СБ, 21 октября 2017 | В Нижнем Тагиле:-1.6°C

Baker Makers: «У нас активная стадия вируса рок-н-ролла»

«Музыканты уделывают булочника». Это не заголовок криминальной хроники, это название отличной рок-н-ролл-блюз-группы. Солисты-максималисты оркестрика «Baker Makers» Олег Вахрушев,  Антон Серебренников и Павел Матвеев стали гостями первого выпуска второго сезона ток-шоу «Тагил рулит!» на Экорадио. Говорили о вирусе рок-н-ролла, громкой музыке, каверах и виниле.

Сева Молчанов: Вот оно, вот оно! Первый выпуск второго сезона на Экорадио! И сразу же переходим к нашим гостям: сегодня в нашей студии сидят солисты-вокалисты и игроки на музыкальных инструментах замечательного оркестрика «Baker Makers» это Олег Вахрушев,  Антон Серебренников и Павел Матвеев. Мы сегодня хотим поговорить на довольно таки глобальную тему. Звучит она так: «жив ли рок-н-ролл?». Нужны ли Нижнему Тагилу какие-нибудь рок-тусовки, нужно ли их делать чаще чем, они происходят?

Антон Серебренников: Безусловно, живее всех живых, пока поются эти песни. Безусловно.

Ольга Рыжих: Докажите.

Антон Серебренников: Ну, мы живы.

Сева Молчанов: Рок-н-роллом ли единым?

Антон Серебренников: Нет, конечно.

Сева Молчанов: Что ещё живее всех живых? И опять-таки по поводу рок-н-ролла, почему он может быть не совсем живой? Что я хочу сказать: если в своем начале пути рок-музыка — это был некий протест от людей к обществу,  не только нашему советскому, но и зарубежному в том числе, сейчас же, на мой взгляд, больше подхватывает этот протест рэп-музыка. То есть, нечто подобное слышится именно у рэпперов. Если не считать тех, кто поёт про различные растительные и искусственные вещества, то в основном сталкиваемся с тем, как всё плохо, и что нам делать дальше. Как считаете вы?

Антон Серебренников: Мы считаем, что рэп-музыка имеет с рок-н-роллом общие корни. Во-первых, она порождена лучшей половиной американского населения — это черными музыкантами. То, чем должна гордится Америка — это черные джазовые, блюзовы, рок-н-ролльные  музыканты.

Сева Молчанов: Как говорится, хороший блюз должен начинаться словами: «Встал я сегодня рано утром…»

Антон Серебренников: А социальный накал рэпа нисколько не противоречит ценностям рок-н-ролла на самом деле.

Сева Молчанов: Допустим, частенько, особенно в последнее время, встречаются различные альтернативные исполнители, ну, на вскидку «Кирпичи» Noize MC, кто из наших вспомнился… Ну «Linking Park» вспомнился, «Limp Bizkit», если из зарубежных… То есть, это некий симбиоз. Получается, это рок-музыка и рэп-песни, то есть, как к этому относиться можно? Это даже не поют, это читают. Это люди, которые не умеют петь, или что?

Павел Матвеев: Рок-н-рол тоже не поют, в общем-то, кричат в основном.

Сева Молчанов: Да нет, кричат, в основном, припевы. Какие-нибудь «Хэй-хоу! Летс гоу!»  и различные простые фразочки.

Олег Вахрушев: Рок-н-ролл на кричалках построен.

Ольга Рыжих: То есть всё на кричалках — рэп на кричалках,  рок-н-ролл на кричалках…

Олег Вахрушев: Кто не умеет петь…

Ольга Рыжих: Что вообще такое рок-н-ролл? Вот вы, рок-н-ролльщики, объясните…

Антон Серебренников: Об этом пишут мудрые книги, друзья, об этом рассуждают уже на протяжении десятков лет и не могут дать точного ответа. Я вот определяю рок-н-ролл как некоторый вирус, который попадает в организм человека при прослушивании определённой музыки с определённым набором слов, определенной последовательностью. Этот вирус может продолжать вялотекущую  жизнь в организме, либо развиваться в бурную форму. Вот, у нас уже активная фаза у членов группы «Baker Makers».

Ольга Рыжих: То есть уже диагноз?

Антон Серебренников: Диагноз определён – мы заражены вирусом рок-н-ролла. Выражается в том, что наше сердце бьется только в ритме рок-н-ролла. Учащенное сердцебиение, мы мучительно кричим. И называем это песнями.

Олег Вахрушев: Особенно друг на друга кричим.

Сева Молчанов: Этот стон у них песней зовется.

Ольга Рыжих: Этот крик.

Павел Матвеев: Я бы добавил ещё, что рок-н-ролл — это образ жизни.

Сева Молчанов: То есть, обязательно ли рок-н-ролльщикам, вообще приверженцу рок-культуры,  носить на себе кучу кожи, железа и прочих прелестей… Допустим, те же панки с хаерами….

Антон Серебренников: Конечно, нет.

Олег Вахрушев: Материальное — это проявление духовного, всё-таки.

Антон Серебренников: Мы считаем, что это некоторый китч.

Павел Матвеев: Как в старом анекдоте: «Чувак! Мозгами отличатся должен! Мозгами!»  Тот парень надевал перстни разные с мертвыми головами, делал себе зелёные прически , а ему новый русский сказал: «Парень, мозгами надо отличатся. Мозгами!»

Сева Молчанов: Все-таки, мне кажется, имеет место быть. Все вот эти прибамбасы рокерские. Допустим, того же Оззи Осборна сложно представить без очков, без кожанной куртки, без вот этой кучи черепов.

Олег Вахрушев: Это, наверное, любого артиста на сцене люди хотят видеть с какими ни будь фишечками.

Сева Молчанов: Леди Гага…

Ольга Рыжих: Но она ведь не рок-н-ролльная…

Сева Молчанов: Наверное, да, но Леди Гага — она эпатирует публику, она чем-то мне напоминает Девида Боуи в его раннем творчестве…

Антон Серебренников: Вспомни, Олег, как на однажды на тусовке байкеров нас назвали бандой пенсионеров, которые сбежали из дома престарелых и теперь отрываются.

Олег Вахрушев: Это когда вы без меня играли под балалайку русские народные песни?

Антон Серебренников: Да

Сева Молчанов: То есть, вы и такое можете?

«Baker Makers»: Да!

Сева Молчанов: Хотели обсудить песню…. Ребята рвались что-то сказать перед тем, как она вышла в эфир, но не успели.

Олег Вахрушев: Конечно, это не наша песня. Это группы «The Beatles» песня.

Сева Моолчанов: Но, тем не менее, в вашем исполнении.

Олег Вахрушев: В нашем исполнении. Это с концерта в кафе «Лисья гора».

Павел Матвеев: Подчеркиваем, что мы —  кавер-бэнд. Мы исполняем каверы знаменитых песен.

Антон Серебренников: Потому что ничего своего придумать не можем — нет таланта.

Олег Вахрушев: По сравнению с тем, что мы исполняем из мировой рок-культуры, рок-классики, да, наша концепция выглядит коряво.

Ольга Рыжих: По поводу каверов у нас с Севой не один день длится спор  — что же такое хороший кавер, каким он должен быть? Ваш взгляд на это?

Олег Вахрушев: Это какая-то чужая песня, но сделанная по-своему, свою душу вложили.

Сева Молчанов: То есть именно по-своему? Не просто перепели один в один?

Олег Вахрушев : Все равно по своему получается.

Сева Молчанов: Нет, ну почему,  можно же какие-то оригинальные ноты найти, оригинальные видеозаписи, чтобы посмотреть как они…

Павел Матвеев: Конечно же, надо это все дело переосмыслить, какие-то свои виденья темы сделать, потом уже только играть, только так, наверное.

Сева: Ну, то есть, то, что в любом кабаке поют «Белые розы»,  «Букет из белых роз»…

«Baker Makers»: Это не кавер

Сева Молчанов: Не кавер-версия однозначно?

Олег Вахрушев :Ввот у нас кавер есть «Белые розы», да.

Сева Молчанов: Вот мои любимые «Мамульки-Бэнд», у них есть специальный проект, где они в ска-панк стиле поют эти «Белые розы», «Восемнадцать мне уже», там, «Ксюша, Ксюша, Ксюша»  и прочее. Ну, получается довольно-таки забавно.

Ольга Рыжих: А у моего любимого Бориса Борисовича Гребенщикова идет кавер-проект. Там группа «Мордор» записала песню…

Сева Молчанов: Для тех кто не знает…

Ольга Рыжих: Это стоит послушать!

Сева Молчанов: Это довольно тяжелые музыканты, довольно трешёвые.  Поёт низким голосом в микрофон, поет , что он там поёт?

Ольга Рыжих: «Время луны»

Сева Молчанов: «Время луны». То есть довольно лиричную песню Бориса Борисовича поют гроулом.

Ольга Рыжих: Это круто.

Сева Молчанов: Как думаете, это имеет место быть?

Ольга Рыжих: Или это китч, или это треш, или это вообще что?

Антон Серебренников: А кто знаком с творчеством братьев Немоляевых? Например «Бони Нем».

Сева Молчанов: Кирилла этовича? Не помню как его по отчеству…

Антон Серебренников: Очень жестокая музыка на самом деле.

Сева Молчанов: Ну, допустим, некоторые фанаты того же БГ считают что это извращение…

Ольга Рыжих: Издевательство.

Сева Молчанов: И вообще, гореть им всем в аду, этим группам «Мордор» и прочим.

Павел Матвеев: Любые фанаты любой группы считают, что если какая-то группа нечто свое привносит, то это уже плохо.

Олег Вахрушев: Мне кажется, БГ бы улыбнулся.

Сева Молчанов: Он и улыбается,  мне кажется, это ведь при его поддержке идет, как спецпроект  Лента.ру.

«Baker Makers»: Молодцы!

Сева Молчанов: К четырехтысячному юбилею «Аквариума»

Ольга Рыжих: Да, к четырёхтысячному.

Сева Молчанов: Я так и не понял, почему они так назвали.

Олег Вахрушев: Это духовный возраст.

Ольга Рыжих и Сева Молчанов: А у вас какой духовный возраст?

Олег Вахрушев: Дня три, наверное.

Ольга Рыжих: У вас всё впереди.

Олег Вахрушев: У нас всё впереди.

«Baker Makers»: Мы — начинающая группа, что-то долго начинаем. Зато как!

Сева Молчанов: Давайте, расскажите свою  историю, про тот самый общественный туалет, которого сейчас не существует, на крыше которого вы играли. Я потрудился, порылся в вашей группе ВКонтакте и нашёл всю информацию.

Олег Вахрушев: Это был концерт в апреле 2005 года. Федя Пономарев устраивал концерт «Блюз ржавых крыш», я тогда выступал там с группой «Группа», поскольку название ещё не придумали, не успели.

Сева Молчанов: То есть группа «Группа», а Серёга Четвертных и Александр Бабинов выступали в проекте ДД. Серёга был на контрабасе, Леший на аккордеоне. Я и х тогда увидел, и чего-то мне так захотелось рок-н-ролл с контрабасом поиграть… «Эх, неплохо!», думаю. Но куда мне до них! Но как-то все сложилось так. Видимо, мы должны были встретиться. Мы встретились и мы вместе, мы играем.

Сева Молчанов: Прям история любви – мы встретились…

Олег Вахрушев: Это так и есть, мы любим друг друга братской любовью, мы знакомы с членами семей друг друга, ходим в гости. Это некая такая общность людей, объединённых  общим интересом.

Сева Молчанов: Как члены семьи реагируют на ваше постоянное пропадание на репетициях концертах, и прочих рок-тусовках?

Антон Серебренников: Не постоянному.

Сева Молчанов: Или вместе их таскаете на сейшены?

Антон Серебренников: И такое бывает.

Олег Вахрушев: В основном, положительно. Все-таки, человек не идет водку пить, идет играть музыку. Вот я недавно отметил день рождение, был концерт на репетиционной базе, собрались семьи…

Сева Молчанов: Хотел пошутить, что одно другому не мешает, но не буду!

Олег Вахрушев: На самом деле, мы собрались с определенной целью  — веселится, отдыхать от повседневной работы.

Сева Молчанов: Хочется поговорить о такой скользкой вещи как мат. Сегодня в новостях, когда версталась программа «Ночная смена», услышал такую новость — Сергею Шнурову запретили материться на концерте в Минске. То есть прокуратура республики Беларусь запретила ему выражаться нецензурно.

Антон Серебренников: Наконец-то.

Сева Молчанов: Ну, собственно, на вопрос ребята уже ответили. Вопрос был такой: «как вы относитесь к мату в песнях?» Необязательно рокерских.

Ольга Рыжих: Можно — не можно. Усиливает выразительность, или это вообще лишнее?

Антон Серебренников: Русский мат в русских песнях?

Сева Молчанов: Буржуйский. Пожалуйста.

Ольга Рыжих: Русский мат в английских песнях.

Олег Вахрушев: Есть иногда такие песни, из них слов не выкинешь.

Ольга Рыжих: У группы ХЗ, наверное.

Павел Матвеев: Не-не-не. Вот, например, группа «Smokie»,  у них песня «Alice» — «Элис, ху из….»

Сева Молчанов: Да-да-да, там есть, кстати, некая добавочка нецензурная…

Олег Вахрушев: Это уже ремикс, вставили наверное…

Сева Молчанов: Ну, например, английские песни с матом слушаются гораздо проще, не всегда на лету осознаёшь, о чем они поют. Собственно, переведите Rammstein на русский язык — получите такую галиматью. Я бы на русском слушать не стал….

Ольга Рыжих: Переводил?

Сева Молчанов: Пробовал переводить. Когда-то в детстве у меня была книжечка с переводами Rammstein, после чего я понял, что на русском языке я бы их не стал слушать. Не интересно получается и очень даже противно.

Ольга Рыжих: Ну что, негативно к мату относимся?

«Baker Makers»: Негативно!

Ольга Рыжих: Не материмся на концертах…

Олег Вахрушев: Хотя вот можно я замечу? Есть такой респектабельный музыкант Александр Градский. Такой замечательный музыкант. Это группа «Скоморохи», они тоже исполняли рок-н-ролл. Это фолк-рок, в первую очередь.

Ольга Рыжих: Он и рок-оперы писал.

Олег Вахрушев: Он на самом деле замечательный музыкант. Его спросили: «Почему Вы так часто ругаетесь матом?» Он ответил: «Это я-то ругаюсь?» И позвал свою дочку: «Маша, покажи дяденьке как нужно ругаться…» Маша показала… Так вот Александр «Гадский», как зовут его журналисты до сих пор, не считает предосудительным выразиться исконно русской речью.

Ольга Рыжих: Ребята, еще по новостям пройдемся. Главная новость сегодня: умер вокалист «Bee Gees»…

Сева Молчанов: Да, все верно. Я открываю Ленту.ру, чтобы рассказать вам об этом. Действительно, скончался вокалист «Bee Gees» Роберт Гибб. В общем-то, уходят те самые иконы, иконы рок-музыки. Тех же битлов  осталось, в общем-то, пополам. Приходят ли им на смену новые, те, которых можно считать такими же иконами?

Олег Вахрушев: В современной музыке гораздо сложнее сделать что-то новое, такое, чтобы осталось это навсегда, чтобы стало классикой.

Сева Молчанов: Почему? Потому что её много? Или почему?

Олег Вахрушев: Потому что она стала очень разно образной, и сложно придумать что-то новое, такое, что бы сразу зацепило всех.

Сева Молчанов: Опять-таки, в принципе, почему-то считается, что рок-музыка, она неотделима, простите, от наркотиков. Большинство опять-таки тех самых, тот же Оззи Осборн, те же  Rolling stones поголовно, тот же вот этот Гибб, обо всех них говорят, что в своё время они употребляли и довольно таки много. Многие продолжают до сих пор, не это ли источник вдохновения? Конечно, дай бог, чтобы нет.

Антон Серебренников: Отчасти для кого-то это источник вдохновения, дает какой-то творческий толчок, творческий поиск, но большинство музыкантов отказываются от психоделических разных проявлений, от допингов.

Сева Молчанов: Ну и мне кажется, это правильно. Все равно, как бы ни говорили, что это хорошо, все равно это плохо. И все равно человек, у которого в душе всё хорошо,  он и без этой гадости напишет красивые песни.

Ольга Рыжих: Вот я хочу вернуться к обсуждению хорошей музыки. Все-таки я считаю, что есть современные крутые, очень хорошо и качественно делающие своё дело группы.

Сева Молчанов: Хорошо. Скажи.

Ольга Рыжих: Надо подумать…

Сева Молчанов: «Аквариум» не считать….

Ольга Рыжих: Не современные?

Сева Молчанов: Они современные, но они те ещё.

Ольга Рыжих: Вот, что вы слушаете,  что любите?

Олег Вахрушев: Вот, я старенькое так и слушаю.

Ольга Рыжих: Ничего нового?

Олег Вахрушев: Новое тоже бывает, нравятся мне скандинавы. Пауэр метал.

Сева Молчанов: Которые Finntroll, например.

Олег Вахрушев: Finntroll это скорее фолк.

Антон Серебренников: Мы много разной музыки слушаем. По настроению, по ситуации, много интересной музыки разных жанров совершенно.

Павел Матвеев: Можно музыку слушать с точки зрения получения информации, можно ради получения эстетического удовольствия.

Сева Молчанов: Вот, по-моему, ради получения того самого эстетического удовольствия её и слушают. Я, например, не делю для себя: я этот стиль слушаю (тот же рок), а рэп не слушаю, у меня всё восприятие базируется на уровне нравиться — не нравится, проникся я этой композицией или не проникся, зацепило не зацепило

Антон Серебренников: Наверное, так и надо слушать музыку.

Сева Молчанов: То есть у того же самого исполнителя например, того же Оззи Осборна, одного из моих любимых если взять, что-то мне нравится, что-то ну никак не катит.

Олег Вахрушев: Ведь это для начала надо послушать, чтобы понять, что это не нравится.

Сева Молчанов: Опять-таки, недавно встретил такое мнение в сети, что раньше музыку слушали гораздо больше. В плане продолжительности прослушивания. Потому что сейчас большинство либо скачивает из интернета, либо слушают в том же самом ВКонтакте. Потыкал песню, прослушал первые 20 секунд. Или раньше, когда ты отдаешь кучу денег за CD или виниловую пластинку. И, соответственно, у тебя как-то на подсознании, что её нужно прослушать полностью. Не связано ли с этим восприятие современной музыки и той старой.

Олег Вахрушев: Сева, такие сложные вопросы, я, вообще, думаю, не для нас. Мы, вот, порой сами меж собой не можем определиться, какой жанр мы хотим играть и будем исполнять. Это очень трудный процесс, мы, бывает… чуть не до драки доходит.

Антон Серебренников: Да, не… Ну, скажет тоже. Не слушайте его!

Сева Молчанов: Нет, ну, собственно говоря, вы же чередуете, совмещаете кучу разных жанров. Потому что через некоторое время мы прервёмся на рекламу, не сейчас, и послушаем композицию «Кваса-кваса», которая, в общем-то, регги.

Олег Вахрушев: А это с Антошиной подачи. Все русскоязычные песни – это Антоха у нас. Я не могу петь по-русски – очень сложный язык.

Антон Серебренников: Я приверженец текстового рока, такого русского. Хотя Олег вот со мной постоянно спорит. На эту тему мне: «Рок должен быть англоязычным!» Я с ним соглашаюсь, киваю головой, но делаю по-своему.

Ольга Рыжих: А вот как, на ваш взгляд, какой жанр, какой стиль, сейчас наиболее популярен?

Антон Серебренников: Ну, вот то, что проповедует в данный момент Noize MC, по-моему, крайне востребовано. На самом деле, молодец он, довольно резкий парень в высказываниях, и социальную остроту показывает в своих текстах.

Ольга Рыжих: А вы не хотите так поэкспериментировать?

Антон Серебренников: Ну, это нужен такой вот…

Сева Молчанов: Оля, они же сказали, что они не матерятся.

Ольга Рыжих: Ну, у него  же есть песни!…

Антон Серебренников: Вполне пристойного…

Сева Молчанов: Две или три.

Ольга Рыжих: По Первому каналу он тут засветился!

Антон Серебренников: Я бы сказал, у нас абсолютно не амбициозная группа. Мы не пытаемся…

Олег Вахрушев: Завладеть миром…

Антон Серебренников: …кого-то чему-то научить. Нет. Мы просто веселимся.

Сева Молчанов: Ребята, расскажите о чудесной книжке, которая здесь лежит, и все облизываются на неё.

Антон Серебренников: Да, это чудесная книжица.

Ольга Рыжих: Они потрясают книжкой «Рок-музыка вчера и сегодня» Олега Феофанова, изданной в 1978. Вчера и сегодня.

Олег Вахрушев: Эта книжка была издана, потому что родился Антоша Серебренников.

Антон Серебренников: То есть, да, она — мой ровесник, эта книга. Я нашёл её в пыльных закоулках своего шкафа. Когда-то я действовал от обратного и слушал рок-музыку через призму этой пропаганды. Если кого-то ругали активно, я непременно находил его запись. И восхищался, как правило. То есть эта книга помогла мне сделать свой музыкальный выбор. То есть я познакомился с творчеством Боба Марли,  с творчеством Rolling Stones и Uria Heep, как здесь написано – «Урия Гип».

Сева Молчанов: Кстати, там очень забавное наименование.

Антон Серебренников: Группа Led Zeppelin звучит как группа «Свинцовый Цеппелин»

Сева Молчанов: Да, то есть всё абсолютно по-русски. Я помню, в Советском Союзе пластинки были такие. Помню, правда, всего лишь одну пластинку. У моей мамы была  – это «Вечер трудного дня». Так и было написано. То есть «Hard day’s night» битлов

Ольга Рыжих: Там их ещё «жуками-ударниками» не обозвали?

Сева Молчанов: Нет, их не называли «жуками-ударниками», но они были БитлС, по-моему.

Олег Вахрушев: Самая первая песня битловская, изданная в СССР в 1967 году на пластинке «Каллейдоскоп» — это «Девушка».

Сева Молчанов: Так, минуточку. Олег – это битломан и битловед.

Олег Вахрушев: Песня называлась «Девушка». Музыка и слова народные. Исполняет квартет БитлС

Сева Молчанов: Это которая «Гёрл».

Олег Вахрушев: Да. Girl, yes, yes. Girl

Ольга Рыжих: 1978 года книжка. Там должно быть популярно написано, почему не стоит связываться с буржуинской музыкой.

Антон Серебренников: Если можно, я процитирую, Ольга. Можно? Прямо из книги. Таблица, взятая из западно-германского журнала Stern. Тут год не указано, правда, за какой год. Значит, для примера приведена шкала. Шелест листьев – 10 децибел. Автомобиль, едущий с нормальной скоростью – 50 децибел. Товарный поезд – 98 децибел. Мотоцикл – 104 децибела. Реактивный самолёт на высоте 600 метров – 105 децибел. Раскаты грома – 112 децибелов. Концерт рок-группы «Свинцовый Цеппелин» — 123 децибел. Концерт группы «Слэйд» — 127 децибел. А артиллерийский обстрел – 130.

Сева Молчанов:  Ну, то есть рок-музыка должна быть громкой. Обязательно.

Антон Серебренников: Ну, дело в том, что тут же указано, что при 180 децибелах человек может умереть.

Сева Молчанов: От контузии, в общем-то

Антон Серебренников: Да

Сева Молчанов: А тут на грани…

Антон Серебренников: Это один из аргументов в пользу того, чтобы не слушать рок-н-ролл

Сева Молчанов: Типа, пожалейте своё здоровье, да?

Ольга Рыжих: Пожалейте свои барабанные перепонки.

Антон Серебренников: Мы действовали от обратного. То есть тут написано, что появляется ритмомания и потребность в более сильных стимуляторах, которая ведёт к распространению наркомании.

Олег Вахрушев: Правильно, между прочим, написано

Сева Молчанов: Нет, вы всё-таки на вопрос ответьте. Рок-музыка должна быть громкой?

Олег Вахрушев: Да, она должна быть громкой. Подача должна быть именно такой.

Антон Серебренников: Просто, для сравнения съездите на концерт…  Не на концерт, а на клубную вечеринку dj Tiesto, например. Сколько децибел вы там насчитаете – трудно сказать.

Сева Молчанов: Я думаю, не сильно меньше, если не больше. Ну а вообще, музыка должна быть громкой, или достаточно тихонечко включить и сидеть слушать?

Олег Вахрушев: Ну, разная же музыка, есть же камерное звучание…

Павел Матвеев: Музыка, в первую очередь, должна быть качественной. Именно звук должен быть качественным. А громкий, не громкий…

Сева Молчанов: Дают ли виниловые пластинки нужное качество звука? Спрашиваю я у Олега.

Олег Вахрушев: Да, это ко мне вопрос

Сева Молчанов: Опять-таки, немного подведу новостью к этому. В конце мая —  июне издаётся «Кино» на пластинках.

Олег Вахрушев: Да, вот точно. И мне радостно что у нас…

Сева Молчанов: 21июня будем праздновать.  50 лет Виктору Цою исполнилось бы, и в четь этого компания «Мороз» выпускает. В Германии штампует отличные пластинки.

Олег Вахрушев: Молодцы, молодцы.

Сева Молчанов: «45», «Начальник Камчатки».. Дай бог памяти, ещё что-то. 4 пластинки выпускают.

Олег Вахрушев: Потому что вот эти пластинки очень редкие. Ну, кроме….

Сева Молчанов: Ну, если учесть, что они в принципе выпускались… Две пластинки выпущены были. Одна при жизни, получается… До «Группы крови» что было у него? Не помнишь?

Олег Вахрушев: Альбом «Ночь» точно был издан. И «Это не любовь».

Сева Молчанов: «Это не любовь», она была уже, по-моему, после смерти фанатами…

Антон Серебренников: 85 год…

Олег Вахрушев: Фирма «Мелодия» две пластинки выпустила. Потом «Группа крови». Или то уже постсоветские были…

Сева Молчанов: Нет, «Группа крови» – это уже магнитоальбом был.

Олег Вахрушев: Нет, пластинка…

Антон Серебренников: Записано на студии Андрея Тропилло была «Группа крови» по-моему только.

Сева Молчанов: Я просто не настолько древен, как вы.

Олег Вахрушев: «Чёрный альбом» просто в 91 году выпустили…

Ольга Рыжих: Давайте не уходить от сути вопроса. Винил или не винил? Ребром.

Олег Вахрушев: Разная музыка должна слушаться на том носителе,  в эпоху которого вот этот носитель существовал.

Ольга Рыжих: То есть сейчас винил не актуален?

Олег Вахрушев: Ну почему не актуален…

Сева Молчанов: Ну, вот смотри, сейчас получается и клубная музыка выпускается на винилах. И различная… рэперы выпускают себя на винилах… То есть сейчас винил – это просто тренд, дань моде? Или действительно качество звучания выше, чем у «компашки»?

Олег Вахрушев: Вот если…

Сева Молчанов: Он, по-моему, собирается мне гитарой вдарить.

Олег Вахрушев: Нет. Если запись была сделана аналоговым способом, никакой цифровой обработки не было, и на пластинку она была записана тогда аналоговым способом (ну, механически всё происходило),то и слушать надо ту пластинку. И получишь тогда хороший звук. А не то, что было оцифровано в последствии с какой-то старой плёнки с применением цифрового ремастеринга. Конечно, некоторые считают, что это всё лучше там звучит теперь, сочнее, но те звучат по-настоящему. Вот так, как они должны звучать. А то, что выпускается сейчас, выпускается и винил. В общем-то, очень довольно широко новые альбомы выпускают. И компакт-диск параллельно выпускается. То есть, вот я приобретал альбом группы «Nazareth» «Big dogs» – виниловая пластинка, а в комплекте там ещё компакт-диск идёт.

Сева Молчанов: То есть кому как да? Кому что больше нравится

Олег Вахрушев: Компакт-диск вы в машине послушаете….

Сева Молчанов: Такой вопрос. Тот же Ляпис Трубецкой, Сергей Михалок, выпустил 1 мая альбом «Рабкор». Он выпущен был лишь в цифровом виде. То есть, выложен на портале ThankYou.ru. Портал , который выкладывает абсолютно легально, абсолютно бесплатно для скачивания, то есть, куда сами исполнители обращаются. И на физическом носителе он вообще не предполагается к выпуску. То есть ребята планируют зарабатывать только лишь с концертов. А музыку раздавать бесплатно. Хорошо это или нет?

Олег Вахрушев: Это популярность больше… вернее интенсивнее всё происходит эта раскрутка, через интернет.

Антон Серебренников: это персональный шаг самих музыкантов, это их творческий подход к своему творчеству. Молодцы, молодцы. Я согласен с тем, что музыка должна быть доступной в первую очередь. Нам было в своё время трудно в конце 80-х — в начале 90-х приобретать в хорошем качестве записи. Мы завидуем обладателям нынешним Интернета. Нынешней молодёжи, кто может спокойно скачать послушать и получить удовольствие…

Сева Молчанов: Ну и скачать легально обязательно. У меня есть друг который… появляется альбом, он его скачивает там,, в интернете, или в каком-тонком качестве, а потом идёт в магазин, покупает «компашку» и, не распечатывая ставит её на полочку. То есть он.. .

Ольга Рыжих: Для коллекции.

Сева Молчанов: Да, для коллекции. Он сделал как бы свой вклад… как бы он некую сумму перечислил своей покупкой исполнителям и «компашка»-то у него лежит – он её не трогает, даже не распечатывает.

Ольга Рыжих: А мне вот очень нравится система, опять же  к моему любимом Борису Борисовичу Гребенщикову, они на «Кругах» размещают свои альбомы..

Сева Молчанов: «Круги» и «ThankYou» — это один в один порталы.

Ольга Рыжих: Плати, сколько хочешь….

Сева Молчанов: А также если хочешь, можешь сделать материальное поощрение музыкантам.

Олег Вахрушев: Хороший шаг.

Сева Молчанов: Ребята, вам пришла смс-ка. Не поверите. «Baker Makers респект. Р-Н-Р бессмертен М.Х. »

Олег Вахрушев и Антон Серебренников: Миша Хазов, Хаз-басс.  То есть наша же легенда тагильского рока.

Сева Молчанов: Я себя вот сейчас очень униженным почувствовал. Я не знаю

Ольга Рыжих: И я не знаю

Олег Вахрушев: Группа «Чуоже небо»

Сева Молчанов: «Чужое небо» знаю

Олег Вахрушев: Вот это басист «Чужого неба»

Сева Молчанов: Всё. Я понял, понял.

Ольга Рыжих: А у нас ещё вопрос. Ещё вопрос, между прочим. «Не желает ли группа пройтись по творчеству такого классика рок-н-ролла как Майк Науменко?»

Антон Серебренников: Это не классик рок-н-ролла. Это русский рок-н-ролл. Это дань рок-н-роллу просто.

Павел Матвеев: Собственно, по творчеству Майка-то мы уже прошлись. У нас в репертуаре есть такая замечательная песня Майка – это «Ром и Пепси-кола». То есть вот, есть такое.

Сева Молчанов: Сегодня мы задавали риторический вопрос – жив ли рок-н-ролл?

Ольга Рыжих: И, по-моему, ответ уже совершенно очевиден на него.

Сева Молчанов: Рок-н-ролл, естественно, жив, и я голой статистикой немножечко подкреплю. Задавали мы вопрос в социальной сети ВКонтакте

Ольга Рыжих: Давай, обнажай.

Сева Молчанов: Варианты ответа – «живее всех живых», «мертвее всех мертвых» и «аааа я не знаю». То есть не определившихся у нас 6 человек. Тех, кто считает, что рок-н-ролл «мертвее все мертвых», видимо, тот, кто слушает попсу, рэп и прочие направления – и 9 человек. И тех, кто считает, что он живее всех живых был, есть и остаётся, таких 23 человека.

Олег Вахрушев: Что и требовалось доказать.

Тагил рулит!

Ток-шоу Ольги Рыжих и Севы Молчанова на «Экорадио»

 

 

 

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter
Система Orphus

3 комментария

  1. Все диалоги Олег — Антон перепутаны. Но смысл слов верен))

    Ответить
  2. Не все перепутаны, лишь некоторые. Это простительно, ведь труд огромный — обработать и написать все это. :)Спасибо!

    Ответить
  3. После слова «вирус» надо поставить точку!

    Ответить

Оставить комментарий или два

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:angel: 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:devil: 
:bomb: 
:bravo: 
:drink: 
:wonder: 
:sick: