СР, 18 сентября 2019 | В Нижнем Тагиле:+12.4°C

«Самое страшное – когда я задыхался с пакетом на голове». Суд озвучил письмо тагильчанина, из которого выбивали признание в краже

Последнее судебное заседание по делу об избиении полицейскими задержанного Максима Червоткина состоялось 9 сентября в Ленинском районном суде Нижнего Тагила. По версии следствия, оперуполномоченные Леонов, Лобанов и Бородачёв в октябре 2018 года нанесли множественные травмы Червоткину, заставляя его признаться в краже, которую он не совершал.

Потерпевший Максим Червоткин в суд прийти не смог, поскольку находится на стационарном лечении из-за психологической травмы. Ранее его жена Наталья рассказывала ИА «Все новости», что душевное здоровье мужчины пошатнулось во время судебных заседаний.

Червоткин написал письмо судье. В нём рассказал, что полицейские били его, издевались и унижали его достоинство, при этом смеясь говорили, что «у них везде связи и им всё позволено».

«Самое страшное – чувство безысходности, непонимания происходящего. Когда Леонов меня бил, он не думал о своих детях, Лобанов говорит, что его вообще там не было, меня он не бил и не видел. Они не посчитали, что у меня тоже есть семья, несовершеннолетняя дочь, которую нужно кормить, воспитывать, дать образование. Они не соизволят даже извиниться, а наоборот, поливают грязью меня и моих родных. Самое страшное – то чувство, когда я задыхался с пакетом на голове и не мог освободиться, поскольку был в наручниках. Исходя из их позиции по делу и лжесвидетельств прошу вас назначить самое строгое наказание», — обратился к суду в письме Червоткин.

  • 1/11

    Повреждения, которые получил Червоткин во время удержания в отделе полиции 

  • 2/11

    Повреждения, которые получил Червоткин во время удержания в отделе полиции 

  • 3/11

    Повреждения, которые получил Червоткин во время удержания в отделе полиции 

  • 4/11

    Повреждения, которые получил Червоткин во время удержания в отделе полиции 

  • 5/11

    Повреждения, которые получил Червоткин во время удержания в отделе полиции 

  • 6/11

    Повреждения, которые получил Червоткин во время удержания в отделе полиции 

  • 7/11

    Повреждения, которые получил Червоткин во время удержания в отделе полиции 

  • 8/11

    Повреждения, которые получил Червоткин во время удержания в отделе полиции 

  • 9/11

    Повреждения, которые получил Червоткин во время удержания в отделе полиции 

  • 10/11

    Повреждения, которые получил Червоткин во время удержания в отделе полиции 

  • 11/11

    Повреждения, которые получил Червоткин во время удержания в отделе полиции 

После прений сторон судья Наталья Цейзер предоставила полицейским последнее слово. Ни один из них вину не признал.

«Уважаемый суд, я прошу чтобы рассмотрели все доказательства и вынесли справедливое решение по данному делу. Также прошу чтобы учли все события и дали оценку справедливую. Свою вину я не признаю, лично с Червоткиным до так сказать очной ставки знаком не был», — сообщил Антон Лобанов.

«Прошу суд вынести законное и обоснованное решение», — сказал Анатолий Леонов.

«Ваша честь, хочу начать с того, что я добропорядочный гражданин, с детства приучен к дисциплине и труду, воспитывался в полной благополучной семье, окончил московский вуз, после чего был отправлен служить в армию за пределами России. <…> Больше всего в данной ситуации мне жалко моих родных, родителей, которые на протяжении всей моей жизни и по сей день оказывали мощную поддержку во всех моих начинаниях и делах. Самое моё большое желание суметь и успеть ответить им тем же, так как они сейчас находятся в преклонном возрасте, отец имеет инвалидность, у него проходила сложнейшая операция на сердце и он инвалид бессрочно. <…> Хочу ещё раз отметить, что я не виновен в инкриминируемом мне преступлении, никакого насилия и никаких спецсредств я к Червоткину не применял. Прошу суд вынести справедливое решение», – сказал Денис Бородачёв.

Гособвинение запросило для подсудимых от шести до семи лет лишения свободы с запретом работать в органах внутренних дел на два года. Кроме того, прокуратура потребовала изменить меру пресечения с запрета определённых действий на содержание под стражей. Оглашение приговора состоится 18 сентября в Ленинском районном суде.

Полицейских ОП №21 обвиняют в избиении тагильчанина Максима Червоткина, которое, по версии следствия, произошло 3 октября 2018 года. В тот день Червоткина вызвали в отдел якобы для объяснения по невыплаченным штрафам. Когда он пришёл в служебный кабинет оперуполномоченных, его стали обвинять в краже в селе Николо-Павловское, по словам Червоткина, он её не совершал. Полицейские оставили его в помещении на час, чтобы он подумал и подписал признательные показания. Спустя некоторое время они начали избивать Червоткина, нанесли ему 38 ударов по голове, ногам и туловищу. Также его заставляли отжиматься, приседать, надевали наручники, а на голову – пакет. Освободили тагильчанина только на следующий день, 4 октября, когда за ним пришла жена.

После произошедшего полицейский Антон Лобанов долгое время скрывался от следствия. Его объявляли в федеральный розыск, но позже он сам пришёл в Следственный комитет. На одном из заседаний в августе 2019 полицейские давали показания о том, что делали 3 октября 2018 года, с точностью до часа восстанавливая события годовалой давности. До этого подсудимые воздерживались от рассказов о дне задержания Червоткина. Эти факты, считает семья потерпевшего, свидетельствуют о том, что полицейские говорят неправду.

Червоткин долго лечился в больнице. Обвиняемые сначала находились под стражей, затем суд изменил им меру пресечения на запрет определённых действий. Лобанову, Леонову и Бородачёву нельзя покидать дом с вечера до утра, отправлять и принимать письма, а также общаться с другими подозреваемыми.

Обвиняемые Леонов, Лобанов, Бородачёв

Поделиться в соц. сетях
Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter
Система Orphus

3 комментария

  1. Головач Лена

    Молодняк оборзевший. На кавказе бы их по своим законам уже закопали. Понаберут по объявлению кого попало. Щас в кб, пятерочку, магнит, или увз и нтмк устроиться сложнее чем в правоохранительные органы. Вот и результат.

    • Стабильность

      А по моим данным, на Кавказе сотрудникам выписали бы премию, а потерпевшего бы не нашили, по-крайней мере, живым.
      Но у нас делают попыткуу виновных привлечь по-закону, это хорошо.
      И вы не находите, что у вас, головка члена, весьма странная логика. По вашему мнению, у народа, идти на конкурс в пятерочку или КБ за копейки, с пенсией в 65 лет, лучше, чем на зарплату от 40 тр в органах, причем с пенсией через 20 лет выслуги, плюс разные льготы?
      По моему мнению, член в голове, ты полный идиoт!

Оставить комментарий или два