ПН, 18 декабря 2017 | В Нижнем Тагиле:-5.6°C

В сердце коксохима. Кадры, от которых захватывает дух

«Одни котлованы вокруг были, люди в телогрейках. Так во времена ГУЛАГа закладывались основы цеха», — рассказывает Никита Беркутов, начальник коксохимического производства ЕВРАЗ НТМК в Нижнем Тагиле.

DSC_0157

Строить первую очередь завода начали в предвоенные годы. Работали сутками, ведь чувствовалось дыхание войны. 17 июня 1940 года предприятие выдало первый кокс. Сейчас КХП – это семь цехов, четыре коксовые батареи, где выпускается металлургический кокс – топливо для домен, и лаборатория.

DSC_0168

Нижнетагильский металлургический комбинат сродни огромному промышленному городу со своими улочками и перекрёстками с разметкой, железнодорожными путями и цехами. Говорят, за переход дороги в неположенном месте штрафует своя полиция. Шутят, наверное. Коксохим, пожалуй, самое большое подразделение НТМК. Простирается он от вокзала до Вагонки, говорит главный инженер Андрей Рожнев. В реальности его площадь достигает 140 гектаров. Добраться от центральной проходной до кокса пешком нереально. Журналистов везёт микроавтобус. Мартен, доменный и кислородный цеха, ТЭЦ, несколько железнодорожных переездов – и спустя полчаса мы оказались на пороге КХП.

Сердце коксохима – коксовые батареи. Ещё на подъезде к ним в нос ударяет едкий запах. Респираторы тут не спасают. Но это только «цветочки». На вершине коксовой батареи работают углезагрузочные вагоны. Сырьё туда поступает из угольной башни. А уже из вагона угольная шихта засыпается в шахту коксования и в печь. Температура там достигает 1400 градусов. Из-за этого наверху нестерпимо жарко.

DSC_0166

DSC_0163

DSC_0160

«Коксовая батарея – как человек. После зажигания она всю свою жизнь работает до полной остановки. Остановить её нельзя. Охлаждение для печи означает её смерть. Наш рекорд – шестая батарея в строю с 1953 года», — с гордостью говорит Никита Беркутов.

В кабине машиниста углезагрузочной машины мы немного выдохнули. Там работает кондиционер. Точнее вентиляционное отверстие, из которого струится долгожданный прохладный воздух. Но всё равно температура в кабине не опускается ниже 30-35 градусов. По стечению обстоятельств, на заводе мы побывали в 30-градусную жару и ощутили все прелести тяжёлого труда.

DSC_0176

DSC_0170

DSC_0173

DSC_0174

Роман Метелев работает машинистом вагона 22 года. Журналистов Роман встретил с улыбкой, пожалел, что не побрился по такому случаю. На наши измождённые жарой лица он смотрел с лёгкой иронией.

«Зимой тут полегче, а вот летом приходится попотеть. Мы люди привыкшие», — говорит он.

Несмотря на все прелести производства, работа Роману нравится. Держит коллектив и хорошая зарплата. Да и выбросы всё-таки упали в разы, не так пылит, рассуждает он.

DSC_0180

Сегодня коксохим – это завод полного цикла, который в год перерабатывает около трёх миллионов тонн угля разных марок и качества. Основной продукт – металлургический кокс. Всё, что улавливается с коксового газа, все попутные продукты – идут в переработку. На выходе получаются смола, нафталин, охладительное масло, бензольные углеводороды, из которых в дальнейшем производят красители.

DSC_0165

DSC_0179

DSC_0183

DSC_0185

— Есть такой момент – наши продукты на обоняние очень ощутимы, — признался Никита Беркутов. – У нас есть новые экологические разработки. В три раза снизили выбросы на погрузке бензола. Действует двухступенчатая очистка сточных вод. Готовим третью ступень. Тагилку мы не загрязняем, всё закручено в технологические циклы. Но часть сбрасывается в Вязовку.

Напоследок – несколько фотографий коксохима с высоты птичьего полёта – с вершины рудно-грейферного перегружателя. Это огромный козловой кран, предназначенный для перегрузки угля. Редкие кадры.

DSC_0200

DSC_0187

DSC_0189

DSC_0191

DSC_0193

DSC_0195

DSC_0196

DSC_0197

DSC_0198

DSC_0199

Текст и фото: Владимир Вахрутдинов

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter
Система Orphus

14 комментариев

  1. Азарич

    Видел недра коксохима,
    Посмотревши репортаж
    Теперь знаю, езжу мимо,
    Кто так воздух травит наш.

    Ответить
  2. В церквях любят бухтеть про ад.
    Который никто не видел, про который никто не знает, но все уверены, что там страшно и жутко.
    Вот вам рукотворный ад, созданный людьми, их собственными руками и руками людей поддерживаемый.
    И люди добровольно обрекли себя это ад, не за грехи, а в угоду деньгам.
    Как они смогли, презреть голос разума и согласится?
    Я их категорически не понимаю.

    Я школьником проходил практику в ЦПШБ, а студентом в Доменном на НТМК.
    И всё это время внутренний голос бил в колокола и требовал бежать, бежать, бежать отсюда.
    С тех пор я поклялся, что ноги моей не будет ни на НТМК, ни на коксе, ни на УВЗ,ни на ВГОКе.
    Вы посмотрите условия работы металлургов на «загнивающем западе и сравните».

    В последние годы все говорят, что мол на производство идти никто не хочет, все хотят в офис, сидеть бумаги перекладывать со стола на стол.
    А может просто инстинкт самосохранения в людях начал пробуждаться, а?
    Не слишком ли дорогую цену мы платим за так называемое техническое развитие?
    И что будем делать, когда переведутся дураки, согласные такую цену платить, обрекая себя на ад при жизни?

    Ответить
    • полностью с тобой согласен, я таких людей тоже не понимаю, когда травят себя своих детей и родителей, ради тех копеек которые им платят

      Ответить
      • А я работаю дверевым.и моя зарплата у нас в Губахе считается приличной.и ад мне не страшен.как бы не замёрзнуть там.

        Ответить
    • А я работаю в этом аду!люковым на КХП,конечно я такую работу не кому не посоветую,но что поделаешь.есть такое слово безысходность…

      Ответить
  3. Интересно какие Ты, в своей жизни копейки получаешь, школота необразованная? Если бы не все эти предприятия, Тебя бы не было! Это и есть цивилизация! Только теневая сторона! Этот завод кормит город, а травят нас его руководство, нежелающее вкладывать деньги в модернизацию!

    Ответить
  4. Настоящая мужская работа. Настоящие мужчины, отвечающие за семьи. Тебе этого действительно не понять, гибкий метросексуальный офисный слизень от которого вообще ничего не зависит

    Ответить
  5. Сами себя травим и детей своих! И воздасца каждому за дела их,и придет Господь карающий! Господь грядет! Покайтесь пока живы!

    Ответить
  6. Почитала. Посмеялась.
    От центральной проходной до КХП пешком добраться нереально? Да ну? 20 минут пешком так то. Но мало кто ходит, зачем?
    6 батарея с 1953 года работает? Беркутов так сказал? А может, это он о чем то другом говорил? Так то и 5 и 6 коксовые батареи новые, шестую чуть больше десяти лет назад заново построили, пятую — десять лет назад.
    Лисьи хвосты — результат работы коксохима? Неужели? Да никогда здесь рыжего дыма не было. Да и вообще трубы очень редко коптят. Порадовало
    Порадовало охладительное масло. Про него тоже Беркутов сказал? А может, опять недослышали? Поглотительное масло!

    Отдельно повеселили комментарии унылых специалистов по перекладыванию бумажек. Ну, это кому что нравится)))

    Ответить
    • Владимир Вахрутдинов

      Это слова Никиты Беркутова.

      Ответить
  7. Рыжий дым или как Беркут сказал Лисьи хвосты это результат работы Доменных печей 5,6, конвертерного цеха #1, и то чего уже нет, самого ужасного-МАРТЕНА!Но его уже нет!Коксовая батарея если и испускает дым то только во время выгрузки кокса или во время внештатной ситуации!

    Ответить
    • Владимир Вахрутдинов

      Вы правы, поправили этот момент

      Ответить
  8. Беркутов все правильно рассказал,а выHISIME видимо о коксохиме по букварю знаете! Чушь пишите дамочка.

    Ответить
  9. «Беркутов все правильно рассказал,а выHISIME видимо о
    коксохиме по букварю знаете! Чушь пишите дамочка.»

    Ржунимагу)))

    Ответить

Оставить комментарий или два

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:angel: 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:devil: 
:bomb: 
:bravo: 
:drink: 
:wonder: 
:sick: