ПН, 23 октября 2017 | В Нижнем Тагиле:-4.2°C

Как тагильчанин на Аляске золото добывал

И на радость американской детворе добрых пришельцев изо льда вырезал.

В одном маленьком Нижнем Тагиле ледовых городков зимой больше, чем в целой Америке – там они редкость даже на Аляске. И строят их русские мастера. «Самые лучшие скульпторы – в России. У американцев слабая фантазия. Они любят наивные детские темы для скульптур: робот из «Звёздных воин», целующиеся лебеди… Уровень скульптур, как у нас лет десять назад», рассказывает ледовый скульптор из Нижнего Тагила Эдуард Пономаренко, который, кстати, в этом году и для тагильчан построил главный ледовый городок на Театральной площади. Но в американских городках строил то, что нравится тамошней детворе: летающие тарелки и инопланетян – добрых, улыбающихся.

Снежных городков на Аляске мало, зато там проходит самый престижный международный фестиваль ледовой скульптуры Ice Alaska. Мастер из Нижнего Тагила в этом году участвовал в нём уже в пятый раз. Жюри конкурса никогда скульптора из российской глубинки не обижало – то серебро дадут, то бронзу. Но фестиваль 2015 года стал для тагильчанина триумфальным – из Аляски он впервые привёз «золото», да ещё сразу две медали.

пономаренко

Украшают Эдуарда Пономаренко не только награды, но и скромность. Всем иностранным участникам Ice Alaska помогают приезжать туда местные власти. Он ездит сам. Назанимает денег, а в Америке отрабатывает на строительстве городков. Ведь неизвестно, займёт ли призовое место, за которое положен денежный приз. Но за пять лет участия в фестивале Эдуард Пономаренко, как видно, понял, чего от мастеров ждут американцы.

— У каждого фестиваля своя специфика, и мы её учитываем. Если это фестиваль у Храма-на-Крови, это святые образы, если фестиваль в США – мы стараемся сделать то, что нравится американцам и что может понравиться американскому жюри. Они любят авангард, и в этом году мы выступали в категории «Абстракция».

– Скульптуры, которые принесли вам золотые медали, это «Древний хранитель» и «Духи магического танца». Расскажите о них. 
– Это не дракон, хотя все его так называют. Это некое существо типа шамана, на котором надет череп волка. Это хранитель древности. Он передаёт шар ребёнку, а в его лице всему человечеству, – это может быть знание, дар. А работа «Духи магического танца» состоит из четырёх фигур: шаман и духи мороза, огня и воды. Мы их между собой называли «танцующие доллары» из-за S-образной формы рук. При этом они ещё жонглируют кубиками, шариками и треугольниками.

site18 (1)

«Древний хранитель»

aysalyaska2

«Духи магического танца»

– В «Одиночном блоке» вы работали вместе с соотечественником Иваном Зуевым. А в «Мульти-блоке» к вам присоединился мексиканец Хулио Мартинес. Как складывались взаимоотношения с ним?

– С мексиканцем мы тоже второй год уже выступаем, есть, конечно, небольшие сложности – человек совершенно не знает русского языка, зато прекрасно владеет тремя другими. И всё же мы нашли общий язык. Художники – это вообще раса, которая не имеет национальности и языка, поэтому мы прекрасно понимали друг друга.

aysalyaska3

Слева направо: Иван Зуев, Хулио Мартинес, Эдуард Пономаренко

– В марте, когда проходил фестиваль, на Аляске было неожиданно тепло. Как это повлияло на ход работы?

– Да, там была плюсовая температура и повалил мокрый снег. При любой погоде можно работать. Плохо, когда не ожидаешь такой погоды. Если едешь на фестиваль в Европу, то знаешь, что там будет плюс, и соответственно планируешь сделать фигуру более устойчивую, где меньше склейки. А тут пытаешься удивить отвесными элементами – и вдруг плюс. А вообще Аляска – это очень яркое солнце, прожигающее, приходится прятать работы, натягивать тенты, загораживать лесами. Аляска похожа на Средний Урал и вообще на среднюю полосу России. В течение месяца, пока я там находился, было от —45 до +8.

– Пришлось внести изменения в скульптуры?
– Некоторые элементы убрали, но об этом знаем только мы с Иваном.

– Этап «Одиночный блок» это глыба льда весом в 3,5 тонны (для сравнения – при строительстве ледового городка на Театральной площади в этом году использовались глыбы весом 7080 килограммов). «Мультиблок» – десять таких глыб. Как вы работаете с такими объёмами?!

– Весело! Нам же дают технику. На фестивале строят не так, как в России – не всё сразу, а постепенно. Внизу работают с глыбой, потом поднимают и ставят. Но в первый раз, когда мы приехали, боялись тракторов этих. Ими же надо как-то управлять, а по-русски их водители не понимают. Приходилось поднимать все вручную, на себе таскали.

– А высота фигур какая?
– В «Одиночном блоке» до 5 метров, в «Мультиблоке» до 10 метров.

– Наверное, фестиваль очень популярен среди американцев?
– Да, многие туда приезжают посмотреть на фигуры. Фестиваль проходит на территории заповедника. К скульптурам часто лоси выходят. Выйдут, походят между фигур и дальше идут.

– Много россиян на фестиваль приезжают?
– Кроме нас, постоянно приезжает ещё скульптор из Ижевска. Бывает, что человек 1015 собираются. Нам тогда дают отдельный домик для проживания подальше от всех.

Летом Эдуард Пономаренко планирует участвовать в фестивале «Лом», где делают металлические скульптуры – не всё же с хрупким льдом работать.

Текст: Ольга Думченкова
Фото: www.icealaska.com, ИА «Все новости»

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter
Система Orphus

3 комментария

  1. Виват,Эдуард! Виват,Россия!

    Ответить
  2. Нет, всё-таки я — неисправимый патриот. Прямо распирает от гордости за земляка!

    Ответить
  3. Удачи в творчестве! Молодец!

    Ответить

Оставить комментарий или два

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:angel: 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:devil: 
:bomb: 
:bravo: 
:drink: 
:wonder: 
:sick: