ЧТ, 1 октября 2020 | В Нижнем Тагиле:+7.4°C

«Тот, кто законопослушен, страдает больше всего». Мэр Владислав Пинаев рассказал о ситуации, которая сложилась в Нижнем Тагиле из-за пандемии коронавируса

8 апреля глава Нижнего Тагила Владислав Пинаев дал большое интервью в прямом эфире «Экорадио» о том, в какой ситуации находится город сегодня, какие экономические риски несёт сложившаяся ситуация и к каким мерам придётся прибегнуть чиновникам. Мы публикуем текстовую версию часового разговора.


Эпидемическая обстановка в городе

— В Нижнем Тагиле на сегодняшний день заболевших по-прежнему нет? (эфир проходил в 14 часов и ещё никто не знал о предварительно подтверждённом случае заболевания на Вагонке – прим. ВН).
— По-прежнему нет, ситуация у нас стабильная и находится под контролем. В инфекционной больнице у нас находится на обследовании 13 человек, 452 человека, которые ранее прибыли из-за границы, находятся на самоизоляции под контролем Роспотребнадзора и полиции.

— 13 человек, которые находятся в инфекционной больнице, это те, у кого подозревают коронавирус?
— Да, его подозревают, но не доказано.

— То есть, положительных тестов нет. Насколько, на ваш взгляд, можно доверять этой статистике, если по некоторым данным, не всем прибывающим из-за рубежа делают анализ?
— Я пользуюсь только той информацией, которая подтверждена. У меня нет оснований ей не доверять. Это информация не только из Роспотребнадзора, но и из полиции. Мы выводы делаем исходя из неё.

— Но вы наверняка тоже читали эти истории людей, которые приехали из-за границы, с боем добивались, звонили на все горячие линии, чтобы пройти тестирование, но анализ так и не был сделан.
— Я фактов как таковых не видел сам, поэтому мне рассуждать на тему того, что пишут в социальных сетях и СМИ, сложно. Может быть, какие-то факты имели место быть, может быть, кто-то таким образом пытался высказать позицию, которая ему больше нравится.

Мы пользуемся той информацией, которая у нас есть.

Скажу больше, если кому-то не удалось попасть на обследование, то у нас работает горячая линия как федеральная, так и областная. Есть ещё и городская линия, мы задействовали единую городскую диспетчерскую службу, которая координирует эту работу 24 часа в сутки. Там можно проконсультироваться, направят куда нужно, на крайний случай у нас часть сотрудников администрации находится на работе, мы окажем содействие с Роспотребнадзором или с иными организациями, которые помогут в решении вопроса.

— Сколько тестов делается в Нижнем Тагиле в день?
— У нас максимальная мощность наших лабораторий достигает 350 тестов в день. Поэтому больше сделать не можем. Провели переговоры с руководством одного из градообразующих предприятий, они возьмут на себя эту нагрузку, поэтому с большой долей вероятности появится ещё одна лаборатория, и мы сможем проводить большее количество проб.

— Больницы готовы к потенциальному наплыву пациентов, если такое случится?
— Больницы готовы. У нас в инфекционной больнице подготовлено 250 коек, оборудованных всем необходимым. Часть предпринимателей откликнулась на нашу просьбу оказать содействие медицинским учреждениям, скорой помощи. Этим активно занимаются «Уралвагонзавод», ЕВРАЗ НТМК, небольшие компании, такие как «Металлинвест». Причем на безвозмездной основе. Вплоть до того, что готовы закупить аппараты ИВЛ, поставить их в наши учреждения.

— И со средствами защиты они тоже помогают?
— Помогают. Нет тех, кто отрицает то, что помощь может понадобиться и сотрудникам предприятий, и жителям города. И я очень благодарен, что мы нашли то тесное взаимодействие, которое у нас сегодня существует.

— Я слышала, что даже больницы между собой сами перераспределяют: если где-то есть дефицит масок, а где-то есть резерв, то они могут делиться друг с другом.
— Мы эту тему обсуждали ещё на первом заседании оперативного штаба. Мне понравилось отношение главврачей, когда нет вот такого, что «это моё и пусть оно у меня только и будет». Все, у кого были маски и одноразовые комбинезоны, готовы были поделиться с коллегами, у которых была нехватка из-за того, что они ещё не поступили. Мы все находимся в одинаковой ситуации.

— В обсерваторах, которые в Нижнем Тагиле тоже подготовили, уже есть обитатели?
— Нет. Но мы готовы с точки зрения обеспечения всем необходимым. Хотел бы поблагодарить руководство Уралвагонзавода: профилакторий «Пихтовые горы» у нас также подготовлен, оборудован, заготовлено жилье для медицинских работников, которые там будут находиться в случае необходимости, для обслуживающего персонала. «Сосновый бор» также готов. В случае чего, готовы будем принимать пациентов, тех людей, которых нужно будет изолировать на некоторое время.

— Про «Пихтовые горы» — жители Вагонки очень болезненного отнеслись, что их профилакторий будет выделен под такие цели.
— Хочу отметить, что там будут находиться не больные, не зараженные люди, а те, у кого есть подозрение. Это общепринятая практика – изолировать контактных. Других вариантов у нас нет. Мы обязаны под эти цели предоставить такие закрытые территории, все меры предосторожности будут приняты. Вся территория будет огорожена, всё будет охраняться Росгвардией и полицией. Никакой вирус не летает в воздухе на такие расстояния [чтобы передаться жителям района]. Всё будет сделано с соблюдением карантинных мер. Медикам будет дана серьёзная задача.

— Росгвардия будет охранять, чтобы побегов не было?
— Росгвардия будет территорию от посторонних охранять.

— Люди неохотно соблюдают карантин. Есть уже даже два штрафа в Нижнем Тагиле для тех, кто приехал из-за границы и не соблюдал самоизоляцию.
— Если ты понимаешь, что потенциально можешь являться переносчиком инфекции, и если ты не жалеешь себя, то пожалей тех людей, которые рядом с тобой и попадают в группу риска, это люди преклонного возраста в том числе.

— Как сейчас построена работа администрации города? Вывели всех на удаленную работу или нет? От рукопожатий отказались?
— Руки жать сейчас в администрации почти некому. Многие работники выведены на работу в удаленном доступе. В первую очередь это категория людей старше 65 лет. На рабочих местах находятся руководители: это я, заместители, начальники управлений и начальники отделов, то есть те, кто должен находиться на рабочем месте для для координации всех действий, связанных с коронавирусом.

— А на вашу жизнь как повлиял режим самоизоляции?
— Поменялся режим работы, в первую очередь. Если раньше рабочий график был расписан на две недели вперед, то сейчас такого нет, мы живем в режиме одного дня, решая те задачи, которые возникают. Мы полностью исключили большие совещания, объезды города, все только в удаленном доступе. Докладывают руководители районов о том, что происходит, как происходит, обмениваемся информацией в WhatsApp, Viber. Вот такая смена режима произошла.


Большие предприятия работают. Что будет с бизнесом?

— В курсе ли вы о том, что часть подразделений ЕВРАЗ НТМК и «Уралвагонзавода» на этой неделе начали работать, хотя на предыдущей неделе они находились на нерабочих днях? Люди удивлены: что такое у нас изменилось в регионе, что президент продлил нерабочие дни до конца апреля, губернатор до 20 апреля, а мы выходим на работу?
— Это вопросы, согласованные на всех уровнях. Тем более, есть предприятия, работа которых связана с выполнением гособоронзаказа, тот же Нижнетагильский институт испытания металлов. Существует процедура получения разрешений, поэтому руководители предприятий не просто так взяли и разрешили работать. Все вопросы согласованы с Роспотребнадзором. Ситуация у нас сейчас стабильная, а экономика есть экономика и за время этого простоя идёт ущерб бюджетам всех уровней, сами предприятия страдают, малые предприятия страдают. Поэтому надо начинать работать, надо выходить из этого состояния, но следует учитывать, что до пика эпидемии мы ещё не дошли.

— Губернатор передал полномочия городам самостоятельно регулировать строгость этого режима, в котором мы живем, опираясь на текущую ситуацию. Поскольку у нас ситуация в городе стабильная, ожидаются ли какие-то послабления, пересмотр списков кому можно работать, а кому нельзя?
— Немного не так. Никто нам никакие полномочия не передавал. Вчера губернатор Свердловской области проводил очередной оперативный штаб, и принял очень хорошее решение — опираться на мнение руководителей городов. Каждый город разный, Тавда это Тавда, Екатеринбург это Екатеринбург. И будут приниматься решения не по конкретным магазинам, а по отраслям в целом. Но было сказано, что это всё под ответственность глав городов, отделов Роспотребнадзора. Поэтому наши предложения крайне взвешены. Дополнительных механизмов контроля не появляется. Мы будем опираться на те изменения в административном кодексе, которые есть, свои предложения мы уже подготовили. Окончательное решение будет принимать губернатор. Хорошо, что мы расширяем сферу деятельности, ведь от этой ситуации с коронавирусной инфекцией страдает малый и средний бизнес.

— Какие конкретно это предложения?
— Давайте, когда эти предложения примут, то можем отдельно встретиться и обговорить всё. Если в двух словах — это касается тех предприятий, работа которых зеркально отражается на работе крупных предприятий, которые имеют непрерывный цикл. Невозможно НТМК жить без поставщиков. Если эти предприятия остановятся, то всё это в конце скажется и на крупных предприятиях.

Наверное, многих беспокоят те же самые небольшие парикмахерские…

— Очень много трагических историй к нам поступило. Например, женщина пишет, что она с мужем занимается ремонтом обуви. «Когда же нам разрешат работать? У нас накапливаются долги, финансовые запасы кончаются. Все вокруг работают, а мы не можем».
— Сегодня получается, что те, кто отнёсся с пониманием к ситуации, кто законопослушен, они сегодня страдают больше всего. Предложения по работе таких предприятий подготовлены, там надо разрабатывать определенные порядки. Например, те же салоны красоты — чтобы всё было только по записи, определённые часы приёма. Такие предложения со своей стороны мы дали, посмотрим.

У всех городов проблемы одни и те же, просто у кого-то они в больших масштабах, у кого-то — в меньших. Ситуация с эпидемией находится далеко не на спаде. В Екатеринбурге появились новые больные. У нас все больные это приезжие, это Москва, Санкт-Петербург.

Мы здесь ситуацию держим, а механизмов проверки тех граждан, которые прибывают из других субъектов, нет. Можно только взывать к сознательности граждан. Объявлен определенный режим — соблюдайте его.

— Как проверяется соблюдение режима со стороны магазинов, заведений общепита?
— У нас полномочия полностью делегированы Роспотребнадзору и полиции, и частично прокуратуре. В районах работают специалисты, которые делают объезды, информация по нарушениям передается в органы, которые имеют право выписывать административные постановления. Цель состоит не в том, чтобы наложить максимальные штрафы, а в том, чтобы убедить тех предпринимателей, которые не закрылись, закрыться и выполнить указ, чтоб люди как можно меньше контактировали.

— Много вопросов у горожан о то, что ввели штрафы, а нужно ехать на дачу, теперь будут на каждом шагу останавливать и выписывать штраф.
— Пока полиция ведёт разъяснительную работу, а не сразу выписывает административный протокол. Пока на данном этапе так, но если появятся заболевшие, то меры будут приниматься более жёсткие, но пока это убеждение.

— Поступила информация о том, что сейчас не работает наркодиспансер, потому что его услуги — это не оказание экстренной медицинской помощи. Поэтому он не выдает справки, люди не могут устроиться на работу, получить водительские права. Вы слышали об этой проблеме?
— Об этой проблеме я слышал, но это не входит в полномочия администрации города, это министерство здравоохранения Свердловской области. После эфира я ещё обсужу эту проблему с коллегами, с министрами, посмотрим, что можно сделать.

Та же проблема с фотосалонами, где нужно сделать фотографию, они сейчас закрыты. Мы обсуждали эту ситуацию с предпринимателями, частично выход из этой ситуации был найден. Это небольшой замкнутый круг получается.

— Иногда, мне кажется, это вопрос взаимодействия между разными ведомствами. Например, ГИБДД, зная, что сейчас такая ситуация и человек не может переоформить просроченное удостоверение, могли бы теоретически закрывать глаза на 1-2 дня просрочки, но они занимают жесткую позицию, говорят, что не будут разрешать ездить.
— Есть закон, который все должны соблюдать. Невозможно так, что немножко соблюдаю, а немножко нет. Есть сроки [действия документов]. Закончатся времена коронавирусной эпидемии, и придут проверяющие органы, прокуратура, контрольно-ревизионные органы. И почему тут сдвинули на неделю, а тут не сдвинули никто спрашивать не будет, и не докажешь, что вот была в стране такая ситуация.

Тут уже надо выходить с какими-то частными инициативами на федеральный уровень, чтобы были приняты какие-то подзаконные акты, позволяющие в том числе органам ГИБДД действовать в рамках той ситуации, которая в стране есть.

Как ситуация скажется на экономике города?

— Сейчас в непростой экономической ситуации находится и бизнес, и наёмные работники, и государственные предприятия. Есть ли у вас понимание, как это скажется на экономике Нижнего Тагила?
— Мы пока с финуправлением подсчитали все риски невыполнения обязательств в расходной части бюджета, получается сумма порядка 160 миллионов рублей. У меня как у главы города голова больше болит о невыполнении тех обязательств, которые лежат на администрации города.

Завтра коронавирусная инфекция пройдет, но школы надо будет готовить, садики надо будет запускать. Сегодня мы не можем перекредитоваться на все эти вещи, поэтому вынуждены жить в рамках того бюджета, который приняли. Поэтому меры жесткие.

Нам необходимо выполнить финансовую дисциплину. Нельзя допускать расходов больше, чем получаешь доходов.
Дороги надо будет делать, город надо будет делать, и все проекты, которые сегодня были начаты, необходимо будет заканчивать.

— Но на это частично приходят деньги из федерального и областного бюджетов.
— Вы думаете, что областной бюджет в какую-то другую ситуацию попал? Не знаю, как федеральный бюджет, но в области ровно такая же непростая экономическая обстановка. Это мы ещё не принимали мер по ослаблению арендных платежей, какой-либо нагрузки для поддержки предприятий, которые пострадали в этот период.

В финансировании многих проектов есть доля муниципальная, областная и федеральная. Её необходимо выполнять. Думаю, что часть наших работ не будет, потому что я дал распорядителям бюджетных средств (управления мэрии – прим. ВН) поручение полностью проанализировать те конкурсы, в которых мы ещё не принимали участие, посмотреть без чего мы сможем прожить. И это лучше, чем потом оказаться в ситуации, когда у нас вырастет кредиторская задолженность, которую мы на сегодня практически ликвидировали. У нас остался только один крупный проект «Светлый город». Но это отдельная тема.

Поэтому также живем, так же ужимаемся, смотрим на те расходы, которые мы можем убрать. Такая ситуация по всей стране.

— Есть какие-то примеры, от чего конкретно придется отказаться?
— Мы хотели сделать большую спортивную площадку у школы №13 на Северном поселке, но, к сожалению, этот проект не состоится, в области конкурс отменили. Сейчас все живут в режиме того, что можно убрать, чтобы это безболезненно сказалось на жизни городов.

О послаблениях бизнесу

— Вопрос об арендной плате вы уже затронули. Не планирует ли администрация как-то уменьшить плату для предпринимателей за аренду муниципального имущества или вовсе отказаться от неё на период нерабочих дней?
— Наверное, можно отказаться от всего. Но нужно подходить дифференцировано, смотреть, кто действительно пострадал от этой ситуации. Вот предприниматель, который занимается обувью — это хороший пример. Мы же не все оказались в критической ситуации. Может быть, спрос и упал, но тем не менее нестационарные объекты у нас никто не закрывал. Ставка на землю и так была копеечной. Отказаться от доходов это все равно, что сказать «давайте откажемся от зарплаты». Можно в качестве жеста доброй воли отказаться от зарплаты, но завтра к тебе придут близкие и скажут, что хотят кушать. Завтра ко мне придут руководители образовательных организаций и скажут, что у них нет сигнализации к началу учебного года, кто-то пробил колесо и скажет, что мы виноваты, потому что не заделали на дороге яму. Есть статьи, которые при всей тяжести ситуации мы не имеем права отменить.

— Не отменить, но какие-то скидки сделать.
— Сейчас начинают приниматься меры поддержки на федеральном уровне: по семьям, по детям пособия, и вот постепенно всё будет проводиться. Налоги тоже не завтра все будут платить. Мы понимаем, отменили вместе с налоговой все комиссии по сбору задолженностей по арендной плате, по неплательщикам. Пока это всё отложено до лучших времен. Посмотрим, какие меры будут приняты на федеральном и областном уровнях. Сегодня область тоже работает над пакетом законов и мер, которые снизят нагрузку на малый и средний бизнес, и мы будем, исходя из этого, принимать синхронно меры, учитывая наши полномочия. Конкретику могу сказать позже.

— Что делается для поддержки волонтёров, которые в период пандемии помогают старикам?
— Я благодарен волонтерскому движению, которое сейчас насчитывает 90 человек. Основу составляют социальные работники, потому что в первую очередь помощь нужна людям в возрасте, пожилым людям. Все они находятся на учёте, все их проблемы известны. У нас подключились студенты медицинского колледжа, ребят проконсультировали, как надо себя вести, выдали спецодежду, рассказали про меры предосторожности, обеспечили транспортом. За ними закреплено две машины, на данном этапе нам больше не надо, все заявки, которые поступают — обрабатываются. Также подключился к этому Общероссийский народный фронт.

Поступают продуктовые пакеты, которые в качестве благотворительной помощи предприниматели Свердловской области оформили, мы также их раздаем малоимущим, которые в этом нуждаются.

— С дезинфекцией подъездов как обстоят дела? Многие люди сегодня возмущаются, что управляющие компании вешают объявления, чтоб люди выходили и сами дезинфицировали подъезды.
— Так категорически делать нельзя.

Все, кто дезинфицируют подъезды, дворники, слесаря, могут столкнуться с теми, кто прилетел из-за границы, и могут стать потенциальными разносчиками инфекции. Их можно понять [почему они неохотно выходят на эту работу]. На первом этапе были проблемы, и сейчас они частично остаются, например, защитные маски, которые раньше можно было в аптеках купить по одной цене, сейчас они уже стоят по 45 рублей.

Но жильцы обрабатывать свои подъезды не обязаны. Четко сказано, что этим должны заниматься управляющие компании, приобрести дезинфекционные средства за счёт определенной статьи. Нанимать клининговые компании будет дорого. Тем не менее, сейчас всё это делается.

Есть те, кто до сих пор это игнорирует, но все обращения, которые поступают на горячую линию, обрабатываются специалистами, мы доходим до каждого подъезда. Есть сознательные управляющие компании, есть несознательные, но собственникам тоже молчать не надо.

Сложная тема. Первое время не было дезинфекционных средств и невозможно было купить, но потом согласовали всё с предпринимателями, с Росрезервом, согласовали с Роспотребнадзором. За счет резерва закупили часть средств индивидуальной защиты для сотрудников, которые ходят по улицам, так или иначе общаются с людьми, потом закупили дезсредства для обработки детских садов — сегодня всё это обрабатывается.

На прошлой неделе мы начали обрабатывать дороги, а также обрабатываем парки, скверы, остановочные комплексы — там где хоть и небольшое, но скопление людей имеет место быть. Сейчас закупили ещё часть средств, которые мы согласовываем с Роспотребнадзором, самостоятельности в этом вопросе мы не проявляем, используем только то, что рекомендовано и не принесет вреда окружающей среде и людям.

Будут ли помогать людям, потерявшим доход?

— Давайте ещё вернёмся к экономике. Поступило много вопросов от жителей, люди в шоке, они не знают, как им платить кредиты, ипотеку.
— Вопрос очень серьёзный. Сегодня ряд послаблений, финансовых каникул, принимается на федеральном уровне. Вопросы серьёзные и их надо детально прорабатывать. Надо разбирать каждый случай.

Вот нам в приёмную поступило обращение на горячую линию от молодого человека, который сказал, что у него беременная жена, ипотека, и он работал официантом, хозяин сколько мог денег дал, но как быть в этой ситуации?

Сегодня ответить на эти вопросы невозможно, давайте подождем, что сегодня у нас делается на областном и федеральном уровне. Первое — это выплаты семьям, в которых есть дети до трех лет. Это уже показатель того, что без внимания они не остаются. И дальше постепенно будет принят ряд мер, которые позволят людям из этой ситуации выйти.

О садиках и школах

— Давайте перейдем к вопросам образования. С понедельника у нас школы, техникумы и институты на дистанционном обучении. И первыми это почувствовали родители школьников — что платформы для дистанционного обучения работают плохо, вылетают, не загружаются, домашнее задание делать сложно. Какие-то решения этой проблемы уже приняты?
— Обращений было достаточное количество. У нас в управлении образования была открыта горячая линия, каждый мог туда позвонить и получить ответ специалистов. Абсолютно правильно — платформа оказалась не готова, но это не только проблема Нижнего Тагила. Это проблема РФ.

С нашей стороны, во-первых, мы провели мониторинг и определили те семьи, в которых отсутствовали средства для обучения детей в дистанционном режиме. Нами было закуплено за счёт собственных средств 84 планшета. Мы четко определили именно ту категорию, которая в этом нуждается. Понятно, что им никто не подарил эти планшеты, а выдано на время пользования. Понимая, что 84 планшета не решат проблему, за счёт уже учебных заведений закупили порядка 460 технических средств, компьютеров и всего что возможно — были снабжены малоимущие семьи, что позволило с 6 апреля начать учебный процесс.

Да, есть сбои, но постепенно все это отрегулируется. Вы вспомните программу капремонта? Никто не знал, как и что делать, но сейчас все понимают, как платить, как происходят ремонты подъездов. Так и здесь — управление образования мониторит этот вопрос, и в координации с министерством образования Свердловской области, а также на федеральном уровне будут приниматься решения, мы постепенно все вопросы решим.

— Слушатели спрашивают будут ли компенсации по школьному питанию детей, которые по сути сейчас сидят дома и кормятся дома, а не в школьных столовых?
— Это абсолютно правильный вопрос. В рамках штаба у меня будут все руководители объединений, и мы вместе рассмотрим, как решить данный вопрос. Пока об открытии школ мы речи не ведём, поэтому будет время проработать эту проблему.

— Давайте тогда по садикам поподробнее. Будут открываться дежурные группы или всё-таки детские сады?
— Вопрос сложный, обсуждается на всех уровнях. Я сегодня общался с коллегами из других городов, где открыты дежурные группы. Это Серов, Екатеринбурге. Каждый город имеет свою специфику расположения детских садов, по районам, по предприятиям. Сегодня мы собираемся и заслушиваем руководителей объединений о той работе, которая проводится с точки зрения обработки детских садов. Поручено проработать вопрос о порядке приёма детей и созданию дежурных групп.

Моя точка зрения — я бы начинал открывать детсады. Ведь оцените количество людей, которые выйдут на работу, учитывая те предприятия малого и среднего бизнеса, которые открылись, и большие предприятия, как градообразующие, так и нет, это и НТИИМ, и отчасти Планта…

И ведь что такое дежурная группа? Это руководителей надо на работу выводить? Надо. Воспитателей надо выводить? Надо. Технический персонал надо выводить. Кормящая организация должна тоже выполнять свои функции. Вне зависимости от того, сколько детей мы вывели в группу, у нас так или иначе весь персонал садика задействован в данном вопросе. Нужны и индивидуальные средства защиты.

Самое сложное — это отделить детей. Ведь дети были на самоизоляции вместе с родителями, часть приехала из-за рубежа, часть — из других регионов. У нас будет присутствовать главврач детской больницы на заседании штаба, списки там есть. Нужно всё проработать так, чтобы дети не заразили друг друга, потому что дети могут быть переносчиками инфекции.

Дежурная группа — это для ребенка стресс. Его отрывают от семьи, помещают в группу, кого-то это устраивает, он адаптируется, кто-то не приживается в новом коллективе и вообще уходит. Мы должны подобрать детей по возрастам, угадать по районам. Нельзя сделать дежурную группу на Гальянке для тех, кто с Вагонки. Вопросов масса. Мне проще открыть детские сады.

Но я понимаю ту ответственность, вплоть до уголовной, какую может повлечь данное решение. Нам сразу-то запустить все их не удастся. Нужны ведь и средства защиты, и закупка питания. Поэтому сейчас с понедельника будем разрабатывать дежурные группы, если иных решений на уровне области не будет принято.

Какова судьба городских проектов?

— Давайте ещё о других сферах жизни города поговорим. Мост через Тагильский пруд. Проект, который в этом году должен реализовываться, из-за этой ситуации с коронавирусом сейчас на какой стадии?
— Что значит должен? Там стройка вовсю идёт. Мы согласовали всё с минстроем, проект замораживать не будем, у нас чёткие сроки контракта, подрядчики и субподрядчики работают.

Пока идет подготовка территории, вырубка леса, подготовка искусственного острова для первой опоры, снос домов, попавших и под трассу, которая будет выходить на Октябрьский проспект. Часть домов уже снесена, осталось снести один дом. Я заезжал на объект, посмотрел.

Мы не остановили работу по строительству детских садов и ясельных групп, она также продолжается, согласована с минстроем. Минстрой также проводит оперативные штабы. Законодательство пока позволяет нам данный вид работ проводить. У нас ведь есть обязательство по реализации национальных проектов.

Работа ведется в соответствии с графиком, и я не вижу основания, чтобы её останавливать.

— Вопрос от слушателя. Будет ли проводиться обследование и ремонт других мостов в городе, в частности моста по Космонавтов, по Мира?
— Обследование проводится.

У нас один мост остался в подвешенном состоянии — это мост, который переходит с Циолковского на Индустриальную. Это мост, о котором много говорится, по которому есть решение соответствующих судов. Но проблема в технической части — как сделать ремонт. Приезжал уже Росавтодор, с кем только не консультировались. Закрыть полностью его нельзя, это будет транспортный коллапс в городе. Мы парализуем работу учреждений, которые находятся по разные стороны моста, парализуем всех, кто работает на НТМК, детские сады и школы, всех, кто живет вне Техпосёлка и того района улицы Металлургов. Я с коллегами как только не обсуждал. Но пока другого решения нет.

Обследования проводятся. Мы составляем акты об охране данных объектов. Мосты будут ещё и охраняться. Работы запланированы, но всё зависит ещё и от наполнения бюджета, те работы, которые можно перенести, мы будем переносить на 2021 год, потому что мы не можем отыграть конкурс и не рассчитаться с подрядчиками, усугубив ситуацию. Поэтому лучше перетерпеть и выполнить работы позже, рассчитавшись в срок.

— По «Безопасным и качественным дорогам». Не будет переносов сроков?
— Нет, ничего не переносим, мы ждем погоды. Учитывая, какая была непонятная зима и сейчас весна. Мы запустили впервые в истории так рано асфальтовый завод «Тагилдорстроя». Сначала мы холодным асфальтом делали, это полумера такая. Сейчас дорожники вышли на дороги города, полноценно делаем срезку и картировку дорог, и как только нам погодные условия позволят, мы перейдем к полноценному ремонту и реконструкции дорог в рамках национального проекта.

— А обследование прошлогодних дорог уже прошло? Как пережили эти дороги зиму?
— Пережили нормально. У нас занимается дорогами компания «Инфраструктура», самарская компания, которая победила по конкурсу. Я их случайно встретил один раз на дороге – это маленькая лаборатория, она ведёт отбор проб.

Если кто-то помнит Восточное шоссе, участок до поворота на Северное шоссе, там каждую весну были ужасные колеи, а в этом году все нормально.

А если вдруг что-то случится, то у нас есть пятилетняя гарантия, есть подрядчики, это наш «Тагилдорстрой», дочернее предприятие «Уралвагонзавода» «УБТ-Сервис». Никуда они не денутся, будем ремонтировать в рамках гарантийных ремонтов, но надеюсь до этого не дойдет.

— Какие-то планы по ремонту тротуаров есть?
— Планы очень серьёзные. Мы в этом году запланировали 50 миллионов рублей не просто на ремонт тротуаров, а мы составили некий перечень подходов к социальным учреждениям, к поликлиникам. Если мы за территорию не имеем права заходить, так как это уже областные полномочия, то нам ничто не мешает сделать подход, подъезд к этому учреждению. Это касается и детских садов. Это когда с одной стороны у нас все нормально, есть парковка, а с другой стороны — бурьян в полтора метра по которому не пройти.

Деньги запланированы, но я повторюсь — всё будет зависеть от того, какой у нас будет наполняемость бюджета. Помощи особо у нас просить неоткуда. Сложная ситуация будет во всех муниципальных образованиях. Если всё будет нормально, то мы будем проводить те работы, которые запланировали и информация о которых размещена на сайте города.

— От слушателя реплика. Город очень грязный, не убираются ни улицы, ни дворы. Дорожные службы как работают в связи с режимом самоизоляции?
— Слушатель, видимо, не видел, когда город был грязный. У нас не Европа, конечно. Сошёл снег, пылесосы мы все запустили, дорожные службы работают. Но полноценно работать они пока не могут. Сегодня заморозок — 6 градусов и пылесос работать не может, машина, которая сбивает грязь с обочин дорог, работать тоже не может. Если мы будем при — 6 заливать вечером дороги города водой, то что у нас будет под утро?

Город мы убираем, дорожные службы работают, в полном объеме сохранили на рабочих местах всех специалистов, хотя «Тагилдорстрой» и «УБТ-Сервис» сократились, выполняя поручения из области.

Всегда апрель был переходным периодом, когда остаются те остатки песка, которым посыпали дороги в зимний период, и который надо сметать, смывать. Как правило, к маю месяцу мы выходим на стандартный уровень содержания дорог.

— Еще один вопрос от слушателя, жителя поселка Песчаный. Будет ли в этом году заасфальтирован участок дороги от трассы до поселка Песчаный, около одного километра. Неоднократно обращались в администрацию, получали ответ, что будет дорога включена в план на следующий год, но при этом она пока не сделана.
— На вскидку не помню, попал ли Песчаный в ремонт дорог и содержание дорог в этом году. Пока этот вопросы мы оставим. Я поручу управлению городским хозяйством этот вопрос проработать. Но ещё раз повторюсь, что всё будет зависеть от наполняемости бюджета и возможности реализовать те планы, которые мы наметили. К сожалению, это зависит не только от нас. Это будет и спад по налогам, значительный спад, это будет и невыполнение по тем планам, которые мы заложили и по внебюджету.

— Вы сказали, что строительство детских садов не заморожено и продолжается. А как обстоит дело с капремонтом школ?
— Школу №85 мы отыграли, сейчас подрядчик уже должен зайти на объект. Мы с министром образования Свердловской области это обсуждали. Учитывая то, что сокращаются расходы в области, муниципалитету одному всё это не потянуть, школа большая. Проекты готовы, конкурс отыгран, деньги есть, подрядчик на площадку зашёл, школа готова к капремонту. Договорились, что останавливать не будем, время до конца года у нас есть, в конце года у нас сдача. Сезон позволяет, опыта у организации, которая занимается ремонтом, достаточно, должна сделать все нормально.

— А со школой №24, которую тоже планировали в этом году отремонтировать?
— По школе №24 проект готов, мы его перенесём на следующий год. Мы так и планировали. По одной школе мы делаем стандартно, но всегда готовим две. Если вдруг появляются деньги, то мы всегда должны быть готовы к реализации проекта. Проект прошел госэкспертизу, но с большой долей вероятности мы реализуем его в следующем году.

Поделиться в соц. сетях
Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter
Система Orphus