СР, 10 августа 2022 | В Нижнем Тагиле:+16.2°C

Война за долю

Для жительницы Нижнего Тагила Ольги Катуниной разлад в семье обернулся жилищным кошмаром и нервотрёпкой длиною в долгие восемь месяцев. Неожиданно для себя она оказалась на улице: дочь продала две трети её квартиры посторонним людям, которые выживали женщину из единственного жилья. Но горожанка не сдалась и погрузилась в длительную судебную тяжбу.

25 октября 2021 года стало для Ольги, пожалуй, самым валидольным днём в её жизни. Во время суточного дежурства в госпитале на Гальянке она узнала, что замки в её квартире по улице Захарова взломали и поставили новые. А в самой трёшке среди личных вещей и домашней мебели снуют неизвестные люди. На следующий день она поняла: долями в жилище завладела чужая семья.

Ещё задолго до этой истории Ольга решила позаботиться о дочери и подарила ей 2/3 доли в квартире, оставив одну часть себе. Со временем родственники рассорились, дочь уехала в Москву. Спустя пять лет она напомнила о себе самым неприятным образом.

«Она решила, что жизнь в Москве тяжела, набрала кредитов и в итоге не справилась с ними. Решила продать эти две доли за копейки. Написала доверенность риэлтору, которая нашла покупателей в лице азербайджанцев Мирзоевых. Закинула их ко мне в квартиру в мое отсутствие, и те начали меня выживать и выдавливать», — вспоминает Катунина.

Через доверенное лицо между Мирзоевой и Катуниной-младшей был оформлен договор купли-продажи на 1 млн 25 тыс рублей. Законно совершить такую сделку с долями вполне реально, если соблюсти одну простую формальность. Дочь, следуя Гражданскому кодексу, должна была предложить матери приобрести свою долю, то есть воспользоваться преимущественным правом выкупа общей собственности. Она так и поступила, отправив телеграмму. Но Ольга в этот момент была за границей, и письмо вернулось на почту. После этого Катунина-старшая никаких извещений не получала. А с октября 2021 наступила новая реальность — жизнь тагильчанки превратилась в борьбу за выживание.

«Новые жильцы курили каждые полчаса, а мы ведём здоровый образ жизни и запах табака не выносим. Они врезали замки в ванную и туалет и блокировали туда доступ. Вели себя по-хамски, заняли две комнаты, всю мебель считали своей. Ночью приходили посторонние люди, устраивая ночлежку. Я боялась одна ночевать среди совершенно незнакомых людей, говорящих на непонятном мне языке. Была постоянная ругань и попытки выжить меня», — делится Ольга Катунина.

  • 1/2

    Ольга Катунина, фото из личного архива 

  • 2/2

    Две семьи боролись за квартиру в доме на Захарова, 11. Иллюстрация: 2ГИС 

Ольга предложила новым собственникам выкупить свою долю по рыночной цене. Те в ответ лишь рассмеялись и сказали: «Ты и так оставишь эту квартиру!». Несколько раз тагильчанка вызывала полицию, а владельцы уверяли силовиков, что их ущемляют по национальному признаку. В итоге Катунина решила поберечь силы и нервы и сняла квартиру. А сама начала готовиться к судебному разбирательству.

Гражданский иск Катуниной-старшей рассматривал Тагилстроевский райсуд. К тяжбам женщина готовилась сама, писала пламенные речи, пыталась выстроить тактику, и только ближе к исходу процесса наняла представителя. Первая попытка оспорить сделку оказалась неудачной – тагильчанке отказали в удовлетворении иска (решение имеется в распоряжении редакции ИА «Все новости»). Всё это время, вспоминает Ольга, никто не верил в её победу, а оппоненты, кажется, были на коне, их интересы представляли сразу три адвоката. Более того, по словам тагильчанки, в суде по неясным причинам был поврежден файл с записью заседания. Из-за этого протокол слушания был переиначен, например, из него пропали доказательства. Тагильчанка решилась на апелляцию, теперь уже в Свердловском областном суде.

«К этому моменту съёмное жильё сильно подорожало, пришлось съехать к родственникам. Наняла адвоката из Екатеринбурга. Нужно было подтвердить свою платежеспособность для выкупа 2/3 долей, которые стоили чуть больше миллиона рублей. Я беру кредит и перевожу на депозит областного суда эту сумму», — рассказывает она.

Судья Мария Торжевская в конце июня 2022 отменяет решение нижестоящего суда и выносит новое. По нему собственником долей в квартире становится Ольга Катунина, а Мирзоевых из документов вычёркивают. Но на этом борьба не заканчивается: тагильчанке предстоит освободить жилище от несостоявшихся владельцев, погасить долги по коммуналке и, возможно, готовиться к обжалованию вердикта. Оспорить его можно в течение трёх месяцев.

Практикующий адвокат Игорь Устинов предположил, что тагильчанке отказали в иске из-за того, что она готовила гражданское дело без помощи юриста и самостоятельно обратилась в суд. При этом алгоритм действий пострадавшей стороны, её права и обязанности подробно описаны в статье 250 Гражданского кодекса РФ.

«Продавец доли должен доказать, что он добросовестно направил извещение о продаже совладельцу квартиры, а тот получил это извещение (либо не получил, но исключительно по своей вине), а также то, что при совершении сделки продавец не изменил произвольно ее условия, ранее указанные им в извещении. Пострадавший совладелец должен доказать, что не получал извещение по вине продавца доли. Что с момента, когда ему стало известно о том, что его право нарушено, прошло не более трех месяцев, а также то, что реально располагает деньгами для компенсации покупателю уплаченных им стоимости приобретенной доли, сборов и пошлин, а также других сумм, подлежащих выплате покупателю в возмещение понесенных им при покупке спорной доли в квартире», — комментирует Устинов.

Дела, подобные разбирательству Катуниных, часто встречается в российской юридической практике. Иногда родственники в стремлении решить квартирный вопрос или заработать денег, идут на откровенное мошенничество. Нередко помогают им «чёрные» риэлторы и недобросовестные нотариусы.

Поделиться в соц. сетях
Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter
Система Orphus