ПТ, 15 декабря 2017 | В Нижнем Тагиле:-5.4°C

Алексей Кушнарёв: «ЕВРАЗ НТМК занимает четвертое место в рейтинге комбинатов России по уровню зарплат»

13 августа гостем прямого эфира «Экорадио» был управляющий директор ЕВРАЗ НТМК Алексей Кушнарёв. Ремонт шестой доменной печи, благоустройство Лисьей горы, социальные гарантии и рост зарплат обсудили с руководителем градообразующего предприятия Нижнего Тагила.

— Сейчас вся страна живет, затянув пояса. Как себя чувствует ЕВРАЗ НТМК на фоне западных санкций и слабеющего рубля?

— Чувствует себя уверенно. Мы завершили производственную программу первого полугодие с выполнением всех показателей, даже с перевыполнением на 2,5 %. Считаю, что санкции не сказываются на работниках, потому что работа есть, зарплата выплачивается. Мы выполняем обязательства по коллективному договору, сохраняем весь социальный пакет. Когда же работник покидает комбинат, то он ощущает все эти негативные изменения, связанные со стоимостью продуктов, услуг, изменения в кредитовании. Те, кто взял ипотечные кредиты, это чувствуют.

— То есть, в целом настроение у людей, приходящих ежедневно на работу, более-менее стабильное?

— Настроение стабильное. Я, как директор, понимаю, что изменения в экономике влияют на металлургию и на комбинат, но у нас стабильная ситуация.

— Этот год для тагильских металлургов особенный – юбилейный. С какими результатами комбинат встретил своё 75-летие?

— Результаты хорошие. Все стабильно. Я представляю себе, как комбинат будет развиваться, что ожидает весь коллектив, что мы будем делать в техническом развитии. Мы хорошо отпраздновали свой юбилей. Считаю, что День металлурга прошел «на ура». Даже погода позволила нам провести на стадионе торжественное мероприятие. Сначала моросил дождик, было мало людей, но как только заиграли фанфары, дождь прекратился. Снова начал накрапывать, когда группа «Любэ» уже заканчивала своё выступление.

DSC_0965

— Алексей Владиславович, какие задачи перед собой и коллективом вы ставите на второе полугодие?

— В первую очередь, это стабильность в работе. Должны работать без травм, больше всего меня расстраивает, когда кто-то получает на заводе травму.

— Таких случаев в последний год стало больше или меньше? Что говорит статистика?

— Количество несчастных случаев в первом полугодии этого года снизилось, по сравнению с прошлым, но то, что они есть – это очень плохо. Мы должны стремится к тому, чтобы их не было вообще. Если человек приходит на работу, неважно на комбинат или на какую-либо другую, он должен вернуться домой, к своим родным и близким в полном здравии. Следующая задача, в имеющихся непростых экономических условиях, снижение затрат. Это любой поиск снижения себестоимости, чтобы мы имели возможность развиваться, выплачивать зарплату. Это наша основная задача.

— Есть ли у вас уже какая-либо идея по снижению затрат?

— Идей много. У нас есть проекты. Для примера, я вчера был в Москве, в Институте стали и сплавов, на кафедре тепловых агрегатов и оборудования. Мы говорили о том, как мы можем снизить энергопотребление, потребление газа, поставив современные приборы. Это реальные проекты, они не дорогие, но эффективные.

— Какие производственные проекты начнут реализовываться во втором полугодии?

— Мы заключили контракт на строительство нового шаропрокатного стана. Сегодня шары пятой группы твердости, которые используются в мельницах на горнодобывающих предприятиях, никто в России не производит.

— Где их раньше закупали?

— Раньше помольные шары такого уровня твердости горно-обогатительные комбинаты приобретали заграницей. Мы на комбинате давно производим стальные шары, но они не достигали требуемого качества. Поэтому мы заключили контракт с Томской электронной компанией, через неделю встречаемся с представителями еще одной российской компании, которая будет нам поставлять необходимое оборудование. Скоро мы увидим график проектирования и изготовления оборудования. Хочется, чтобы в конце следующего года это оборудование заработало.

— То есть, приблизительные сроки реализации проекта – полтора года.

— Сроки определяются изготовлением оборудования. Примерно год уходит — на проектирование и изготовление, а затем — сама стройка. Мы планируем построить быстро.

— Оборудование изготовляется в России или за границей?

— Когда все говорят об импортозамещении – это хорошо, но есть вещи, которые мы не может сделать так качественно, как нужно. Наверное, мы к этому придём скоро. Сейчас основная часть оборудования изготавливается в России, а некоторые компоненты, такие как гидравлика, контроллеры, которые управляют электроникой, изготавливаются компанией «Сименс». Ничего страшного в этом нет. Зато оборудование работает надежно и качественно.

— Сколько новых рабочих мест появится в результате реализации этого проекта?

— Рабочих мест не появится, потому что мы будем закрывать одно старое производство и переведем людей на новое. Сегодня мы ничего нового в производство не вводим, нам нужно совершенствовать то, что есть. У нас впереди большой ремонт доменной печи, который займет ощутимый период времени.

— Вы говорите про шестую?

— Про шестую доменную печь. Мы уже начали заниматьсяи рельсобалочным цехом, так как его надо перепрофилировать.

— К нам поступил вопрос. Человек подписался «рельсобалочником». Он пишет: «Я так понимаю, что в рельсобалке сегодня сложная ситуация. С апреля по комбинату ходят слухи о закрытии участка термоотделения и прекращения производства рельсов в Нижнем Тагиле. Но официальных документов и каких-то приказов пока нет. В связи с этим, в коллективе РБЦ сложилась непростая ситуация, люди пытаются покинуть участок или перевестись на другие участки, но их не отпускают. Участок пока функционирует. Многие, не дожидаясь сокращения, вообще уходят с комбината. Напряжение растет. К этому добавляется отсутствие ремонта, дефицит инструментов и материалов. «Дотяните до сентября, вас все равно закрывают». Когда нужно было прикрыть дефицит рельсов, связанный с остановкой РБЦ на ЗСМК, к нам было большое внимание. Сейчас мы выживаем. Такое впечатление, что все ждут, когда участок сам остановится из-за отсутствия кадров, запасных частей или по другой причине. Проясните, пожалуйста, ситуацию».

— Очень правильно и грамотно сформулирован вопрос. Сегодня построено новое рельсовое производство в Новокузнецке. Современный цех, современный стан, который в состоянии закрыть всю потребность РЖД в рельсах. Сегодня я не вижу возможности выпускать рельсы у нас. Снижение загрузки в цехе, конечно, отражается на настрое в коллективе и мы в ближайшее время примем решение о дальнейшей судьбе подразделения.

— О каком количестве сотрудников идет речь?

— Закрытие рельсового производства не приведет к закрытию всего цеха. Это такой же сортовой цех, который будет производить продукцию. Мы говорим только о термоотделении, где происходила закалка рельсов, производилась их отделка. Последнюю партию рельсов мы произведём в сентябре. После этого термоотделение будет закрыто. Мы готовы всех людей, которые здесь работают, трудоустроить на комбинате, перевести в другие цехи, если надо — обучить другим профессиям. Всем людям дать работу. Я уже сегодня занимаюсь поиском того, как этот стан, который сегодня работает, перепрофилировать под новые и современные виды проката, чтобы он соответствовал нынешнему уровню техники. Мы начали работу с несколькими иностранными компаниями, у нас есть приглашения посетить аналогичные предприятия, которые прошли по такому же пути реконструкции, и я думаю, что в ближайший год мы этим займемся. Рельсобалкой займёмся после окончания ремонта шестой доменной печи. Хочется, чтобы к этому времени у нас уже было готовое техническое решение по новому стану в цехе.

DSC_0961

— Вы упомянули о шестой домне. Расскажите, что там предполагается сделать, и что это даст не только сотрудникам комбината, но и всем жителям Нижнего Тагила?

— У нас сегодня две доменные печи, которые отработали свой нормативный срок и подошли к капитальному ремонту первого разряда, когда печь практически полностью обновляется. Есть проблемы с шестой доменной печью, потому что она была спроектирована на производство примерно 3,5 тысяч тонн чугуна в сутки. А сейчас, оставшись на двух печах вместо пяти, которые были раньше, она производит почти 7 тысяч тонн в сутки. Оборудование начало работать в ускоренном режиме, соответственно увеличивается износ и система аспирации не справляется с теми выбросами, которые происходят при производстве чугуна. Все тагильчане видят над комбинатом рыжие облака, на которые раньше, когда работал мартен, никто не обращал внимания, а сегодня, когда небо чистое, это бросается в глаза. Меня это тоже раздражает.

— К нам поступил вопрос. Этим летом у Нижнего Тагила какая-то особенная, адская ситуация с вашими выбросами. В июне коксом пахло чуть ли не весь день. Что делается, чтобы снизить выбросы?

— При реконструкции печи мы заложили те решения, которые позволят полностью убрать рыжий дым и небо станет чистым. Сегодня мы имеем и проекты по коксохиму. Например, в бензольном отделении мы сделаем установку верхнего налива бензола, сократим точки налива бензола с 21 точки до 7, ограничим выбросы паров этого вещества в воздух. Весь бензол будет наливаться в цистерны и отправляться на Западно- Сибирский комбинат, где будет перерабатываться дальше. Думаю, мы на две трети уберем все посторонние запахи. Кроме этого, мы занимаемся вопросами переукрытия химустановки, у нас есть инженерные решения, которые тоже помогут избавиться от запахов. Есть экологическая программа, она довольно приличная и денежная. Без этого нельзя.

— Алексей Владиславович, продолжим обсуждать ваше предприятие и ситуацию на нём. В каких странах мира уже ездят на колесах «ЕВРАЗ» НТМК?

— В Америке, Канаде, Турции. Мы отправили партию в Италию и Чехию. География расширяется. Мы продолжаем разрабатывать новые типы колёс, причём как для грузопассажирского состава, так и для локомотивов.

— Наверное, там вам пришлось кого-то «подвинуть»?

— «Двигать» можно и на российском рынке. Никто просто так рынок не отдаёт. Заходишь с любым продуктом на рынок, и он должен отвечать требованиям этого рынка, быть качественным и рентабельным.

— На российских предприятиях уже удалось восстановить объём отгрузки или все равно общая ситуация в стране давит?

— У нас традиционно половина продукции уходит на экспорт. Сейчас ситуация в стране не самая лучшая. На рынках строительства и машиностроения мало заказов. Машиностроители развиваются, когда есть заказы на оборудование, они получают заказы, у них появляются средства на то, чтобы это произвести. Начинается движение. Есть строительство, куда можно поставлять балки, профиль, но повторюсь, сегодня это не лучший рынок, цены значительно снизились. Однако мы с оптимизмом смотрим в будущее.

— Насколько стабильно работает цех широкополочных балок?

— Это востребованный цех, уникальный для России, единственный такой. Мы производим балки, как по российскому стандарту, так и по европейским, американским и японским стандартам. Наша балка востребована как в Европе, так и в азиатских странах, и сегодня мы думаем, как расширить продуктовую линейку этого цеха, а также рельсобалки и крупносортного цеха. Мы сейчас осваиваем порядка двадцати новых продуктов, которые мы готовы предложить на рынок.

— Есть ли сейчас какие-нибудь знаковые объекты, которые возводятся с использованием вашей продукции?

— Самый ближний объект – мост в Крым. Мы уже имеем заказы на поставку балки для строительства моста.

— Кроме вас кто-то будет поставлять туда похожую продукцию?

— Да, конечно.

— ЕВРАЗ НТМК перешёл на новые мощности по производству газов. Почувствовали ли вы разницу, есть ли экономический эффект?

— Пока не почувствовали. Мы не ощутили какого-то перехода, но поскольку оборудование новое и только введено в строй, оно имеет «болезнь» пускового периода. Мы держим в резерве своё оборудование. У нас останутся и свои мощности, которые будут работать. Рано ещё говорить о каких-либо преимуществах.

— Каждый раз, когда вы приходите в студию, мы с вами обсуждаем тему бережливого производства. И с шагом полгода-год, когда вы к нам приходите, я вижу определенные подвижки, а вы?

— Я тоже вижу. Мы занимаемся этой темой примерно два с половиной года. Я вижу улучшения, у людей меняется подход. Есть такие цеха, которые начинают откатываться назад, но в целом по комбинату прогресс большой.

— Похвалите кого-нибудь?

— Можно похвалить всех наших электриков. Они всегда были более честолюбивыми. Основные наши цеха, такие как прокатный, конвертерный, доменный, коксохим достигли больших результатов. Приезжал генеральный директор Металлоинвеста Андрей Варичев. Посетив производственные подразделения, он захотел привести своих руководителей, показать им как чисто в цехах, на комбинате. Вот это такая хорошая оценка нашей работы.

— Алексей Владиславович, недавно Горно-металлургический профсоюз России признал коллективный договор ЕВРАЗ НТМК лучшим в стране. Вы согласны с такой оценкой или у вас есть свои вопросы, как у руководителя, к колдоговору?

— Лучший – не лучший, но он очень хороший, и он охватывает все актуальные интересы наших работников. Новый коллективный договор будет подписываться в декабре, сейчас идут переговоры с профсоюзным комитетом. Но уже сегодня видно, что он не будет хуже существующего, и мы сохраним все социальные гарантии для наших работников.

— Какие наиболее важные социальные гарантии прописаны в этом коллективном договоре?

— Всех интересует рост зарплаты. Июль мы закончили с зарплатой в 45 тысяч рублей. Ко Дню металлурга всем работникам выплатили по 5 тысяч рублей. В конце года ожидается ещё одна такая же выплата. И с 1 января 2016 года мы поднимаем всем зарплату на 8%. Сегодня идут переговоры о том, как мы будем платить зарплату, какой у нас будет рост, он не будет ниже имеющейся сегодня инфляции. Мы сохраним все наши программы, такие как «Молодежь», «Ветеран», сохраним поддержку детей наших работников, которые посещают детские сады, когда-то переданные на баланс города. Сохраним поддержку городским социальным объектам, которую мы когда-то гарантировали. Мы передали городу парк, и я слышал реплики, что комбинат якобы сбросил всё это. Не надо забывать, что мы передали парк городу на тех условиях, что мы будем ежегодно в него вкладывать по несколько миллионов, которые мы и раньше вкладывали, и наводить в нём порядок.

— То есть, жители не почувствуют ухудшения?

— Хуже в парке не будет.

DSC_0964

— Теперь к вопросам, которые поступили на наш сайт и по телефону. Алексей Владиславович, когда вы прекратите в семь утра приходить в «колеску» и мешать нам спать? Во сколько часов вы встаете и сколько часов в сутки спите?

— Встаю в шесть утра. Часов шесть стараюсь поспать.

— Вам достаточно шести часов? В юности тоже шесть часов спали или из-за большой ответственности некогда спать?

— Сегодня завидую своему сыну, который во время каникул может спать до десяти часов. Правда, не знаю во сколько он ложится, находясь за компьютером. С работы прихожу около десяти вечера, ложусь в полночь, а в шесть часов – подъём, в семь уже на заводе. Хватает. Отсыпаюсь уже в отпуске.

— Ранее вы сказали, что на сегодняшний день средняя зарплата на предприятии достигла 45 тысяч рублей. Как на фоне других предприятий по уровню и движению зарплаты выглядит ЕВРАЗ НТМК?

— По справке, которую я видел, нет такого опережающего роста зарплаты, который был раньше, у Магнитогорского и Липецкого комбинатов, у Северстали. Июньская зарплата у Магнитогорского составила 54 тысяч, у Липецкого и Северстали – порядка 48 тысяч рублей. Мы со своей зарплатой где-то четвертые в рейтинге комбинатов России. Сказывается положение на рынке, и все начинают понимать, что зарплата – это, в первую очередь, производительность труда. У нас свой путь, и я уже говорил, как будет развиваться зарплата.

— Алексей Владиславович, вопрос на сайте называется «Про детский сад». Продолжит ли комбинат компенсировать дополнительные услуги для детей работников? Продолжите ли финансировать Дворец культуры и бассейн? Не планируете ли отдать городу «Баранчинские огоньки»? НТМК единственный, кто имеет на балансе лагерь. Вот такой многочастный вопрос.

— Я уже сказал, что в колдоговоре всё это включено. Сегодня нет даже мысли куда-то отдать «Баранчинские огоньки», прекратить финансирование нашего Дворца, наших спортивных объектов, потому что это всё для наших трудящихся. Сегодня это те места, куда можно пойти отдохнуть, снять напряжение. В Тагиле таких мест немного. Хорошо, что градоначальник строит ФОКи, бассейны. Надо ещё больше. Чтобы было куда людям пойти. А мы пока свою сферу никому не отдадим, будем держать.

— Читатель подписался «Александр». «Алексей Владиславович, поздравляю вас и ваш коллектив с прошедшим Днём металлурга и юбилеем комбината, и вопрос о блокировании полосы движения по утрам двух полос транспортом, ожидающим свою очередь для въезда на комбинат. В первую очередь, на мой взгляд, проблемы создаются грузовиками и спецтехникой. И второй вопрос – как обстоят дела с парковками для личного транспорта металлургов? В прошлый раз вы говорили, что будет построена новая, возможно, многоуровневая парковка».

— Пока не знаю, как решить проблему с блокировкой полос, потому что приезжает много транспорта. Комбинат исторически так построен и узкие улицы, которые его окружают, не позволяют решить эту транспортную проблему. Она усугубилась и тем, что многие потребители хотят забирать продукцию самовывозом, потому что железная дорога не в полной мере справляется с нагрузкой. Появилось больше транспорта. Сейчас думаем, как решить эту проблему. Насчет стоянок, сейчас строим новые «карманы», расширяем. Многоуровневая стоянка очень дорогая. Это на будущее.

— Человек, не назвавший себя, задаёт следующий вопрос. На УВЗ мой знакомый, работающий на сделке, в последний месяц находясь на двух третьих, получил одну тысячу рублей. Алексей Владиславович, можно ли классному токарю устроиться к вам на предприятие, есть ли у вас прием сейчас?

— Можно. Классные токари нам нужны. У нас сегодня есть проблемы в том же колесобандажном цехе, где нам не хватает токарей. Те колёса, которые мы делаем, должен изготавливать высококлассный специалист. Двери для токарей всегда открыты.

— Сколько у вас всего сейчас вакансий имеется, и на какие из них открыт приём?

— Широкого приёма нет, но сегодня востребованы сталевары, доменщики, прокатчики, гидравлики, высококлассные механики, токари. Мы отдаём предпочтение молодым рабочим, молодым специалистам, которых надо растить. Это наше будущее. Комбинат должен развиваться дальше. В этом году мы примем на комбинат порядка 250 молодых людей. А внутри комбината мы людей переобучиваем, переустраиваем.

 

— Алексей Владиславович, ЕВРАЗ НТМК всегда активно участвовал в жизни города. Какие проекты были реализованы в этом году? Мы знаем, что, например, проводилась с вашим участием реконструкция Лисьей горы. Вы довольны реализацией данного проекта?

— Всё, что сегодня делается в городе – практически везде есть наша рука. Мы участвуем во всех проектах и поддерживаем нашего градоначальника. Я доволен осуществлением проекта по Лисьей горе. Он ещё не закончен, мы в следующем году что-то ещё сделаем.

— А «что-то» это что?

— Подождём до следующего года.

— На сегодняшний день вы довольны тем, как выглядит Лисья гора. Было много опасений насчет того, как ляжет дорожка, ведущая на вершину, не испортит ли она ландшафт, как будет выглядеть сама башня на Лисьей горе. Сейчас, когда официально открыта отреставрированная башня, много хороших отзывов. Вы как считаете?

— Хорошо, что тагильчане внимательно следят за тем, не испортят ли какие-либо вмешательства облик Лисьей горы. Все работы согласовываются с профессионалами. Это и архитекторы, и строители, которые знают, как это всё сделать так, чтобы это осталось на долгое время. Единственное, что меня возмутило, это когда кто-то, когда уже всё сделали, разрисовал башенку граффити. По-старинному, выловить бы и розгами наказать.

— Это, наверное, желание всех здравомыслящих тагильчан. Все с нетерпением ждут открытия обновленных, любимых мест отдыха, таких как Лисья гора, набережная, которая теперь будет называться «Тагильская лагуна». Хотелось бы, чтобы они как можно дольше сохранились в свежем виде. Продолжаете ли вы помогать подшефным школам и детским садам?

— Продолжаем и будем продолжать.

— Например, во время этих летних каникул традиционно школы готовятся к новому учебному году. Можете ли вы сказать конкретно каким школам и чем вы помогли в этом году?

— Сегодня за каждым цехом закреплена какая-нибудь школа. Порой ко мне приходит начальник цеха и просит о помощи с материалами. Я не отказываю — помогаем. Иногда слышу реплики, что мы бросили детские сады. Мы не бросили. Мы также вкладываем деньги в сады, чтобы дети наших работников получали хорошее начальное образование и воспитание. Мы поддерживаем и гимназию, поддерживаем филиал УрФУ, поддерживаем колледж. Где-то оборудованием, где-то – программами, компьютерами.

— Под конец я оставила вопросы личного плана, которые задают к завершению эфира. В частности, сегодня нам задали вопрос, хорошо ли вы учились в школе?

— Хорошо учился.

— Вы помните свой аттестат? Русский язык, математика. К чему была склонность?

— Была больше склонность к гуманитарным наукам. Всё зависит от того, как тебе преподают предмет. От этого зависит любовь ученика к предмету. Мне очень нравилось, когда читали историю, потом я был влюблён в литературу. Физику нам здорово читали. Школа была как раз физико-математической. Школу окончил с аттестатом, в котором была половина четверок, половина пятерок. По литературе и языкам были пятерки, математика, физика, химия – четвёрки.

— Какое художественное произведение из школьной программы по литературе вам запомнилось на всю жизнь, и вы его считаете, возможно, руководством к действию?

— Это даже не литературное произведение. Это – Пушкин. И вся русская поэзия. Это и перечитывается с удовольствием. Это – кладезь богатства нашего русского языка.

— Удивительно услышать, что технарь до мозга костей в школе был влюблён в гуманитарные науки и пронёс поэзию Пушкина через всю жизнь.

— Был период, когда я не представлял, что буду металлургом, мне хотелось стать спортивным врачом.

— Спортивным врачом?

— У меня мама – врач. Поскольку занимался физкультурой, то хотелось быть спортивным врачом. Потом поступил в горно-металлургический институт, окончил его, и уже там появилась тяга к металлургии. А тяга появляется тогда, когда впервые приходишь в цех, видишь раскаленный металл, слышишь работу цеха, чувствуешь запах горячего металла.

— Что бы вы могли посоветовать сегодняшним мальчишкам, которые выбирают себе профессию? Чем руководствоваться – сердцем, умом, идти по стопам родных?

— Тут должен быть симбиоз. Нужно прислушаться к себе, прислушаться к родителям, чего дети сегодня не делают. И зря, потому что пока мы учимся в школе, мы находимся под опекой семьи, близких. А когда ты вступаешь в самостоятельную жизнь, где сам принимаешь решения и отвечаешь за них.

— Алексей Владиславович, есть ли у вас девиз, которому вы следуете всю свою жизнь? Вопрос от слушателей, читателей.

— Если взялся за дело, то делай его хорошо.

— Вы этот девиз со школы несете или с более зрелого возраста?

— Со школы.

— Спасибо. Желаю, чтобы у каждого был такой твердый девиз, который живет с вами всю жизнь и помогает принимать вам правильные решения, не сгибаться под обстоятельствами, окружающими нас. Алексей Владиславович, спасибо вам за разговор.

 Беседовала Елена Боярская

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter
Система Orphus

18 комментариев

  1. Незнайка

    Комбинат чувствует себя уверенно , Настроение стабильное , результаты стабильные , зарплата хорошая и тоже стабильная. Все прекрасно. :unsure:

    Ответить
  2. 45 тыщ. Зарплата! Вот это металлурги живут,а аще и на 8 проц. Поднимут!

    Ответить
    • не радуйтесь, они за это бабло здоровье своё гробят, и в 50 лет мужик с нтмк уже не мужик, а развалина.

      Ответить
  3. Алексей Кушнарёв: «ЕВРАЗ НТМК занимает четвертое место в рейтинге СЕЛЬХОЗ комбинатов России по уровню зарплат НАЧАЛЬСТВА И ДОХОДОВ СОБСТВЕННИКОВ ПРЕДПРИЯТИЯ»

    Ответить
  4. людей посокращали, щас напряг везде, как они выплывут из этого, непонятно. старики уйдут на пенсию и пипец заводу. китайцев придется привозить.

    Ответить
  5. 45 смешно!!! Далеко не такая!!!

    Ответить
  6. Сам работник и получаю намного меньше!!!

    Ответить
    • Как будто вы не знаете, что такое средняя зарплата, десять работяг получают по 20 тыс. и один зам зама по 300 тыс. примерно так и выходит :yes:

      Ответить
  7. А санаторная путевка стоит 48 тысяч! Как металлургу восстанавливаться?

    Ответить
  8. Кушнарев всегда такое обиженное лицо имеет, будто хочет сказать, «простите меня русские люди, но хозяева завода сказали выжимать всё до последней капли из людей и оборудования, я не виноват» но карма всё равно придет и спросит каждого по делам его. так же как Демидовы, которые жировали на теле рабочего народа, а щас В АДУ парятся. причём вместе со своими управляющими заводами.

    Ответить
  9. НТМК Зек все правильно сказал!!!! ,всем воздасся за грехи их! Гореть им в АДУ!!!

    Ответить
  10. «Чувствует себя уверенно. Мы завершили производственную программу первого полугодиЕ». Я понимаю — на русский язык плевать, но не для отечественного СМИ.

    Ответить
  11. Извините-в глаза бросается.

    Ответить
  12. Интересно говорит он о стабильности. Видимо заглядывая в свой кошелек, а потом ответ да все стабильно. По з/п всех обделяют и это не секрет. Работников не могут обеспечить работой при этом отдавая на сторону, всяким раздолбаям (Машпромовцам) работу по ремонту плит кристаллизатора. При этом станки и оборудование свои будут простаивать и рабочих распределять по другим цехам. Затраты на покупку недостающего оборудования будут малы с теме, что сейчас выбрасывают на ветер. Это также на УВЗ ремонт легкового парка проходит в сервисе Мусихина В.К . При этом люди сидят без дела. Или видимо слишком это сложно отремонтировать машину, чем собрать танк.??? Одни вопросы. Это не руководители, а надсмотрщики, следят за тем чтоб все через их карман шло и не как по другому.

    Ответить
  13. Точно!

    Ответить
  14. Приходите ребята в колеску… Была зарплата 50-60 общего, а стала на 15 тыс меньше. Да и токарей там хватает, своих уже всех уволили… Хотя работать там нужно.. Ночью не поспишь, нормы выработки высокие!

    Ответить

Оставить комментарий или два

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:angel: 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:devil: 
:bomb: 
:bravo: 
:drink: 
:wonder: 
:sick: