ВС, 22 сентября 2019 | В Нижнем Тагиле:+3.5°C

«Меня избивали, вывозили в лес, обещали 6 лет за признание». Показания обвиняемого в убийстве хоккеиста Чумарина перед приговором

Ленинский райсуд Нижнего Тагила допросил Самата Хазипова, обвиняемого в убийстве хоккеиста и тренера Александра Чумарина, который пропал 2 июля 2017 года. Подсудимый по-прежнему настаивает на своей невиновности. Во время допроса Хазипов заявил, что оперативники выбивали из него признательные показания.

«Вечером 22 ноября 2017 года меня привезли в отдел полиции на Островского. Показали фоторобот [Чумарина, — прим. ВН], сказали: «Ты же убил!» Через 2-3 часа меня вывезли за пределы Гальянки. Начали избивать, угрожать. Потом в кабинете закрывали, наручники на руки и ноги делали, я лежал на полу. В вечернее время опять вывозили за Гальянку, в разные места. Приходил Белоконный и другие сотрудники, просили дать признательные показания. За это обещали 6 лет. И так до 25 ноября, пока не сдали в следственный комитет», – рассказал судье обвиняемый.

По словам Хазипова, после допросов с применением силы за медицинской помощью он не обращался – боялся, что его «придут лечить те же сотрудники, что избивали».

Обвиняемый уверен, что к исчезновению 24-летнего хоккеиста причастен ключевой свидетель Гор Мхитарян. Это единственный человек, который, по версии следствия, видел перебранку Чумарина с Хазиповым у «Девичьей башни» в ночь трагедии. Во время конфликта последний достал нож и ударил хоккеиста ножом в живот. Тело обвиняемый погрузил в багажник машины Мхитаряна, отвез его до главного карьера ВГОКа, где сбросил вниз. Позднее они якобы приезжали туда снова, чтобы проверить, виден ли труп. При этом ни тела Чумарина, ни его личные вещи не нашли до сих пор. Также не обнаружено следов крови на ноже и в автомобиле Мхитаряна.

  • 1/3

    Подсудимый Самат Хазипов выступил с последним словом в суде 

  • 2/3

    Гор Мхитарян - единственный свидетель убийства хоккеиста Александра Чумарина. Фото из архива 

  • 3/3

    Пропавший хоккеист Александр Чумарин  

«Мхитарян звонил мне в колонию в 2018 году. Говорил: «Не обессудь, братан, меня заставили дать против тебя показания. Если бы не дал, меня бы самого посадили. Но я обещаю дать правдивые показания в суде. Ничего не подумай! Я тебя не оговариваю», – вспомнил Хазипов в зале суда.

До исчезновения Чумарина обвиняемый нигде не работал, жил на средства матери и своей подруги Марии Гавриной, которая сейчас отбывает срок за сбыт наркотиков. По словам Хазипова, в то время он принимал «соль» по 50 раз в сутки и пытался покончить с собой: 26 июня 2017 года сделал передоз препаратом для усыпления слонов. Тогда его «откачали» в реанимации.

Где находился с 30 июня по 3 июля 2017 года, обвиняемый не помнит: «Возможно, ночевал у подруги, которая живёт на улице Газетная». Но привлекать её к процессу Хазипов не хочет – боится, что и на неё будет оказано давление оперативника Руслана Белоконного. После судебного заседания адвокат подсудимого Винира Зайнуллина заявила, что в ночь исчезновения хоккеиста телефон Хазипова отключился в Сухоложском посёлке в 21:00, был включён там же следующим утром.

Старший помощник прокурора района Иван Перегуд запросил для обвиняемого Самата Хазипова 12 лет 6 месяцев колонии строгого режима. Мать погибшего спортсмена согласилась с позицией гособвинения. Приговор судья Станислав Татаренко огласит 3 июня.

Поделиться в соц. сетях
Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter
Система Orphus

11 комментариев

  1. Как матери можно согласиться с подобной хренью ? Что -то мутят они все. Брала бы пример с сестры Головко. Или……????

  2. И почему то кровавый почерк тот же самый что в трагедии с невинно убиенным Головко.

  3. Как-то все здраво для «солевого»: карьер, уничтожение улик…

  4. по мне дак, нашли козла отпущения. У нас не умеют искать, умеют лишь убеждать. А все кто там работают, тусят в башне и такие же отморозки, бухают и чувствуют безнаказанность.

  5. Чувак совершил идеальное убийство: ни улик, ни тела. Свидетель лицензирован и компетентен утверждать о смерти потерпевшего. Задача следствия: выслушать свидетеля и записать.

  6. Пропажа без вести, а не убийство.

  7. Типичный почерк наших правохранителей: схватить и обвинить первого попавшегося. А там пусть он с помощью адвокатов раскрывает убийство и представляет суду истинного убийцу.
    К сожалению, суды именно так и действуют: нет другого обвиняемого, значит сажаем этого

  8. Неужели такое прокатит? Ведь рассыпается все на глазах.

  9. Муть какая-то. Доказательств реально нет.

  10. чувак не первый раз судим и знает что говорить можно много ,вокруг него будут бегать все,а в награду тюремная движуха,чайкуритьмолодыезаднеприводы,а фантазия у него хорошая,только никто бы его и не знал если бы не свидетель— а ему зачем?

  11. Убийство без убитого…Россия

Оставить комментарий или два