: 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:devil: 
:bomb: 
:bravo: 
:drink: 
:wonder: 
:sick: